Эмили Дикинсон,Генри Лонгфелло,Уолт Уитмен

Генри Лонгфелло. Песнь о Гайавате. Уолт Уитмен. Стихотворения и поэмы. Эмили Дикинсон. Стихотворения

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    awwwfuuulцитируетв прошлом году
    Как странно — быть Столетьем!
    Люди проходят — а ты — свидетель —
    И только! Нет — я не так стойка —
    Я умерла бы наверняка.

    Все видеть — и ничего не выдать!
    Не то еще вгонишь в краску
    Наш застенчивый Шар земной —
    Его так смутит огласка.
    awwwfuuulцитируетв прошлом году
    Сегодня Смерть, словно тень, идет за мной по пятам, годами преследуя, мой согбенный двойник,
    Порой приближается, и тогда мы — лицом к лицу.
    awwwfuuulцитируетв прошлом году
    Ночь говорит — одними губами — шелестов зыбкий хорал;
    awwwfuuulцитируетв прошлом году
    Что́ тебе аптечные склянки, что́ тебе рыдания друзей — я и ты, мы с тобою вдвоем.
    Остальные пусть уйдут от тебя, здесь не о чем скорбеть, и сокрушаться,
    Не сокрушаться я пришел, а поздравить тебя.
    awwwfuuulцитируетв прошлом году
    (Чьи-то роды, вернее — бессмертное чье-то, торжественное рожденье.
    А там, за рубеж, недоступный для взора,
    Уходит чья-то душа.)
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Мы — вырастая из любви — Кладем ее в Комод — Где ей дается долежать До Бабушкиных Мод.
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Небо увидеть летом — Это и значит Стать поэтом. Поэзия в книгах — мертвый клад. Настоящие стихи летят.
    Fekisaцитирует10 лет назад
    У памяти есть Фасад — Есть у нее черный ход — По лестнице вверх — Чердак — Где мыши и старый комод. И есть глубочайший Подвал — Мили и мили вниз. Берегись — чтоб его глубины За тобою не погнались!
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Мы не знаем — как высоки — Пока не встаем во весь рост — Тогда — если мы верны чертежу — Головой достаем до звезд. Обиходным бы стал Героизм — О котором Саги поем — Но мы сами ужимаем размер Из страха стать Королем.
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Если сердцу — хоть одному — Не позволю разбиться — Я не напрасно жила! Если ношу на плечи приму — Чтоб кто-то мог распрямиться — Боль — хоть одну — уйму — Одной обмирающей птице Верну частицу тепла — Я не напрасно жила!
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Я ступала с доски на доску — Осторожно — как слепой — Я слышала Звезды — у самого лба — Море — у самых ног. Казалось — я — на краю — Последний мой дюйм — во́т он… С тех пор у меня — неуверенный шаг — Говорят — житейский опыт.
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Мучительное — поглядеть — Потрогать — чуть дыша — Мой хлебный шарик — подвиг мой — Мой воробьиный шанс.
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Бедность, страх, горечь уступок Перевод И. Кашкина. Бедность, страх, горечь уступок — Враги, меня одолевшие в упорной борьбе. (А что есть моя жизнь и жизнь всякого человека, как не борьба с врагом, постоянная, извечная?) Вы, унижения, гасящие страсть и порывы, Жгучая боль разочарования в друге (это самая тяжелая рана из всех!), Тягостное косноязычие, мелкие сплетни, Праздные разговоры за столом (и мой язык, самый праздный из всех!), Невыполненные решения, мучительный гнев, подавленные зевки! Рано вам торжествовать, еще проявится мое истинное Я, Оно еще преодолеет и подчинит себе все, Оно еще пойдет в решающую, победоносную атаку.
    Fekisaцитирует10 лет назад
    МысльПеревод К. Чуковского. О вере, о покорности, о преданности; Я стою в стороне и смотрю, и меня глубоко изумляет, Что тысячи тысяч людей идут за такими людьми, которые не верят в людей.
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Если кого я люблю, я нередко бешусь от тревоги, что люблю напрасной любовью, Но теперь мне сдается, что не бывает напрасной любви, что плата здесь верная, та или иная. (Я страстно любил одного человека, который меня не любил, И вот оттого я написал эти песни.)
    Fekisaцитирует10 лет назад
    В тоске и в раздумье сижу, одинокий, И в эту минуту мне чудится, что в других странах есть такие же люди, объятые тоской и раздумьем
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Мы двое, как долго мы были обмануты, Мы стали другими, мы умчались на волю, как мчится Природа,
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Я понял, что быть с теми, кто нравится мне, — довольство, Что вечером посидеть и с другими людьми — довольство, Что быть окруженным прекрасной, пытливой, смеющейся, дышащей плотью — довольство, Побыть средь других, коснуться кого-нибудь, обвить рукой слегка его иль ее шею на миг — иль этого мало? Мне большего наслажденья не надо — я плаваю в нем, как в море. Есть что-то в общенье с людьми, в их виде, в касанье, в запахе их, что радует душу, — Многое радует душу, но это — особенно сильно.
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Тебе Перевод К. Чуковского. Первый встречный, если ты, проходя, захочешь заговорить со мною, почему бы тебе не заговорить со мною? Почему бы и мне не начать разговора с тобой?
    Fekisaцитирует10 лет назад
    Читая книгу, биографию прославленную, И это (говорю я) зовется у автора человеческой жизнью? Так, когда я умру, кто-нибудь и мою опишет жизнь? (Будто кто по-настоящему знает что-нибудь о жизни моей. Нет, зачастую я думаю, я и сам ничего не знаю о своей подлинной жизни, Несколько слабых намеков, несколько сбивчивых, разрозненных, еле заметных штрихов, Которые я пытаюсь найти для себя самого, чтобы вычертить здесь.)
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз