Книги
Михаил Трофименков

Красный нуар Голливуда. Часть I. Голливудский обком

    Лев Левченкоцитирует17 часов назад
    В 1944-м Уайлер сам едва не загремел под трибунал, когда — при полном параде — нокаутировал служащего вашингтонского отеля, что-то брякнувшего о «чертовых жидах».
    Eldar Salavatovцитирует2 месяца назад
    В октябре 1951-го компартия, еврейские и ветеранские организации выведут на улицы Нью-Йорка и Детройта пикеты, призывающие бойкотировать фильм «Лис пустыни» о фельдмаршале Роммеле. В 1947-м предположение, что Голливуд будет воспевать врага, проклятого в «Пяти гробницах на пути в Каир» (реж. Билли Уайлдер, 1942) и «Сахаре» (реж. Золтан Корда, 1943), сочли бы горячечным бредом.
    Eldar Salavatovцитирует2 месяца назад
    В 1946 году американцы завезли в Польшу 140 фильмов в польской версии и, несмотря на принимаемые меры нашим послом товарищем Лебедевым и торгпредом товарищем Лошаковым, договорились с поляками о поставке им в 1947 году еще 60 фильмов. ‹…› В 1946 году американцы заключили с чехами договор на 80 фильмов с обязательством поставки их в 1947 году. Для руководства сбытом и прокатом фильмов в Центральной Европе, в том числе и в Чехословакии, американцы создали специальную контору в г. Прага. В Братиславе создается филиал этой организации. ‹…› После стабилизации валюты в Венгрии мировые киноэкспортеры принимают энергичные меры по продвижению своих фильмов на венгерский кинорынок.

    Странный какой-то железный занавес, за которым Голливуд чувствует себя как дома.
    Eldar Salavatovцитирует2 месяца назад
    в сентябре 1945-го Игорь Гузенко, шифровальщик советского посольства, перебежал на Запад, прихватив документы, доказывающие существование разветвленной разведсети охотников за ядерными секретами
    Eldar Salavatovцитирует2 месяца назад
    В 1946-м во всем Лос-Анджелесе насчитывается — смешно сказать — 400 телевизоров, в всех США — 14 тысяч. В начале 1949-го их будет уже 90 тысяч, в конце — 300.
    Eldar Salavatovцитирует2 месяца назад
    возвращением солдат рождаемость взлетела: с 24,3 новорожденных на тысячу (1945) до 27,2 (1946): это назовут бэби-бумом
    Eldar Salavatovцитирует2 месяца назад
    один, правда существенный, недостаток: он не умеет останавливаться
    Eldar Salavatovцитирует2 месяца назад
    Малыш Пепси-Кола
    Eldar Salavatovцитирует2 месяца назад
    Атеизм красных — вот что было главным аргументом против них. Потому-то и овладевшая Америкой на заре холодной войны «красная паника» (Red Scare) носила иррациональный, истерический, мессианский характер. Она не пощадила ни одной сферы американской жизни. Она уничтожила то, что называют гражданским обществом, все партии, за исключением республиканской и демократической, криминализовала любую альтернативу двухпартийной — а по сути уже давно однопартийной — системе. С тех пор в Америке нет настоящих левых (марксистов) как политической силы.
    Александр Мининцитирует2 месяца назад
    Лишь одна философия рационально объясняла последовательность катастроф, не позволяла обезуметь человеку в обезумевшем мире — марксизм. Лишь его приверженцы стали голосом безъязыких миллионов, единственными борцами за их права, создавали профсоюзы, выходили на акции протеста — марксисты. «Радикализм» овладевал умами явочным порядком — не требовалось никакой коминтерновской пропаганды: реальность была лучшей пропагандой против капитализма.
    Александр Мининцитирует2 месяца назад
    Хорошее руководство заключалось в отсутствии руководства: Америка верила в волшебную невидимую руку рынка и всего за шесть лет обратилась в экономическую и экзистенциальную руину.
    Лев Левченкоцитирует2 месяца назад
    Отлично сказано. Вот и Голливуд «с благословения Черчилля» чествовал в мае 1946-го Константина Симонова. В свои тридцать лет он дважды Сталинский лауреат и носит, как Стюарт и Капра, полковничьи погоны: герой, красавец, безусловная звезда. В США Симонов приехал в апреле как гость конгресса журналистов в Нью-Йорке. В советскую делегацию вместе с ним входили генерал-майор Михаил Галактионов (заведующий военным отделом «Правды») и Илья Эренбург. По тому, как напутствовал его Молотов, и по немыслимым командировочным он догадался: поездка — инициатива самого Сталина, один из сигналов надежды на мирное сосуществование, которые тот посылает Америке.
    Когда конгресс закончился, каждый из гостей посетил интересовавший его уголок Штатов: Галактионов — Чикаго, Эренбург — Юг, Симонов — Голливуд. От лица советского консульства он дал ответную вечеринку на борту советского судна. Льюис Майлстоун, обладатель двух «Оскаров», не мог не выдать там свою коронную — в подпитии — реплику:

    Да какой я Льюис Майлстоун, я — Леня Мильштейн из Кишинева.
    Ekaterina Yakushkinaцитирует6 месяцев назад
    числе четырехсот интеллектуалов — подписали обращение к либеральной общественности с призывом сплотиться вокруг СССР и не верить троцкистско-фашистской клевете о бушующем там терроре
    Антон Гладкихцитирует10 месяцев назад
    Это даже не пропаганда: пропаганда должна хоть чуть-чуть, но соотноситься с реальностью. В конце концов, ничего не стоит подправить реальность. В советском кино времен Большого террора оппозиционеры тоже убивали, взрывали и шпионили — но экранный мир соотносился с реальным, даже если предположить, что оппозиция состояла из одних вегетарианцев, хотя бы потому, что и в реальности оппозиционеров обвиняли в терроре и диверсиях. Умерших своей смертью политиков могли объявить умерщвленными врачами-убийцами, аварию — выдать за теракт. Но «умерщвленный» товарищ действительно умер, а «взорванный» поезд — сошел с рельс. Пропаганда «красной паники» озадачивает отсутствием даже попытки связать жизнь и кино. На экране красные убивают и убивают. А в реальности никому из них ни разу не инкриминировали ни одного трупа.
    Антон Гладкихцитирует10 месяцев назад
    Коммунизм — это «атеизм, сексуальная дегенерация, разрушенные дома и классовая ненависть».
    Антон Гладкихцитирует10 месяцев назад
    Со стороны казалось, что она крепко стоит на земле. Узнав, что муж завел любовницу, Элизабет со своей мамой ворвалась в дом развратницы, немного постреляла из револьвера и оштрафовала мужа на сто тысяч. Но душа ее изнемогала от страданий за расу и веру, которым грозили погибелью коммуно-жидовские бесы. К 1931-му ее нервы настолько истончились, что доктор прописал срочную перемену обстановки. Путешествия ей всегда были в радость: она объездила с мужем Европу, добилась аудиенции у папы.
    Антон Гладкихцитирует10 месяцев назад
    Синклер и каратели Мерриама фашистским миром мазаны. Но главный фашист — ФДР: именно потому, что его реформы носят объективно социалистический характер.
    Антон Гладкихцитирует10 месяцев назад
    Если про политику выскажется сценарист, это еще полбеды: «средний американец» его не услышит. Но для «среднего американца» нет голоса авторитетнее, чем голос звезды. Объединившись, «творцы» становились не внутренней, но национальной силой. Бомбой замедленного действия.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз