Сергей Беляков

Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Сергей Беляков — историк, литературовед, автор биографии-бестселлера «Гумилев сын Гумилева» (премия «БОЛЬШАЯ КНИГА»).
Соединяя дотошность историка с талантом рассказчика, в новой книге «Тень Мазепы» он совершает, казалось бы, невозможное: фундаментальное исследование, основанное на множестве источников, оказывается увлекательнее романа. Здесь гетманы вершат судьбы Войска Запорожского и слышна козацкая речь, здесь оживает в ярких запахах, звуках, красках волшебный мир малороссийской деревни, здесь биографии великих писателей и поэтов — даже Шевченко и Гоголя — лишь часть общей биографии и судьбы… Здесь рождается нация.
«Я хотел доказать, что история национализма — это не сборник скучных “идейных” текстов, не история политических партий или движений, не эволюция политических программ. Это — интересный мир, полный страсти, энергии и творчества». Сергей Беляков
Эта книга сейчас недоступна
836 бумажных страниц

Впечатления

    Владимир Полковниковделится впечатлением5 лет назад

    Нации, как и виды, меняются медленно и по определенным законам. Отдельный человек или особь могут измениться быстро, в течение жизни. Перебежать с крайнего левого политического фланга на правый или отбросить хвост. Но нации и виды подчинены чему-то вроде инерции. Такие мысли посещают по прочтении книги Сергея Белякова «Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя». Майданы и бандеровщина появились не вдруг. Они выросли на этой почве не без причин, истоков и первых ростков.
    Впрочем, автор подзаголовком как бы ограничивает свою тему «эпохой Гоголя». Этот прием не может сработать. Особенно сегодня. Всё, что будет написано об Украине и украинцах, читатель так или иначе спроецирует на настоящее время. Это произошло бы и без последнего майдана, Крыма и Донбасса. Споры о смысле «украинского проекта» мне известны еще с девяностых. Любопытно, что про Белоруссию так ожесточенно словесные не ругаются. Нет, есть, конечно, всякие книжки белорусские на тему «Великое княжество литовское = Беларусь», но интереса в обществе они не вызывают. Равно – ну и пусть себе равно.
    Кого бы другого на такую политизированную тему я бы читать не стал. Но Сергей Беляков со своей книгой о Гумилеве произвел впечатление, думается, навеки поместившее его на верхние полочки в моем личном рейтинге. Основательность и неторопливость в изложении, использование массы неизвестных широкой аудитории цитат и мыслей современников эпохи, если и предвзятость, то очень неявная – вот те черты, которые были присущи «Гумилеву, сыну Гумилева» и которые нашлись и в «Тени Мазепы».
    В биографии Гумилева четко выделялся основанный на хронологической последовательности хребет рассказа. В книге об Украине такой четкости нет. На первый взгляд, элементы истории хаотически разбросаны по главам, кое-как сведенным в тематические части. Это выглядит не как попытка доказать или обосновать какой-то тезис, но как поиск мыслей, копание в них. Несмотря на кажущуюся хаотичность, смысл в последовательности глав определенно есть и читать в общем-то интересно.
    Тем не менее, определенная мысль или, если угодно, тезис, подтверждающийся затем всей книгой, в «Тени Мазепы» есть. По крайней мере, просматривается. Если совсем просто и скандально: русские и украинцы не есть один народ. Но они и не совсем уж разные. Концепция книги проста и не сенсационна: два народа с общим корнем. Опять же хорошо подходит аналогия с эволюцией – происхождение двух видов от общего предка.
    Но вопрос ведь не в том, какова идея. Она проста, и в том или ином виде в последнее время высказывалась не раз. Политиками, публиканами, журналистами, просто в кухонных разговорах. Вопрос в том, на чем автор базирует свой тезис. Как он сформировал свой текст. Именно это в книге Белякова самое интересное и притягательное.
    Автор не закапывается во времена, покрытые мраком отсутствия живых свидетельств. Одновременно он не уходит в XX или тем более XXI век, покрытые тьмой голословных, безответственных и ангажированных утверждений. Сергей Беляков выбрал самое интересное, сформулированное в названии – от Мазепы до Гоголя. Эти рамки не зажимают автора, они трактуются расширенно, но смысл именно таков – опираться на свидетельства современников из XVIII-XIX веков.
    Автор действительно откопал много любопытных свидетелей эпохи. От всем знакомых (Гоголь, Шевченко) до совершенно неизвестных широкой аудитории людей. Из-за обилия цитат у кое-кого даже сложилось впечатление невероятного количества источников. Одна барышня так пишет: «1780 источников», немножко путая ссылки и источники. Собственно, источников не так много. Да это, строго говоря, в большинстве своем не источники, а просто свидетельства эпохи. Причем, конечно, отобранные так, чтобы иллюстрировать авторскую мысль.
    С другой стороны, не нравится мысль – отберите свои свидетельства, опрокидывающие ее. Сила книги Сергея Белякова кроется в очевидном трудолюбии автора, перелопатившего действительно большую гору материалов. Любые возражения, которые сыплются на него, выглядят голословными и несерьезными. И в большинстве своем опираются на чувства, а не факты. Если же факты, то разрозненные и взятые из сего дня.
    Автор же ведет речь об украинской нации прошлых веков. На мой взгляд, он довольно убедителен. Насколько часто и обильно ему возражают одни, настолько же часто его доводы подтверждаются другими. Это нормально. Хорошая книга должна будить дискуссию. Важно, чтобы она не выглядела однозначно идеологизированной. Таковой «Тень Мазепы», на мой взгляд, как раз и не выглядит.
    Ну а что же Мазепа, Гоголь и Шевченко? А много чего. Достаточно сказать, что сформированные школьным образованием их казалось бы несокрушимые образы рассыпаются в пыль, если честно рассмотреть все имеющиеся свидетельства. Но от того эти люди не становятся менее интересными. Наоборот. Весь смысл как раз в сложности. Простой герой не может быть так интересен, как сложный.
    В общем, богатая на впечатления книга. Давно такой не подворачивалось.

    9 из 10

    Yana Sabliashделится впечатлением4 года назад
    💡Познавательно
    🎯Полезно
    🚀Не оторваться

    Книга допомогла краще зрозуміти українську класичну літературу. Наприклад, друга частина "Хіба ревуть воли" точно відтворює історію Новоросії, а велика кількість (100 тис) українців з підтвердженим документами дворянством прояснює претензії на дворянство Мини Мазайла.

    Lelya Nisevichделится впечатлением5 лет назад

    Интересно даже для неисториков (не так много дат, много первоисточников, писем, дневников, любопытных фактов, большой материал по украинской литературе). У нас (Украины и России) гораздо больше общего, чем кажется. Но мы все равно разные, нельзя считать Украину частью России (как это сейчас модно и глупо), у нас разные традиции, песни, самосознание, взгляд на историю: с российской стороны Мазепа - предатель, с украинской - отец нации.
    Интересно: раньше украинцев считали простаками, сейчас же - хохлы ассоциируются с хитростью. А еще малороссы очень тяжко переносили холодный питерский климат и в стужу мечтали (и писали) о родной белой хате в тени вишневого сада.

Цитаты

    Александр Кошелевцитирует6 месяцев назад
    Природно-климатические условия Волго-Окского междуречья, колыбели Московской Руси, намного хуже Киевщины и Волыни: земли беднее, зима холоднее, лето короче. Благодатная Украина должна была опередить Московскую Русь и стать центром нового великого восточнославянского государства. Но всё случилось наоборот. Центром стала Москва, а Украина довольствовалась автономией, да и эту автономию в конце концов ликвидировали, обратив малороссийские земли в обычные губернии.

    Почему же так получилось? Почему, в самом деле, великое государство возникло на северо-востоке, среди лесов и болот, а не на землях благодатного Поднепровья? Запорожская военная доблесть не уступала московской. Западным русским случалось, хотя и нечасто, побеждать русских восточных на поле боя: Константин Острожский[469] – под Оршей, Иван Выговский – под Конотопом. Сагайдачный стоял под Москвой, козаки грабили великорусские города. Но эти успехи были временными. Рано или поздно победа доставалась великороссам.

    Возможно, успешной координации сил способствовал русский авторитаризм. У авторитаризма множество недостатков, о которых хорошо известно каждому просвещенному русскому человеку, но есть и неоспоримое достоинство. Власть русского царя была крепка. Власти лишался только утративший авторитет, потерявший уважение подданных правитель, как это было с Борисом Годуновым, Дмитрием Самозванцем, Петром III, Павлом I.

    Судьба гетмана Войска Запорожского и тем более кошевого атамана была полностью во власти народа, переменчивого, непостоянного и весьма экспансивного. А самое главное – вооруженного.

    Иван Выговский даже после победы над войском князя Трубецкого не мог двинуться на Москву – у него в тылу вспыхнуло восстание. При этом донские казаки, уже верные московскому царю, сделали несколько удачных набегов на Крым, а Иван Сирко ударил по ногайским кочевьям. Крымский хан, главный союзник Выговского, должен был отвести свои силы. Козаки отступились от Выговского, и гетман вынужден был выбирать, куда ему бежать – в Турцию или в Польшу.
    Антон Гладкихцитируетв прошлом году
    Украинцы в глазах русских – народ земледельцев. Упорный, в меру трудолюбивый, в меру ленивый (а потому нуждается в управлении и даже в понукании). «Хохол по природе, кажется, сотворен на то, чтобы пахать землю, потеть, гореть на солнце…»[241] Князь Долгорукий даже сравнил их с… неграми на плантациях и, уже прямо переходя к миру животных, – с волами. Если это не социальный и национальный расизм, то что?
    Александр Кошелевцитирует4 месяца назад
    Наконец, один из величайших авторитетов в русском языкознании Владимир Иванович Даль, прочитав гоголевскую повесть «Рим», написал Погодину: «Удивительный человек Гоголь! Увлекаешься рассказом его, с жадностию проглотишь всё до конца, перечитаешь еще раз и не заметишь, каким диким языком он пишет. Станешь разбирать крохоборчески – видишь, что совсем бы так писать и говорить не следовало; попробуешь поправить – испортишь, нельзя тронуть слова. Что, как бы он писал по-русски?»

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз