Илья Венявкин

Чернильница хозяина: советский писатель внутри Большого террора

Это книга про судьбу советского партийного интеллигента в 1930-е годы. Ее главный герой — писатель Александр Афиногенов — за несколько лет проходит путь от самого успешного драматурга СССР до изгоя, обвинённого в троцкизме и исключённого из партии. Привыкший выступать в роли авторитетного толкователя идеологии победителей, он внезапно оказался в положении проигравшего. В 1937 году он ждёт ареста у себя на даче в Переделкино и пишет дневник, в котором пытается ответить на самые важные вопросы: в чем причина начавшегося террора? Почему террор обрушился именно на него? Какие слова найти, чтобы спастись от смерти?
Чтобы преодолеть террор, Афиногенов впускает его внутрь себя.
89 бумажных страниц

Впечатления

    Anfisa Kochnevaделится впечатлением3 года назад
    🎯Полезно

    Если вы хотите узнать о временах большого террора, о том, что происходило с советским человеком, о чем он думал, как жил в опале, читайте дневники и эту книгу. После каждой главы есть неплохой список литературы, из которого можно получить ещё больше информации.

    Lucy Durasovaделится впечатлением3 года назад
    💀Страшно

    Как понять механизмы террора будучи в него вовлеченным, вести гипотетические разговоры со следователями, учинять суд над самим собой, поскольку правила реальности не ясны и постоянно меняются

    LoisoPondoxvaделится впечатлением5 месяцев назад
    👍Советую

Цитаты

    odaniolowцитирует3 года назад
    Мне всегда делается смешно, когда меня спрашивают о моих убеждениях. Я считаю, что для того, чтобы верить во что бы то ни было, необходимо страдать каким-то мозговым дефектом
    Paraisopomaцитирует6 месяцев назад
    Сталин традиционно не ограничился организационной перегруппировкой: до конца 1932 года он провел несколько неформальных встреч, куда были приглашены самые известные советские писатели, и рассказал им, в чем отныне должна заключаться функция литературы и роль писателя в обществе. «Есть разные производства: артиллерии, автомобилей, машин. Вы тоже производите товар. Очень нужный нам товар, интересный товар — души людей, — говорил Сталин. — Вы — инженеры человеческих душ». В качестве одного из образцов художественного произведения, которое эффективно воздействует на аудиторию, Сталин привел афиногеновский «Страх».
    Слова о производстве душ читателей совсем не показались слушателям баналь­ной или бессмысленной метафорой. В последующие несколько лет критики и литераторы цитировали эту фразу вождя при каждом удобном случае.
    Andrii Bondarenkoцитируетв прошлом году
    Пока глаза в моем черепе есть, пока ноги в гору несут, я свою тропинку в жизнь вытопчу, к солнцу поближе заберусь, повыше, где воздух чистый, где власти много. В жизнь вгрызаться, окрутить ее, насиловать — все мое, все хочу взять, ни с кем не поделюсь, самому мало, мало, мало

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз