Андрей Дмитриев

Крестьянин и тинейджер

С каждым новым романом превосходный стилист, мудрец и психолог Андрей Дмитриев (Закрытая книга, Дорога обратно, Поворот реки, Бухта радости) сокращает дистанцию между своими придуманными героями и реальными современниками. В Крестьянине и тинейджере он их столкнул, можно сказать, вплотную – впечатление такое, что одного (тинейджера) только что повстречал на веселой Болотной площади, а другого (крестьянина) – в хмурой толпе у курской электрички. Два одиноких человека из параллельных социальных миров должны зажечься чужим опытом и засиять светом правды. Вот только с тем, что он осветит, им будет сжиться труднее, чем друг с другом (Валерия Пустовая).
Лауреат премии «Русский Букер 2012»
291 бумажная страница
Правообладатель
WebKniga.ru

Впечатления

    Zina Shershunделится впечатлением5 лет назад
    👍Советую
    💧До слез

    Хорошая книжка, грустная. Через текст прорастет лес и поле , и корова мычит громко. Ещё там про угрюмых русских и про то, как молча жизнь превращается в драму.

    Татьяна Кудряшоваделится впечатлением5 месяцев назад
    👍Советую

    Текст захватывает и удерживает внимание. Внешне все очень просто, но что-то внутреннее, невидимое заставляет переживать. Очень хороший автор.

    Вячеслав Черепахинделится впечатлением3 года назад
    👍Советую
    🔮Мудро
    💡Познавательно
    🚀Не оторваться

    Настоящая современная литература! Вроде и сюжет не сильно развивается - но не оторвешься! Респект автору, буду его читать!

Цитаты

    Аня Бугацитируетв прошлом году
    Если у нас ты хочешь что-то изменить к лучшему для всех или чего-нибудь добиться для себя — доказывай и убеждай, а то и ври, что это нужно не тебе, не людям, но государству. А если людям или одному тебе — считай, что это никому не нужно. Если б младенцы, когда вырастут, не были нужны зачем-то государству, у нас младенцев можно было бы с капустой жрать…
    Аня Бугацитируетв прошлом году
    У каждого из нас должно быть что-то свое, лишь для себя, не друг для друга, хотя б затем, чтобы друг другу не надоесть. Вот у тебя — университет, Суворов и родители, а у меня — этот рюкзак, и я люблю одна таскать этот рюкзак, чем бы он ни был у меня набит: бижутерией, амулетами там, благовониями или цветными книжками попов, мулл, прорицателей или каких-нибудь сектантов-шарлатанов».
    Аня Бугацитируетв прошлом году
    Он, как я понял из его некоторых слов, всерьез считает каждый сон материальным, не воображаемым пространством, чем-то вроде деревни, которую при свете дня пройдешь и не заметишь, и чем-то вроде терминала или зала ожидания вокзала, где могут встретиться все, кому необходимо встретиться, но на других пространствах встретиться не суждено: живые, мертвые, знакомые и вовсе не знакомые друг другу люди. И каждый из этих людей, живых и мертвых, незнакомых и знакомых, заходит в сон только к тому, кто нужен, но никогда не навестит того, кто безразличен, до кого и дела нет.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз