Цитаты из книги «За новыми горизонтами. Первый полет к Плутону», Алан Стерн,Дэвид Гринспун

возможно, что Равнина Спутника время от времени сильно мелеет, а иногда в ней бывает еще большее количество азота, о чем свидетельствуют в настоящее время пустые гляциальные каналы в окружающих равнину горах. Во всей Солнечной системе нет ничего подобного Равнине Спутника.
Из всего вышеперечисленного «Новые горизонты» и исследования Плутона больше всего требовали настойчивости. Только подумайте: понадобилось 13 лет бесконечных сражений и шесть провалившихся замыслов экспедиций просто для того, чтобы выиграть конкурс, получить финансирование и начать строить космический аппарат. После этого четыре года ушло на то, чтобы, преодолевая все препятствия, построить и запустить зонд в рекордные сроки и по беспрецедентно низкой цене. За этим, в свою очередь последовал марафонский забег — путешествие одинокого робота и маленькой летной команды на Земле длиной в 9,5 года через всю Солнечную систему, только для того, чтобы добраться до Плутона
И раньше NASA приходилось сталкиваться с бурной реакцией публики в сети, когда более 100 млн пользователей наблюдали за посадками на Марс, но ничего подобного агентство ранее не видело. День пролета стал самым популярным за всю историю существования социальных сетей и веб-сайтов NASA, собрав более 1 млрд просмотров.
Джон Спенсер возглавлял команду специалистов высочайшей квалификации, состоящую всего из пяти человек и занимающуюся обработкой изображений. В нее входил и Хол Уивер. Они не спали почти всю ночь, готовясь на следующее утро показать новую фотографию всему миру. Если когда-то где-то и была группа ученых, готовых вкалывать всю ночь напролет, то это была именно она. Джон вспоминает:

Мы и так уже чувствовали себя в привилегированном положении только из-за того, что являемся частью команды «Новых горизонтов», но быть пятью людьми, первыми увидевшими планету, которую мечтают увидеть миллиарды людей, было просто потрясающе. И, глядя на эту фотографию, мы не могли поверить своим глазам: можно было сразу же заметить, что некоторые части поверхности Плутона изрезаны кратерами и являются древними, а на других территориях, казалось, кратеров не было, и, таким образом, они выглядели более молодыми. На поверхности планеты был большой разброс временны́х эпох —нечто беспрецедентное!
в людях, собравшихся вместе ради общей цели, ради дела, большего, чем вся жизнь, было что-то, чего нельзя заменить никакими средствами коммуникации.
После окончания собрания я вернулся в свой кабинет в другой стороне кампуса Лаборатории прикладной физики и обнаружил, что уже получил ряд электронных писем и других сообщений от тех, кто был на совещании. Все высказывали свое облегчение от того, что я возразил групповому мнению и призвал не гнаться за лучшим при наличии хорошего. Я тоже был доволен. Были еще сотни причин, из-за которых пролет мог провалиться, так зачем добавлять к ним еще одну?
Я не спрашивал мнения других членов научной команды, собравшихся в комнате. Я даже не позволил высказаться повелительнице нашего плана пролета Лесли. Я твердо знал, что команде Элис нужно точное направление, чтобы следовать ему без всякой суеты, и что им нужно сосредоточиться на спасении главного события, а не предварительных наблюдений, которые мы потеряли, когда космический аппарат начал перезагрузку. Я сказал Элис, что все, кроме того, что вернет нас в строй для того, чтобы начать близкий пролет вовремя, будет только ее отвлекать.
Элис ждала дальнейших разъяснений и прямо спросила меня: «Каким "количеством науки" из текущего сценария команд я могу пожертвовать?» Я знал, как велики ставки. Я знал, что́ здесь «глазурь», а что — сам «пирог». По моим прикидкам, эта основная программа пролета содержала 95% всего, что мы хотели узнать о Плутоне. Все остальные программы, включая ту, которая сейчас была приостановлена из-за сбоя, давали просто детали для сравнения. Я посмотрел Элис прямо в глаза и сказал: «Загрузка основной программы пролета — это все, что сейчас для меня имеет значение. Поэтому сделайте все возможное, чтобы только успешно запустить ее 7-го. В промежутках выбрасывайте все, что вам мешает».
Насколько было известно по тем данным, которые могли собрать «Новые горизонты», путь впереди свободен! Конечно, космический аппарат все еще рисковал быть выведенным из строя теми помехами, которые не смогли обнаружить, но несколько месяцев назад Алан и Глен заключили с NASA соглашение о том, что если нет никаких известных угроз, то «Новые горизонты» останутся на прежнем курсе и продолжат запланированный маршрут через систему Плутона.
В конце концов, другого надежного способа исследовать пояс Койпера в несколько следующих десятилетий не будет, только «Новые горизонты». И если они не получат время для наблюдений с помощью «Хаббла», у их космического аппарата не будет цели пролета в поясе Койпера.
Алан обратился в штаб-квартиру NASA, и после второго предложения Джона Спенсера с просьбой предоставить время для наблюдений, поданного весной 2014 г., и некоторых важных дипломатических переговоров за кулисами члены команды «Хаббла» объявили, что «Новым горизонтам» будет предоставлено наблюдательное время для поисков объектов в поясе Койпера.
Для каждого из этих новых, запасных пролетов девяти­дневная основная программа, состоящая из тысяч команд для космического аппарата и приборов и распоряжающаяся «птичкой» во время самой напряженной и значительной части пролета, должна была быть полностью переделана, перестроена и проверена от начала до конца.
Таким образом, аварийная передача данных стала частью плана. Как позже оказалось, лучшие фотографии, вошедшие в нее, были так хороши, что украсили заголовки газет и статьи в интернете на следующий день после пролета.
Страховка от аварии
Поскольку возможность причинения летального ущерба рядом с Плутоном стала реальной, Алан хотел, чтобы у команды «Новых горизонтов» было что-то, чтобы продемонстрировать проделанную работу, если космический аппарат пропадет до завершения пролета и не сможет передать собранные при максимальном приближении данные на Землю.
Решением этой задачи стала передача данных на случай аварии. Мысль о ней пришла Алану в голову, когда он вспомнил об образцах, которые астронавт Нил Армстронг собрал «на случай чрезвычайных обстоятельств», едва только ступив на Луну в 1969 г. Тогда разумным было иметь что-то, что могло придать экспедиции «Аполлона-11» научное значение, если бы что-то вдруг пошло не так и Армстронгу и Олдрину пришлось неожиданно прервать свою «лунную прогулку» до того, как будет произведен более полный сбор образцов.
Придерживаясь той же логики, Алан попросил Лесли и ее команду PEP составить список изображений, результатов спектрометрии и других наборов данных, которые можно было бы отправить на Землю на случай аварии, что предстояло сделать за несколько часов до максимального сближения, когда аппарат еще находится достаточно далеко от Плутона, где не существует сколько-нибудь значительной возможности подвергнуться смертельному удару.
Эта аварийная передача данных никоим образом не заменяла основной сбор данных у Плутона и не позволяла экспедиции достичь своих целей, если фатальное столкновение с осколком все-таки произойдет. Но она давала членам команды образец самых лучших данных, полученных до максимального сближения, чтобы ученые и инженеры могли «зализать свои раны» и узнать столько, сколько получится, о Плутоне и его спутниках, даже если вскоре после этой передачи космический аппарат погибнет.
Но бесплатный сыр бывает только в мышеловке, и за аварийную передачу данных пришлось платить. Если направить антенну обратно на Землю, чтобы передать данные на случай катастрофы, то это означает потерю целых четырех часов наблюдений на подходе к Плутону, практически перед особенно важным для науки днем пролета.
Чтобы оценить, насколько хорошо эти меры защищают «Новые горизонты», в 2012 и 2013 гг. команда космического аппарата, использовав специальную высокоскоростную пушку, обстреливала потоками тел различных типов копии пластин и термоизоляции. Результаты получились обнадеживающие: кевларовая броня во время столкновений оказалась куда более эффективной, чем показывал анализ конструкции. Используя результаты этих исследований, инженеры-механики Лаборатории прикладной физики промоделировали, какова вероятность того, что частицы вещества, достаточно крупные, чтобы пробить кевлар и алюминиевую оболочку аппарата, могут повредить каждый отдельно взятый компонент автоматической станции, каждый прибор, каждую топливную линию, каждую связку кабелей и каждый электронный блок. Из этого они установили, какой именно вред может нанести столкновение и какие оно может причинить разрушения в зависимости от размера и скорости тела. Решение было однозначным: летальный ущерб был вполне реален.
Примерно в то же время Алан дал команде космического аппарата задание проанализировать, насколько «Новые горизонты» защищены от ударов частиц. Космический аппарат не был беззащитным: он покрыт слоем алюминиевых панелей. Но куда важнее то, что его теплозащитное покрытие, которое закрывает эти панели, включает слои кевларовой брони — того же материала, который используется для изготовления бронежилетов. Это сделано для того, чтобы обезопасить «Новые горизонты» от ударов межпланетных метеороидов по пути через Солнечную систему.
Не окажется ли Плутон, планета, вызывающая их восхищение и так много лет требующая приложения всех сил, в действительности смертельной ловушкой для «Новых горизонтов»? Как однажды Алан емко отметил, обращаясь к команде: «А что, если объект, к которому нас так тянет, в действительности паук черная вдова?»
Все началось с официального Плана информационной работы NASA, разработанного и написанного сотрудниками проекта «Новые горизонты» в 2012 и 2013 гг. Чтобы помочь им в этом, проводились семинары с писателями, педагогами, экспертами по социальным сетям, кинематографистами и популяризаторами науки. Во время этих семинаров исследовали темы, которые могли бы привлечь внимание общественности, изучали целевую аудиторию, а затем составили план из более чем 200 приемов коммуникации разного рода. Затем сотрудники проекта создавали видеоролики, устраивали встречи с журналистами, печатали материалы и даже проводили экстравагантные плутоновские вечеринки для школ и астрономических клубов. Затем Алан привлек популярных людей, таких как «научный парень» Билл Най, иллюзионист Дэвид Блейн, гитарист группы Queen Брайан Мэй (который также был настоящим ученым-астрофизиком, имеющим докторскую степень), и других известных личностей, которые искренне интересовались проектом «Новые горизонты» и хотели представить его широкой аудитории. Встреча с неизведанной планетой обещала единственные в своем роде, волнующие моменты новых открытий и исследований. Педагоги, ученые, лидеры мнений и популяризаторы, подключившиеся к работе в проекте, хотели со всей полнотой воспользоваться возможностью поделиться радостным возбуждением и результатами приближающегося пролета и приобщить каждого, кто интересовался Плутоном, к этому путешествию, которое должно было запомниться на всю жизнь.
Члены научной команды, многие из которых принимали участие и в других экспедициях, согласились, но к тому времени, когда была назначена последняя большая имитационная тренировка и космический аппарат вышел на финальную траекторию сближения в апреле 2015 г., у некоторых ученых уже глаза на лоб лезли от активности Алана. Две первые тренировки научной команды прошли, как ожидалось, и из них извлекли много полезных уроков. Действительно ли им было нужно проходить через все это еще раз? Не становился ли Алан Ахавом космической эры, без устали одержимо разыскивающим гигантского белого кита в виде какой-то скрытой проблемы, которая все еще может погубить программу? Или он был бесстрашным лидером, ведущим свою команду вперед через межпланетные моря, к ожидающей их в конце победе? Некоторые члены команды затруднялись сделать выбор между этими двумя вариантами. Но одну вещь можно сказать с полной определенностью: никто не будет критиковать тщательность подготовки команды «Новых горизонтов» к своему «выступлению», когда наступит его время.
Алан хотел замахнуться на что-то более масштабное. У него возникла идея привлечения общественного внимания, невиданного со времен «Аполлонов», — идеальный образ, который должен увековечить исследование новой, неизведанной планеты, первое с того времени, как «Вояджер» побывал у Нептуна в 1989 г.
Было ли это действительно необходимо? Несмотря на богатый опыт некоторых участников проекта, которые были частью других команд и других экспедиций, Алан чувствовал, что им нужно потренироваться как команде, а не вникать во все в реальном времени, когда «Новые горизонты» прибудут к Плутону. Он знал, что летом 2015 г. не будет никаких извинений ошибкам или задержкам в том, как Плутон и его спутники будут представлены миру с помощью команды «Новых горизонтов».
Этап проверок готовности к эксплуатации достиг кульминации в 2014-м и начале 2015 г., когда прошли три тренировки по «примерке платья для встречи», в которых участвовали все члены научной команды, а также группы по связям с общественностью Лаборатории прикладной физики, Юго-Западного исследовательского института и NASA и шесть профессиональных популяризаторов науки, получивших аккредитацию журналистов, которых Алан нанял, чтобы они рассказывали об открытиях в выпускаемых в реальном времени пресс-релизах, публиковали фотографии и оригинальные видеоролики «Плутон за минуту». На каждой из репетиций научная команда работала с имитациями изображений Плутона и спектрограммами, которые выдумывал Джон Спенсер вместе с небольшой группой коллег (к примеру, он использовал в качестве основы измененные фотографии ледяных спутников, сделанные «Кассини»), дополняя потенциальными открытиями (такими как новые спутники или загадочные характерные особенности поверхности), чтобы команда могла попрактиковаться. До этого ни одна межпланетная экспедиция не делала ничего подобного.
bookmate icon
Тысячи книг — одна подписка
Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз