Тайный год, Михаил Гиголашвили
Бесплатно
Михаил Гиголашвили

Тайный год

Читать
834 бумажные страницы
Михаил Гиголашвили (р. 1954) – прозаик и филолог, автор романов «Иудея», «Толмач», «Чёртово колесо» (выбор читателей премии «Большая книга»), «Захват Московии» (шорт-лист премии НОС).
«Тайный год» – об одном из самых таинственных периодов русской истории, когда Иван Грозный оставил престол и затворился на год в Александровой слободе. Это не традиционный «костюмный» роман, скорее – психодрама с элементами фантасмагории. Детальное описание двух недель из жизни Ивана IV нужно автору, чтобы изнутри показать специфику болезненного сознания, понять природу власти – вне особенностей конкретной исторической эпохи – и ответить на вопрос: почему фигура грозного царя вновь так актуальна в XXI веке?
Впечатление
На полку
Уже читал

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Даша
Дашаделится впечатлением8 месяцев назад
🐼мило

Зачем я это прочла? Быть царем сложно, ок. Спасибо. Быть царем параноиком с неконтролируемым гневом ещё сложнее. Да и вообще все сложно. И говорили при Иване Грозном на другом русском языке. Спасибо, удивили

Прочитал «Тайный год» Михаила Гиголашвили. И пусть кто-то заявит, что это не о самом Иване Грозном, что это через него автор размышляет там о чем-то более общем, что это вообще не исторический роман и так далее. А вот что отвечу: сказано – Грозный, значит, Грозный, вытащил историческую фигуру на сцену, будь готов получать и за историю тоже. Нет, я не буду придираться к историческим нестыковкам по мелочи, к фрескам, картошке, названия государств. Для начала я мазну по-крупному.
Такая уж проблема с Иваном Грозным – любой писатель, берущийся его писать, должен разрешить для себя степень достоверности передаваемых из глубины веков сведений о царе, чему верить, а чему нет. От этого будет зависеть вся композиция, вся суть и конечно образ персонажа. Либо мы принимаем на веру то, что накропали сбежавшие на запад очевидцы, всякие курбские, таубе и крузе, либо признаем их писания обычной черной пропагандой, желанием выслужиться перед новыми хозяевами да подзаработать деньжат. Идем по первому пути – выползают из-под пера чернуха, кровища, непотребство и дикая вакханалия, идем по второму – получаем всё что угодно, вплоть до величайшего правителя России. Вот и весь секрет феномена с двуликим Янусом, Иваном Грозным.
Можно сколько угодно писать про фантасмагорию или психодраму, как это сделано в аннотации, но Михаил Гиголашвили вольно или не вольно (а, неважно) должен был сделать свой выбор. В «Тайном годе» рассказы иноземцев и предателей о жестокостях Ивана Грозного признаны достаточной опорой для литературного произведения. Я бы соврал, если бы сказал, что мне это нравится (ведь и я в своем отношении к Грозному делаю свой выбор).
Теперь можно немного пройтись и по содержанию книжки. 15 глав – 15 дней из жизни Ивана Грозного в Александровой слободе. Каждая глава начинается сном Ивана (скучно), заканчивается отходом ко сну и переписыванием его ближними служками разряда служилых людей и поминального синодика жертв. В ходе дня царь чудит, чешется, справляет нужду, беспокоится о «соромной язве» на своем… гм… елдане, удовлетворяет похоть, встречается с дьяками, послами, лекарями, наемниками. Вот в общем-то и всё.
Всё, кроме размышлений то ли Ивана, то ли самого автора. Размышлений о России, как минимум. И наверняка с претензией на вечность, а не на XVI век. Как и почему людишки терпят тирана? И чего это у нас жизнь такая грязная и неухоженная? А вот на западе… Да, и вообще все человеке в России подлец на подлеце, взяточники и казнокрады, разбойники и воры. Похоже, с ними, кроме как тирану, никому и не управиться. И может ли при таком народе даже нормальный тиран оставаться нормальным человеком? И да, еще раз: не покидает ощущение, что автор замахивается на день сегодняшний.
Что мы могли бы ответить ему? Если бы захотели конечно. Ну, например то, что его фантазии на тему того, как оно вроде того что было, имеют весьма и весьма сомнительную ценность. И это – исходный пункт, та самая доминошка, которая рушит весь остальной логический ряд. Выращенные на ложных предпосылках выводы или аппроксимация не могут быть верными. А потому и не заслуживают какого-либо внимания. Особенно если автор через страницу пишет о елдане и способах его применения или обращения с ним.
У меня всё.

4 из 10,

хотя за внятный и четкий язык (немалая редкость нынче для конкурсных книг) можно накинуть немного:

5 из 10

svetlananaumych
svetlananaumychделится впечатлением4 месяца назад

Потрясающе! Образно! Атмосферно! Получила удовольствие. Какой язык! Спасибо автору!

«Вдали от тебя замерзаешь, а рядом – горишь!»

На все времена и случаи...

Только одиночество собирает душу воедино.
И чужой ложкой никогда не шамай, не то во рту заведутся заеды и зело обжорлив станешь!
Что почитать прямо сейчас?, Горький
Книжечки: выбор критика «Эха Москвы», Эхо Москвы
Большая Книга, Alena Burney
Alena Burney
Большая Книга
  • 106
  • 195
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз