Михаил Вострышев

Судьба венценосных братьев. Дневники великого князя Константина Константиновича

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
Дневники великого князя Константина Константиновича (1858–1915), на которых основана книга, – это и летопись рокового падения империи Романовых, и страстная исповедь мятущейся души поэта К.Р, и беспощадный анализ своих порочных чувств и крамольных идей, и исполненный боли рассказ о злосчастиях старшего брата, оказавшегося по воле царственного дядюшки сначала в застенке, а затем в пожизненном изгнании под наблюдением врачей-психиатров. Россия не забыла братьев: романсы на стихи К.Р. распевали повсеместно, сюжет его пьесы «Царь Иудейский» М. Булгаков использовал при написании «Мастера и Маргариты», а превратившему Голодную степь в цветущий оазис «сумасшедшему» Николаю Константиновичу благодарные земляки в 1918 году (уже при большевиках!) устроили пышные похороны…
Эта книга сейчас недоступна
399 бумажных страниц
Уже прочитали? Что скажете?
👍👎

Впечатления

    kittymaraделится впечатлением2 года назад
    👍Советую
    💡Познавательно
    😄Весело

    Короче, есть много мест, где можно отдохнуть от жены

    Для начала мне было несколько слабо понятно, зачем впихали в начало книги подробный рассказ о судьбе старшего брата главного персонажа. Ну да, не повезло князю коле, не вписался в ханжество царской семейки, за что ему жестоко отомстили возможно через подлую подставу и изгадили всю жизнь. Но может через эту несправедливость он и стал человеком, а так прожил бы трутнем, как и прочие родственнички. Вместо халявы князь коля проводил полезные научные исследования, сделал много добра простому народу в средней азии и успевал осчастливливать дам, хоть ему и давали по рукам и прочим органам царек с жандармерией. Но книга-то все равно о его младшем брате, ставшем наследником фамилии после того, как старшего сослали в царский гулаг!

    А этот младший был по части искусства и как-то не ходок по дамам. Вообще, тогда очень чревато было отсылать мальчика на флот. У шведов тоже был принц-моряк с интересными пристрастиями, через что претерпела одна наша великая княжна вплоть до скандального развода. Хотя... родному брату этой княжны без всяких морей сильно нравился князь юсупов. Короче, все очень сложно! А с их семейством так в особенности. Три брата и все, как на подбор, четвертый умер совсем юным и неопределившимся.

    Николай Константинович всю жизнь волочился за юбками, Константин Константинович первое место отдавал мужской красоте, Дмитрий Константинович любил только лошадей.
    То есть водное пространство - оно так-то невиноватое, как и вся природа в целом, и атмосфера тоже, и прочие научные и не очень явления. Причем, лошади самые невиноватые. В общем, наш князь костя лет с тринадцати влюблялся в красивых моряков. Платонически. И даже ваял стихи. Типа таких.

    Вижу ль глаза твои,
    Лазурью глубокие,
    Душа им навстречу
    Из груди просится.
    И как-то весело,
    И хочется плакать,
    И так бы на шею
    Тебе я кинулся.

    Как говорится, пусть не в склад и не в лад, зато с глубоким чувством. И моряки тоже не виноватые. Потом, надо сказать, князь костя весьма прогрессировал и временами ваял очень даже неплохие стихи и вообще нежно дружил с поэтами и всяческими литераторами и даже с чайковским. Но во взглядах на искусство был консервативен и тверд, то есть новаторство и "грязи" - правды жизни не любил. Так что всяких там максимов горьких - нафиг.

    Впрочем, обожание мужских прелестей не мешало ему истово верить. Прямо приятно было читать, насколько искренне князь костя веровал. И ответственность перед фамилией он понимал, хоть женщины и оставляли его холодным аки лед.

    "До сих пор мысль о любви к женщине мне скучна и противна, я хочу силу, свободу, лихое молодечество, удаль."

    Как пришло время мужественно дошел до борделя и после этого поскакал искать жену, ибо наследник же. Надо плодиться. Подругу жизни он выбирал почти как корову на ярмарке, то есть со всевозможным тщанием. И выбрал. Бедная наивная принцесса, конечно, в него влюбилась, и он хоть оставался равнодушным до женских прелестей, мужественно выполнял долг и настрогал кучу детей. Вот уважаю князя костю, за то, что не сделал жену ширмой для своих истинных пристрастий.

    Однако, надо сказать отдушину от женского духа князь костя все равно находил. Так как ему пришлось служить в армиях, то кандидаты нашлись. Он просто, как отец родной, любил русских солдатиков. Ваял стихи про их тяжелую долю и отмазывал от наказания, когда семеро подонков изнасиловали беременную жену их сослуживца. Не заслуживали бедняжки жестокой каторги, всего-то бабенка попала в больничку в тяжелом положении. Делов-то. Дальше князь костя курировал какие-то там кадетские училища... Воспитанники нежно любили его... Короче, есть много мест, где можно отдохнуть от жены.

    С царями князь костя не спорил. Достаточно взглянуть на старшего брата, чтобы быть довольным-довольным, и не бунтовать, и не перечить. Но однажды ослушался, когда царь николай запретил романовым приходить на похороны, убитого революционером родственника, чью жену большевики убили в алапаевске, а церковь в дальнейшем канонизировала. Жену канонизировали, естественно. И вроде, как этот смелый поступок достоин уважения, но защиту мерзких насильников я князю косте не забуду.

    Короче, прожил он не самую бесполезную жизнь, несмотря на то, что все-все-все ему доставалось по царскому блату. Служил, курировал искусства и образование, писал стихи, любил своих детей. И повезло ему умереть до 1917-го года. Реально повезло по сравнению со многими из романовых.

    Довольно низкую оценку поставила за оценочные авторские суждения вострышева и пропихивания в биографическую книгу своих личных воззрений на то или иное историческое событие. По мне так это непозволительно в подобной литературе. А закончу, пожалуй, очень даже хорошим стихотворением от князя кости.

    Нет! Мне не верится, что мы воспоминанья
    О жизни в гроб с собой не унесем;
    Что смерть, прервав на век, и радость, и страданья,
    Нас усыпит забвенья тяжким сном.

    Раскрывшись где-то там, ужель ослепнут очи,
    И уши навсегда утратят слух?
    И память о былом во тьме загробной ночи
    Не сохранит освобожденный слух?

    Ужели Рафаэль, на том очнувшись свете,
    Сикстинскую Мадонну позабыл?
    Ужели там Шекспир не помнить о Гамлете,
    И Моцарт Реквием свой разлюбил?

    Не может быть! Нет, все, что свято и прекрасно,
    Простившись с жизнью, мы переживем
    И не забудем, нет! Но чисто, но бесстрастно
    Возлюбим вновь, сливаясь с Божеством!

На полках

    kittymara
    non-fiction
    • 27
    • 1
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз