Жан Бодрийяр

Дух терроризма. Войны в заливе не было (сборник)

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    Daniil Ogiletsцитирует9 месяцев назад
    Принять существование зла можно, только согласившись с существованием «другого», ощутив его «самость». Вот американцы к этому абсолютно не способны. Они представляют себя наедине с Богом, и «другие» для них просто не существуют. А если все же появляется «другой», то он глуп, он варвар, психопат, он животное и так далее. То есть он – воплощенное зло, которое надо немедленно уничтожить.
    Daniil Ogiletsцитирует9 месяцев назад
    Когда ты несвободен, единственное твое стремление – освободиться: свобода представляется идеалом. Но когда ты свободен, ты начинаешь задавать себе массу вопросов, и в душе твоей поселяются тревога и ужас.
    Daniil Ogiletsцитирует9 месяцев назад
    Америка, усадившая сама себя на электрический стул.
    Daniil Ogiletsцитирует9 месяцев назад
    Только так чужой может быть истреблен символически.
    Daniil Ogiletsцитирует9 месяцев назад
    в новелле Патрика Декаерке «Аллах акбар» мы видим Фрэнка, эмиссара ЦРУ, заставляющего араба раздеться догола, надеть ажурные чулки, а затем с силой затягивающего на нем жесткий корсет. В конце концов американец заставляет араба совершить половой акт со свиньей, при этом делая фотографии[141], которые он пошлет в деревню всем его родственникам.
    Daniil Ogiletsцитирует10 месяцев назад
    Поскольку это мы обладаем монополией решать, где Добро, а где Зло, под чем подразумевается, что «свободный и ответственный» выбор может быть сделан лишь в соответствии с нашим моральным законом.
    Daniil Ogiletsцитирует10 месяцев назад
    Такое же изгнание по ту сторону зеркала мы находим у Филиппа Мюрея[113] в его обращении «Дорогие джихадисты»: «Это мы вас создали, джихадисты и террористы, и вы закончите как узники нашего подобия. Ваш радикализм – это наш радикализм, который мы вам сбагрили. Мы можем это сделать, потому что мы безразличны ко всему, даже к нашим собственным ценностям. Вы не можете убить нас, потому что мы уже мертвы. Вы думаете, что боретесь с нами, но бессознательно вы уже стали частью нас, вы уже ассимилированы»
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Благодаря терроризму башни стали наиболее красивым сооружением в мире – каковыми, безусловно, они не были во время своего существования.
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Еще один недобросовестный аргумент – террористы обменивают свою смерть на место в раю. Их действие не бескорыстно, следовательно, оно не праведно. Их акт был бы бескорыстным, если бы они не верили в Бога, если бы смерть им не оставляла надежды
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Если добровольный мученик-камикадзе ничего не доказывает, то и невольные мученики – жертвы терактов – также ничего не доказывают, и есть что-то неуместное и обсценное в том, чтобы делать из этого моральный аргумент (это вовсе не принимает в расчет их страдания и смерть).
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    (если продолжать цитировать Ницше) мученик – главный враг истины.
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Брехт: «Это пиво – не пиво, но это компенсируется тем, что эти сигары – тоже не сигары. Вот если бы пиво не было пивом, а сигары были бы настоящими сигарами, тогда была бы проблема»
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    смутный объект желания.
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Какой еще путь, кроме террористического, можно избрать для изменения положения вещей в ситуации полной монополизации глобальной власти, в ситуации столь чудовищной концентрации всех функций в технократической машинерии при полном единомыслии[77] и полном отсутствии инакомыслия?
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Мы не практикуем жесткий фундаменталистский традиционализм, мы практикуем мягкий, изощренный и постыдный демократический традиционализм всеобщего согласия.
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Вот ироничный учет, который помогает смягчить шок или, скорее, блеф этой войны. Простой подсчет показывает, что из 500 000 американских солдат, которые в течение семи месяцев принимали участие в вооруженных операциях в Заливе, втрое больше могли бы потерять жизнь только в ДТП, если бы остались дома. Может быть, стоит рассмотреть вопрос об увеличении количества чистых войн, чтобы сократить число жертв в мирное время?
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Основная функция информации – введение в заблуждение.
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Сила должна оставаться виртуальной и назидательной, добродетельной, так сказать.
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    Это как с верой в Бога: даже когда мы больше не верим, мы продолжаем верить в то, что мы верим.
    Daniil Ogiletsцитируетв прошлом году
    При определенной скорости, а именно при скорости света, исчезает даже тень. При определенной скорости, а именно при скорости информации, все теряет свой смысл.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз