Алексей Доронин

Черный день. Книга 3. Утро новой эры

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Нина Поляничевацитирует4 года назад
На почерк бандитов-людоедов тоже не похоже, они люди простые и конкретные.
Anton Konovцитирует5 лет назад
и кубометров каждый год вылетали в выхлопные трубы, чтобы популяция офисных амеб могла добраться из своих комфортабельных аквариумов на свои «рабочие» места. Хотя вся их работа – переливание из пустого в порожнее, перегонка бессмысленных электронных символов из одной колонки в другую. Миллионы тонн невосполнимых ресурсов буквально сливались в унитаз. Культ автомобиля имплантирован в сознание потребителя рекламой. Хотя любому разумному человеку понятно, что общественный транспорт был бы и экономичнее, и безопаснее – и для человека, и для общества в целом.
Anton Konovцитирует5 лет назад
в парламент Голландии в начале 21-го века. В конце второго десятилетия их фракция насчитывала тридцать человек. Ежегодные «веселые» парады стали привычными на главных улицах европейских столиц. Нет добра, нет зла, нет порока, и добродетели тоже нет. Все хорошие, все славные, только разные. А слово «gay» так и расшифровывается: «Good as you» – «Не хуже тебя»…
Экологический тупик. Наряду с растиражированными страшилками вроде глобального потепления или озоновой дыры (которые суть мифы, призванные отвлекать тупого обывателя) набирают силу реальные, но игнорируемые массовым сознанием угрозы. Это и истощение плодородного слоя почв (Мальтус перевернулся бы в гробу), и деградация среды обитания, и дефицит пресной воды. И самое главное…
Ресурсный тупик. Миллионы тонн металла становились дурацкими ящиками на колесах (которые полагается менять не реже раза в год, чтобы, как говорят англосаксы, не отстать от Джонсов). Миллиарды баррелей
Anton Konovцитирует5 лет назад
им ровней. Вместо предсказанного в эпоху всеобщей грамотности повышения активности масс – их полная апатия, так что даже такие клопы с помощью масс-медиа легко манипулировали быдлом, которому за месяц до выборов можно было подкинуть хоть любимого лабрадора. Впрочем, и в самой демократической стране мира царил похожий абсурд.
Религиозный тупик. Вместо Бога – пародия на него. Вместо веры – мертвый ритуал. По опросам в России было православных в два раза больше, чем верующих. Большинство людей воспринимало церковь как среднее между клубом для тех, кому за шестьдесят, и диетической консультацией. Священникам чаще приходилось говорить, что можно есть и надевать, а не о том, как спасти душу. Стоило ли Иисусу выгонять менял из храма?
Нравственный тупик. Депутат от партии «Милосердия и разнообразия» (проще говоря – партии педофилов, желающих снизить возраст сексуальной неприкосновенности до 10 лет, а в идеале и до нуля) чудом не прошел
Anton Konovцитирует5 лет назад
Литература выродилась в игру «кто хочет спать с миллионером?». На просторах сети содомия, инцест, зоофилия и копрофагия достигли таких бездн, что «Лолита» Набокова казалась сказкой про Белоснежку. Втаптывание святого в грязь стало такой же нормой для элитарной прозы, как пережевывание однообразных сюжетов для массовой. Готовые литературные шаблоны-«конструкторы», из которых можно за пару месяцев «сваять» детектив (иронический) или фэнтези (темное или городское, само собой), почти открыто продавались «мастерами» своим начинающим коллегам по цеху. Сбылась мечта постмодернистов. Искусство действительно умерло.
Политический тупик. Отгремели великие битвы классов и народов, и место титанов, с небрежной грацией возводивших и рушивших империи, потихоньку заняли ничтожества, которых раньше бы не пустили дальше ординарцев. Место вождей заняли клерки, изо всех сил старающиеся выглядеть
Anton Konovцитирует5 лет назад
Именовали так не настоящих творцов (ведь все, как гласили доктрины постмодернизма, уже было сотворено), сеятелей доброго и вечного, а «шоуменов», эстрадных шлюх, гламурных педерастов и нахрапистых режиссеров-продюссеров, порой продажных журналистов, готовых лизать до самых гланд того, кто заплатит по таксе.
Anton Konovцитирует5 лет назад
ХХ века вершинам. Вместо этого ученые мужи (хотя называть их так неполиткорректно) сосредоточились на придумывании новых «рюшечек» к имеющимся технологиями, чтобы сделать их дизайн более «дружественным» и «эргономичным». Ученые превратились из Прометеев в Гермесов, стали мальчиками на побегушках у Золотого тельца. Вершина прогресса 21-го века – не ракета и даже не компьютер, а дебильный айпод или айпад, который полагается таскать на виду, и который хорош только тем, что в его раскрутку вложили в тысячу раз больше, чем в разработку. Новых гениев не появлялось вовсе. Нобелевские премии давали или за открытия, сделанные 50 лет назад, или за анализ способов ковыряния в носу.
Культурный тупик. Он пришел, вернее, люди пришли к нему, когда слово «деятели культуры» приобрело ругательный оттенок. Именовали так не настоящих творцов (ведь все, как гласили доктрины постмодернизма, уже было сотворено), сеятелей доброго и вечного, а «шоуменов», эстрадных шлюх, гламурных педерастов и нахрапистых режиссеров-продюссеров
Anton Konovцитирует5 лет назад
Социальный тупик. В начале 21-го века общественные процессы привели к появлению человека потребляющего. И истребляющего: природу, своих соседей по планете и себя до кучи. Возникло парадоксальное явление – «прогресс» приводил не к невиданному взлету культуры и грамотности, а к массовому отупению. Новые поколения с клиповым мышлением не могли следить за сюжетом простейшей книги. Телевизор заменил людям не только природу, но и собственные мозги. А всеобщая «мобилизация» и сращивание Интернета с телевидением вбили последний гвоздь в гроб нормального человеческого мышления. Культ вещей породил такое темное царство мещанства, которое не снилось никакому Островскому. Беда не в том, что посещение музея или храма было заменено шоппингом, а в том, что грань между этими занятиями стерлась, и в музей теперь можно было прийти, чтобы купить сувениры, а в супермаркет – чтобы поклониться новым потребительским идолам.
Научный тупик. Прогресс закончил восхождение к очерченным в начале
Anton Konovцитирует5 лет назад
В последнее время реальность редко давалась Саше в ощущениях. Целыми днями он видел только комнату, тени от фонаря на потолке и «Черный квадрат» Малевича вместо окна. Когда он был сыт, ему трудно было заставить себя двигаться. Целые дни проводил он в тягучем дремотном безделье – наполовину сне, наполовину бодрствовании и давно бы свихнулся, если бы не был чистым интровертом, и не мог заменить общение внутренним диалогом.
Впервые за три месяца ему не спалось. Он не мог ничего с собой поделать: мысленно возвращался в город, тонувший в сером тумане. И думал о тупиках.
Vladimir Ilyashovцитирует7 лет назад
Попадись Толстому хороший редактор, он выкинул бы из «Войны и мира» страниц пятьсот «воды»
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз