Цитаты из книги «Мерсье и Камье», Сэмюэль Беккет

Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Это Остров блаженных, в который верили древние, — сказал Мерсье.
— Они были нетребовательны, — сказал Камье.
— Вот увидишь, — сказал Мерсье, — ты плохо смотрел, но теперь ты уже не забудешь, ты вернешься.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
В сущности, — сказал Камье, — мы говорили о чем угодно, кроме нас самих.
— Плохо работали, — сказал Мерсье, — я и не спорю. — Он подумал. И произнес обрывок фразы: — Может, мы бы...
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Полицейскому на роду было написано быстрое повышение, это было видно.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Они шли прямо на закат (нельзя же во всем себе отказывать), чьи огненные языки вздымались выше высоких домов.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Это ни то ни се, долгая, томная, изнуряющая смесь сожалений, последних с окончательными, это было с нами тысячи раз, это потеха, но не удается потешиться, распасться в улыбке, которой мы улыбались уже тысячи раз.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Для того чтобы более или менее точно узнать, что произошло, нужно время. Это ваше единственное оправдание, во всяком случае, лучшее.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Две дороги, левая ведет прямо в город, во всяком случае, настолько прямо, насколько возможно в этих местах, а другая сначала тащится сквозь россыпь зловонных лачуг, которые заслуживают только огня и которые люди упрямо постарались всеми силами сохранить, откуда и эта карикатура на дорогу, в предвидении, надо думать, того славного дня, когда город под страхом уничтожения явится на встречу с ними
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
после долгих тщетных расчетов, уронив голову на исходные данные. Но в глубине долин, резко понижаясь к востоку, небо меняется, и внезапно вот оно, тут как тут, солнце, старая свинья, пунктуальное, как палач
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Камням не выражают признательности, а зря. В общем, все, вероятно, происходило более или менее таким образом. И вот они на дороге, как-никак, основательно передохнувшие, и каждый знает, что другой рядом, чувствует, верит, боится, надеется, отрицает и ничего не может поделать.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
сущности, все кончено. Но есть еще день, который тянется весь день, и жизнь, которая тянется всю жизнь,
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Море невдалеке, оно виднеется за долинами, полого тянущимися к востоку, оно бесцветно, или, пожалуй, оно того же цвета, что бесцветное небо, цвета цемента
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Это не обязательно было бы уклонением, — сказал Камье.
— Отнюдь нет, — сказал Мерсье, — отнюдь нет.
— Я имею в виду отречением, — сказал Камье.
— Именно так я и понял, — сказал Мерсье.
— Но шансы есть, — сказал Камье.
— Шансы на что? — сказал Мерсье.
— На то, что получится именно оно, — сказал Камье.
— Разумеется, — сказал Мерсье, — идти дальше одному, все равно, ты бросил или тебя бросили... Ты позволишь мне не развивать эту мысль до конца?
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
тебе ничего не сказал? — сказал Мерсье.
— Ровным счетом ничего, — сказал Камье.
— О чем тут говорить, — сказал Мерсье, — если предположить, что мне нечего тебе сказать?
— Ну, в общем, если ты его нашел, как это случилось, и так далее, — сказал Камье.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Нам есть что сказать друг другу, — сказал Мерсье.
— Тогда почему мы это не говорим? — сказал Камье.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Мы делаем, что можем, но мы ничего не можем. Надрываемся, надрываемся, а вечером оказываемся там же, где были утром. И все же!
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
За нас, — сказал Камье.
Мерсье поднял стакан.
— Об этом я не думал, — сказал Камье.
Мерсье поставил стакан.
— Но в конце концов, почему бы и нет? — сказал Камье.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
Добавьте к этому множество взглядов, которые притягивали к себе эти трое посреди вновь установившейся тишины, и вы получите слабое представление о том, что навлекает на себя человек, пытаясь схитрить, то есть я хочу сказать, покидая пустую, темную и отгороженную от мира крепость, где каждые несколько веков на секунду вспыхивает багрянцем далекий свет, безобидное безумие чувствовать, что ты есть, что ты был.
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
И тогда перед человеком начинает брезжить то, что могло бы быть, если бы не оказалось неизбежным то, что есть, и уж не каждый день удается рассечь на четыре части этакий волосок. Потому что с того мига, как вы родились на свет, — дудки!
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует7 часов назад
если можно назвать тенью свет чуть более свинцовый, чем над ближайшим торфяником. Ворот его пиджака поднят, правая рука засунута в левый рукав, и наоборот, и обе по-стариковски трясутся над животом, и иногда он мельком, словно сквозь колышущиеся водоросли, видит ногу, шаркающую по плитам
Alexander Chernavskiy
Alexander Chernavskiyцитирует8 часов назад
он храбро их претерпевал, зная, что в конце они завершатся медленным падением в сторону шепота, а потом тишины, той тишины, которая тоже шепот, но невнятный
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз