Джордж Гордон Байрон

Корсар

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    Читательцитирует5 лет назад
    Для тайны сердца слов не подберешь,
    И многословное страданье – ложь!
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Он будет жить в преданиях семейств
    С одной любовью, с тысячью злодейств.
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Кто глубже скорбь в своей груди таит,
    Тот всех скупей о скорби говорит;
    Все думы в нем сливаются в одной,
    И тщетно в них ему искать покой;
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Ах, плохо знал он женщину: ее ль
    Смирит угроза и удержит боль?
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    В ней, хрупкой, был великий дух — такой,
    Что действует, лишь овладев собой.
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    О, как опасна, как страшна для нас
    Порой слеза из кротких женских глаз!
    Оружье слабых, все ж она грозит:
    Для женщины и меч она и щит;
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Увы! Любить свободным лишь дано!
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    «Ты любишь?.. Это безразлично мне…
    Теперь, потом ли… Я ведь в стороне…
    Но все же… любишь! Счастливы сердца,
    Что преданы друг другу до конца,
    Что не томятся тайной пустотой
    Бесплодных грез, как я в тиши ночной!»
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Меч отдала врагу моя рука,
    Не стоившая верного клинка.
    Мой бриг потоплен. Но моя любовь!..
    Лишь за нее могу молиться вновь!
    Лишь для нее хотел я жить — и вот
    Ей сердце гибель друга разобьет
    И красоту сотрет… Когда б не ты
    Я не встречал ей равной красоты!»
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Привязанностей мало дал мне рок;
    То были: судно, меч, она и бог.
    Забыл я бога, бросил он меня:
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Не мало мудрых было до сих пор,
    Кто с шуткою ложились под топор!
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Все знают страх, но кто свой трепет скрыл.
    Тот честь, хоть и притворством, заслужил.
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Ценил он страх, а не любил людей.
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Он знал искусство покорять сердца
    Надменной маской хладного лица;
    Он сух и замкнут — и нескромный взгляд
    Его черты отводят иль страшат:
    Его движенья, непреклонный взор
    Всегда учтивы, но таят отпор;
    И всякий знал: не слушаться нельзя.
    Когда ж хотел он чаровать, — скользя
    В сердца людей той музыкою слов,
    Что шла от сердца, — всякий был готов
    Ему внимать, бессилен и смущен,
    Дарами доброты обворожен.
    Но к этому он редко снисходил:
    Он не пленять — повелевать любил.
    Дурным страстям предавшись, с юных дней
    Ценил он страх, а не любил людей.
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Да, странно. Но, растоптано давно,
    Как жалкий червь, мстит, как змея, оно!
    К нему не снидет благость неба вновь,
    В нем нет надежд, одна твоя любовь.
    А твой упрек… знай, я вдвойне палим:
    Любовь к тебе есть ненависть к другим.
    Связь эту разорви, и, полюбя
    Других людей, — я разлюблю тебя.
    Но не страшись. Былое — вот залог,
    Что и в грядущем ты мой светлый рок.
    Теперь же, о Медора, твердой будь:
    Сейчас пора мне — ненадолго — в путь».
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Да, то была любовь, и отдана
    Была одной, всегда одной она.
    Прекрасных пленниц он видал порой,
    Но проходил холодный и чужой;
    Красавиц много плакало в плену,
    Он не увлек в покой свой ни одну.
    Да, то была любовь, всегда нежна,
    Тверда в соблазнах, в горестях верна,
    Все та ж в разлуке и под вихрем бед
    И — о, венец! — нетленна в смене лет.
    Что крах надежд ему, что боль обид,
    Когда она с улыбкою глядит?
    Стихал мгновенно ярый гнев при ней,
    И стон смолкал, — пусть раны жгли сильней.
    Ждал жадно встреч он, твердо ждал разлук,
    Стараясь лишь не уделить ей мук.
    Та страсть была все та ж, всегда и вновь,
    И если есть любовь — то вот любовь.
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Для сделок горд и для уступок тверд,
    Тем самым он пред ложью был простерт
    И беззащитен. Проклял честность он,
    А не бесчестных, кем был обольщен.
    Не верил он, что лучше люди есть
    И что отрадно им добро принесть.
    Оттолкнут, оклеветан с юных дней,
    Безумно ненавидел он людей.
    Священный гнев звучал в нем как призыв
    Отмстить немногим, миру отомстив.
    Себя он мнил преступником, других
    Такими же, каким он был для них,
    А лучших — лицемерами, чей грех
    Трусливо ими спрятан ото всех.
    Он знал их ненависть, но знал и то,
    Что не дрожать пред ним не мог никто.
    Его — хоть был он дик и одинок
    Ни сожалеть, ни презирать не мог
    Никто. Страшило имя, странность дел;
    Всяк трепетал, но пренебречь не смел:
    Червя отбросит всякий, но навряд
    Змеи коснется, затаившей яд.
    Червь отползет: он повредить не мог;
    Она ж издохнет, сплетясь вкруг ног.
    Но жало все ж она вонзит свое,
    Несчастному не скрыться от нее!
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Но не природа Конраду дала
    Вести злодеев, быть орудьем зла;
    Он изменился раньше, чем порок
    С людьми и небом в бой его вовлек.
    Он средь людей тягчайшую из школ
    Путь разочарования — прошел;
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    Нас Конрад бы собой не поразил,
    Хоть огненный в ресницах взор таил.
    Не Геркулес, но на диво сложен,
    Не выделялся крупным ростом он;
    Но глаз того, кто лица изучил,
    Его в толпе мгновенно б отличил:
    Глядящего он удивлял, — но что
    Таилось в нем, сказать не мог никто.
    Он загорел, но тем бледней чело,
    Что в черноту густых кудрей ушло;
    Порой, непроизвольно дрогнув, рот
    Изобличал таимых дум полет,
    Но ровный голос и бесстрастный вид
    Скрывают все, что он в себе хранит.
    Кто б мог без страха на него смотреть?
    Его лицо морщин покрыла сеть,
    Как будто он таил в душе своей
    Горение неведомых страстей.
    Да, это так! Единой вспышкой глаз
    Он любопытство пресекал тотчас:
    Едва ли кто, коль глянет он в упор,
    Мог вынести его пытливый взор.
    Заметив, что за ним следят, стремясь
    Понять лица и тайн душевных связь,
    Он так на любопытного глядел,
    Что тот бледнел и глаз поднять не смел.
    И что бы выведать в нем удалось?
    Он взором сам умел пронзать насквозь
    С усмешкой дьявольскою на устах,
    Чья ярость скрытая рождает страх;
    Когда ж в нем гнев вздымался невзначай,
    Вздыхало Милосердие: «Прощай!»
    irenegeninaцитирует3 месяца назад
    агадочен и вечно одинок,
    Казалось, улыбаться он не мог;
    При имени его у храбреца
    Бледнели краски смуглого лица;
    Он знал искусство власти, что толпой
    Всегда владеет, робкой и слепой.
    Постиг он приказаний волшебство,
    И, с завистью, все слушают его.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз