Александр Солженицын

Красное колесо. Узел 1. Август Четырнадцатого

К 100-летию со дня начала Первой мировой войны посвящается это издание книги, не потерявшей и сегодня своей грозной актуальности.

«Август Четырнадцатого» — грандиозный зачин, первый из четырех Узлов одной из самых важных книг ХХ века, романа-эпопеи великого русского писателя Александра Солженицына «Красное Колесо». Россия вступает в Мировую войну с тяжким грузом. Позади полувековое противостояние власти и общества, кровавые пароксизмы революции 1905–1906 года, метания и ошибки последнего русского императора Николая Второго, мужественная попытка премьер-министра Столыпина остановить революцию и провести насущно необходимые реформы, его трагическая гибель… С началом ненужной войны меркнет надежда на необходимый, единственно спасительный для страны покой. Страшным предвестьем будущих бед оказывается катастрофа, настигнувшая армию генерала Самсонова в Восточной Пруссии. Иногда читателю, восхищенному смелостью, умом, целеустремленностью, человеческим достоинством лучших русских людей — любимых героев Солженицына, кажется, что еще не все потеряно. Но нет — Красное Колесо уже покатилось по России. Его неостановимое движение уже открылось антагонистам — «столыпинцу» полковнику Воротынцеву и будущему диктатору Ленину.
1 295 бумажных страниц
Правообладатель
WebKniga.ru

Другие версии книги

Впечатления

    Денис Козловделится впечатлением5 лет назад
    💩Фуууу
    💀Страшно
    🙈Ничего не понятно
    🔮Мудро
    💡Познавательно
    🎯Полезно
    💞Романтично
    🌴В отпуск
    🚀Не оторваться
    😄Весело

    Tyuio

    Татьяна Фроловичделится впечатлением4 года назад
    👍Советую

Цитаты

    Polina Tolmachevaцитирует4 месяца назад
    Упорство высшего начальника не признавать действительной обстановки почему называется волей? донесение низшего о том, как идёт на самом деле, почему называется безволием?

    Александр Солженицын

    Aldo Rentцитируетв прошлом году
    Нисколько не было Роману тягостно провести наедине хоть и неделю: лишь бы всё было ему вовремя подано, а интересней и приятней самого себя он никого не знал.
    антон павлович чецитирует2 года назад
    Но как быки сдвигают тяжесть не урывом, а налогом, так Исаакий брал с отцом: терпеливым настоянием, никогда сразу.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз