Алексей Левинсон

Пространства протеста. Московские митинги и сообщество горожан

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    лерацитирует3 года назад
    Еще один субъект, который делегирован для контактов с демонстрантами, — полиция. Сколько в Интернете фотографий этих рядов касок, безликих шеренг, грузовиков, автозаков! Митингующие обращаются куда-то своими текстами, словами. А против них выставляются бессловесные конструкции, сделанные из людей, решеток и машин.
    Ann Latukhovaцитирует2 года назад
    Становится массовым рефлексом — увидев интересное, снять и выложить это в Интернет. А эти визуальные свидетельства, в свою очередь, порождают новую реальность, и можно сказать, что именно эта реальность становится исходной для суждений о жизни. Ведь она состоит исключительно из интересного, то есть важного для всех. И поэтому ей пристало называться социальной реальностью.
    Ann Latukhovaцитирует2 года назад
    Согласно Конституции, инициаторам массовых мероприятий достаточно уведомить городские власти о месте и времени их проведения. Эта неудобная для властей норма никогда не соблюдалась. Де-факто существовал и существует разрешительный (точнее, запретительный) режим.
    Ann Latukhovaцитирует2 года назад
    Федеральная власть видит себя заодно с Россией против Москвы.
    Ann Latukhovaцитирует2 года назад
    Еще один субъект, который делегирован для контактов с демонстрантами, — полиция. Сколько в Интернете фотографий этих рядов касок, безликих шеренг, грузовиков, автозаков! Митингующие обращаются куда-то своими текстами, словами. А против них выставляются бессловесные конструкции, сделанные из людей, решеток и машин.
    Ann Latukhovaцитирует2 года назад
    Власть сознательно выставила для разговора с народом, с обществом бессловесного посредника, потому что все, что власть имеет сказать обществу, сводится к знакам силы, насилия, уничтожения.
    Ann Latukhovaцитирует2 года назад
    По сути своей социальной функции город должен предоставлять свои специфические городские средства для самовыражения всем социальным стратам городского сообщества. Город — место общения этих групп, говоря по-другому, город — дом гражданского общества. А у нас Москва в ее центральной части, на ее публичных пространствах — это город власти и подданных.
    Maria Pisarevaцитирует2 года назад
    ведь у «кольцевой» прогулки нет внешней цели ​​​​​— дойти от… и до… В данном случае задуманная организаторами игра соединяла легкомысленность прогулки и мужественное намерение отстаивать свое право на свободу и на свой город. И бульвары помогали наиболее остро предъявить этот контраст, сделать его политическим жестом.
    Maria Pisarevaцитирует2 года назад
    Не раз за этот период принималось и компромиссное решение: перевести движение из радиального в кольцевое, пустить шествие Бульварным кольцом, не давая ему при этом приближаться к центру, а потом на проспекте Сахарова и вовсе его развернуть, направив радиально, но уже прочь от центра. Эти траектории вроде бы заметны только с вертолета, но на самом деле всеми участниками вполне ощущаются. Городское пространство любого города анизотропно, различные его элементы по-разному ценностно заряжены. В Москве истинные горожане, москвичи всегда чувствуют, пусть безотчетно, идут они к центру, или от центра, или по кольцу. Это особенно существенно в исторической части города.
    Maria Pisarevaцитирует2 года назад
    Когда власти торгуются с организаторами протестных акций, то видно, что они, во-первых, хотят как можно дальше отбросить манифестантов от Кремля ​​​​​— и расстояние от центра, на котором удается договориться сторонам, становится показателем соотношения сил. Во-вторых, видно стремление власти по возможности отодвинуть демонстрантов туда, где не работает символическая пространственная структура радиусов и колец ​​​​​— в Лужники, на набережные, на Поклонную...
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз