Берлинское детство на рубеже веков, Вальтер Беньямин
Книги
Вальтер Беньямин

Берлинское детство на рубеже веков

Читать
96 бумажных страниц
  • 💡1
  • 💞1
  • 👍1
«Эта проза входит в число произведений Беньямина о начальном периоде эпохи модерна, над историей которого он трудился последние пятнадцать лет своей жизни, и представляет собой попытку писателя противопоставить нечто личное массивам материалов, уже собранных им для очерка о парижских уличных пассажах. Исторические архетипы, которые Беньямин в этом очерке намеревался вывести из социально-прагматического и философского генезиса, неожиданно ярко выступили в «берлинской» книжке, проникнутой непосредственностью воспоминаний и скорбью о том невозвратимом, утраченном навсегда, что стало для автора аллегорией заката его собственной жизни» (Теодор Адорно).
Впечатление
На полку

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Букмейт — это приложение, в котором хочется читать
  • 💡Познавательно1
  • 💞Романтично1
  • 👍Советую1
Вход или регистрация
Lucy  Durasova
Lucy Durasovaделится впечатлениемв прошлом году
👍Советую
💞Романтично

Об утраченном навсегда, словах-кружевах, происшествиях и старых залах, жизни в 19 столетии будучи уже в 20, эркерах, дожде и выдре.

Наталья Макушева
Наталья Макушеваделится впечатлением3 года назад
💡Познавательно

В своей памяти тетушка хранила имена родственников и названия деревень, часто звучавшие одинаково. Она помнила все связи родства и свойства, места проживания, успехи и неудачи всевозможных Шенфлисов, Равитчеров, Ландсбергов, Линденгеймов и Штаргардов, которые некогда обитали в Передней Померании и Бранденбурге, торговали зерном или скотом.
В 1932 году, находясь за границей, я осознал, что уже скоро мне придется надолго, быть может, очень надолго, проститься с городом, в котором я родился.
Я не раз убеждался в действенности прививок, исцеляющих душу; и вот я вновь обратился к этому методу и стал намеренно припоминать картины, от которых в изгнании более всего мучаешься тоской по дому
Лоджия для берлинца – граница его дома. На лоджии живет Берлин – сам бог этого города. И здесь он чувствует себя столь полновластным хозяином, что рядом с ним не может очутиться что-либо мимолетное.
Ad Marginem, Denis  Starostin
Denis Starostin
Ad Marginem
  • 136
  • 2.1K
Garage + Ad Marginem, Ad Marginem
Ad Marginem
Garage + Ad Marginem
  • 122
  • 1.5K
Ad Marginem, Ad Marginem
Ad Marginem
Ad Marginem
  • 198
  • 525
Теория и история искусства, Estère Kajema
биографии, Julia Green Kulich
Julia Green Kulich
биографии
  • 829
  • 52
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз