Леонид Клейн

Бесполезная классика: Почему художественная литература лучше учебников по управлению

    pishitebarbareцитирует2 месяца назад
    Вряд ли уже удастся сказать что-то новое — все давно уже сказано, но можно сделать это по-новому. В этом-то и есть искусство любви к обыденности — попробовать взглянуть на нее иначе и увидеть то, что не имел возможности наблюдать прежде, сделать что-то по-другому. Встать на плечи великанов, чтобы подняться еще выше и сказать миру свое новое слово
    iamzhaziraцитирует2 месяца назад
    Работа над «Войной и миром» (если вести точку отсчета от работы над «Декабристом») заняла девять лет, зарождение декабристского движения стало его финалом, а основополагающими событиями стали военные действия войны третьей коалиции и Отечественной войны 1812 года. В итоге все вылилось в четырехтомный роман, где выведено 550 персонажей — вымышленных и исторических — настоящий кошмар школьника.
    Evgenia Latypovaцитирует5 месяцев назад
    Остап Бендер, который, потерпев сокрушительное поражение, нашел силы посмеяться над собой и пойти дальше.
    Vyacheslav Lyashukцитирует6 месяцев назад
    пересоздание себя и мира — это то, чем занимается поэзия. И каждый из нас может воспользоваться этим неисчерпаемым ресурсом, чтобы вновь и вновь открывать себя и ту настоящую, ослепляющую своими яркими красками жизнь, которая скрывается от нас в серости будней. Если этому научиться, то вдруг окажется, что вы можете творить из ничего и играть созданным с радостью ребенка.
    Julia Friebelцитирует7 дней назад
    четырехтомный роман, где выведено 550 персонажей — вымышленных и исторических — настоящий кошмар школьника
    Julia Friebelцитирует7 дней назад
    эти знания нужны им совсем не для того, чтобы щегольнуть при случае красивой цитатой или неожиданной трактовкой произведения. Мне видится, что они ищут ответы на вопросы, которые им задают жизнь, работа, опыт. И вдруг оказывается, что эти ответы можно найти в культуре, в художественных произведениях
    Лена Мироновацитирует19 дней назад
    Человек, его чувства и эмоции органично вписаны во вселенский механизм исторических процессов, повлиять на который, в общем-то, невозможно. Его можно только наблюдать, лишь иногда, заметив некоторую закономерность общечеловеческого толка, использовать ее.
    ywlanobydyцитирует20 дней назад
    Как нет шансов закончить дело миром у лоха, позволившего гопнику вести игру по его правилам, или у беспечного пользователя соцсетей, решившего, что он умнее интернет-тролля. Может быть, и умнее, но он связан этическими нормами, стремлением к логике, избалован опытом конструктивных диалогов.
    Лена Мироновацитирует20 дней назад
    культура — универсальный инструмент, позволяющий решать практически любые, даже самые приземленные и прикладные задачи.
    Natalya Markovaцитирует20 дней назад
    Терпение и время все расставят по своим местам. С этим не нужно смиряться, это нужно принять.
    Natalya Markovaцитирует20 дней назад
    стремление управлять большими процессами в ручном режиме — не самая лучшая метода
    Natalya Markovaцитирует20 дней назад
    первую очередь люди должны знать, за что они бьются
    ywlanobydyцитируетв прошлом месяце
    Наполеону, который считает, что решить можно любую задачу и даже не допускает возможности поражения, Толстой противопоставляет Кутузова. В отличие от французского императора он стреляный воробей, ему известна горечь поражений.

    Именно поэтому Кутузов прекрасно понимает течение жизни. В отличие от Наполеона он считает, что решить можно далеко не все задачи. Его путь — наблюдение и использование момента. Кутузов принимает мир таким, какой он есть.
    ywlanobydyцитируетв прошлом месяце
    Этот роман невозможно пересказать в двух словах. Вернее, можно, но звучать это будет так: течет жизнь. Вот течению жизни, подобно китайским даосам, и предлагает следовать Лев Толстой.
    Алексей Ананьевцитируетв прошлом месяце
    Один из уроков «Войны и мира» в том, что при анализе чего-либо риск заблуждения тем выше, чем ближе мы находимся к предмету изучения.
    Алексей Ананьевцитируетв прошлом месяце
    План может лишь задать вектор в начале движения — войск, кампании, проекта, да и то не всегда, но в дальнейшем ситуация начинает развиваться сама по себе, и даже оперативное ручное управление зачастую теряет смысл, потому что боги смеются, узнавая о наших планах.
    pishitebarbareцитирует2 месяца назад
    Это стихотворение про связь с миром. Про то, что есть время мучиться от жары, страдать от вони, грязи и брожения в крови, наслаждаться тревогами зимних праздников и поездками с подругой и есть время творить, когда «легко и радостно играет в сердце кровь, желания кипят». Пришла осень, которая умиротворяет и вдохновляет его
    pishitebarbareцитирует2 месяца назад
    Плохие герои в романе плохи во всем. Джеймс Таггерт, брат Дагни, безвольный, недалекий, тщеславный, делает все, чтобы погубить компанию, которой руководит. Как так сложилось, что брат и сестра, выросшие на одной грядке, столь разительно отличаются друг от друга, нам не объясняют, но это не важно. Важно, что автор использует прием: хорошим — все, плохим — ничего.
    pishitebarbareцитирует2 месяца назад
    идеал всегда скучен. Особенно если он существует на фоне уродов и бездарностей, в мире, где такие важнейшие составляющие жизни, как дети, родители, болезни, смерть и многое другое, отсутствуют. В этом случае быть идеальным совсем просто.
    pishitebarbareцитирует2 месяца назад
    отказывая сопернику в уважении, кандидат не только «открывается», предоставляя широкие возможности для дальнейших атак («Глебу нужно было, чтоб была — философия», это ведь отличное поле для демагогов), но и дает ему на них моральное право — «Не уважаешь? Так получай!».
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз