Наталия Ким

Родина моя, Автозавод

О дебютной книге Наталии Ким исчерпывающе емко отозвалась Дина Рубина: «Надо быть очень мужественным человеком, мужественным описателем жизни, предавая бумаге все эти истории… Она выработала свой особенный стиль: спокойно-пронзительный, дико-натуральный, цинично-романтический… Это выхватывание из вязкой глины неразличимых будней острых моментов бытия, мозаика всегда поразительной, всегда бьющей наповал, сшибающей с ног жизни, которая складывается в большую картину». Что к этому добавить? Наталия Ким — редактор и журналист, у нее трое детей и живет она уже больше сорока лет все там же, на Автозаводе. Которого, впрочем, уже нет… Зато есть книга о нем — по оценке Дины Рубиной, «яркая, сильная и беспощадно-печальная». Тексты Наталии Ким — это одновременно и сор повседневной жизни, и растущие из него цветы высокой прозы. Невероятная книга, от которой ежестранично щемит сердце и которую вместе с тем сложно выпустить из рук, настолько все в ней честно, точно, пронзительно и узнаваемо. Ни одной лишней фразы, ни единой фальшивой ноты — сама жизнь, смешная, горькая, трогательная и нелепая, отлитая в безупречно найденные слова (Галина Юзефович, Meduza.io). Мне кажется, Наталия Ким — абсолютно сложившийся писатель. Не понимаю, где она была раньше (Дина Рубина).
180 бумажных страниц
Правообладатель
WebKniga.ru

Другие версии книги

Впечатления

    Амбидекстрделится впечатлением4 года назад
    👎Не советую
    💩Фуууу
    💤Скучно

    Первые рассказы читаются с интересом, а потом ... абсолютное разочарование. Однообразно, серо, грязно, скучно.

    Denis Mironovделится впечатлением4 года назад
    👎Не советую

    История о том, как Наташа всех пережила.
    Данная книга явно ошиблась временем и должна была появиться лет так на 10 пораньше - когда сетература была в почете и на подъеме.
    Книга оставляет обманчивое впечатление - если первые 5-6 рассказов и могут чем-то подкупить, то дальше ты резко понимаешь, что автор всё же не писатель, а журналист: у неё очень ограниченный выбор персонажей (как в коробке с мелками, где их всего 6), а историй надо много. Вот и кочуют матерящиеся бабки со сложной судьбой; легкомысленные любвеобильные парубки, бродящие по свету; злые и ограниченные соседи. И вокруг этого всего автор, пусть и пытающаяся писать о себе иногда "критично" и рефлексирующе, но белое пальто и самовосхваления так и проглядывают сквозь строчки книги.
    Автор не умеет полностью владеть стилем, поэтому её заносит, то в правду-матку, то в витиеватость, то в смешно, то в лирику. По сравнению с Толстой или Петрушевской выглядит очень бледно и откровенно пошловато.
    Плюс очень много каких-то фактических недочетов, недоделок; где-то недописала, где-то переписала.
    Вторая же часть напоминает несколько дополненные анекдоты с последней страницы "Туалетной правды". Совершенно специфически и несмешно - даже в виде постов в фэйсбуке.
    Итого, невнятная книга, которая всё же достаточно легка и местами приятна в чтении. Чувство потраченного впустую времени - есть, но оно было трачено в разъездах, так что нестрашно.

    Katenitaделится впечатлением4 года назад

    Полон интернет таких написателей: лёгкий слог, простые слова. Рубиной похвала волновала меня ровно до того момента, пока автор не написала, что она еврейка ) как всё-таки это ожидаемо...в целом, если хотите немного передохнуть от суетной жизни - очень подходящая книга.

Цитаты

    Anna Filonovaцитируетв прошлом году
    Чтой-та ты кислая ходишь, — сказала подъездная шалава Галка, стреляя у юной дурынды ворованный из маминой сумочки «Честер». — Мужика тебе надо, не маленькая уже, че, я в твои четырнадцать уже давно того-этого… Давай я тебя с Генкой сведу — шикарный мужчина! Чисто ходит, не долбит, а и спасибо говорит всегда потом! — Галка мечтательно закатила бесстыжие свои глаза.
    Главным достоинством «шикарного мужчины» было умение «мотать БФ на сверло», то есть из клея при помощи дрели выделять спирт
    Anna Filonovaцитируетв прошлом году
    О «запахи детства», настигающие взрослого человека всегда внезапно, мгновенно подымающие со дна памяти огромные какие-то разбухающие от нежности и слез мягкие душащие комья, перехватывающие дыхание, заставляющие закрыть глаза, чтобы сосредоточиться и вспомнить, хоть на секунду, но до мельчайших подробностей вспомнить те единственные обстоятельства места и времени, когда все было таким волнующим, загадочным и при этом безопасным. Для меня это — запах оттаивающей в ванной елки.
    Serge Grantцитирует2 года назад
    В последние годы он звонил редко, только если считал, что попал в абсолютно безвыходную ситуацию. В подобную ситуацию, впрочем, Костя Какангел попадал в любое время суток и на любом краю Земли и, не считая нужным посмотреть на часы, набирал мой номер — сперва городской, а потом сразу мобильный. Думал, видимо, что если одновременно позвонить на оба номера, то все, что ему нужно, образуется в два раза быстрее.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз