Любовь хорошей женщины, Элис Манро
Книги
Элис Манро

Любовь хорошей женщины

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
Длинный язык и короткий ум. Избыток образования и недостаток обыкновенного соображения.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
Сексуальные отношения между ними выглядели так, как если бы именно они их изобрели. Попытка переспать с кем-то еще была бы подобна замене провода под напряжением — вся ее жизнь могла взорваться. Но при этом она бы не сказала, что мучительно любит Кента.
mber50
mber50цитирует7 месяцев назад
умрачной зелени. Я читала толстые книги с уже знакомыми, чарующими названиями — даже пыталась
Maryana Zakharova
Maryana Zakharovaцитирует8 месяцев назад
книги. У Сонье — Говард Фаст [4]. Ее муж сказал, коль уж она взялась за художественную литературу — эта книга самая подходящая. А Кэт читает рассказы Кэтрин Мэнсфилд и новеллы Д. Г. Лоуренса [5
Наташа Кристеа
Наташа Кристеацитирует2 года назад
не может быть, чтобы они действительно собирались стать теми, кем не стали?
Elena Kornich
Elena Kornichцитирует2 года назад
Восхищали ее искусные картежники, умелицы быстро вязать на спицах — вот и все, пожалуй. Многие люди были для нее попросту бесполезными.
Elena Kornich
Elena Kornichцитирует2 года назад
— Представьте себе континент, названный в честь коровы, — сказал он.
b7571127719
b7571127719цитирует2 года назад
Чулки и белье, даже чистое женское белье, всегда источали едва уловимый запах, привлекательный и отталкивающий одновременно.
Anny
Annyцитирует2 года назад
Зачем они с ним так обращались, почему так жаждали его унизить? Просто потому, что могли.
miseryhead
miseryheadцитирует2 года назад
Мощь покидает королей, — морской король признался рати, —
Не бороздить мне вновь морей, я больше не завоеватель.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
Свернувшись калачиком под своим ветхим лоскутным одеялом, она мечтала о возлюбленном. Но не об искрящемся фигляре вроде Джорджа. Она мечтала о ком-то теплом, похожем на мишку, или о музыканте лет на десять старше, уже прославленном и неудержимо страстном. У нее были оперные воззрения на любовь, хотя опера и не была ее излюбленным музыкальным жанром. А Джордж отпускал шуточки, занимаясь любовью, а кончив — гарцевал по комнате, как конь, издавая грубые и ребячливые звуки.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
Шлю тебе мою любовь.
(А что, если бы люди и вправду так делали: прилагали любовь к письму, чтобы избавиться от нее? Что они могли бы послать? Коробку шоколадных конфет с начинкой, похожей на желтки индюшиных яиц. Чумазую куклу с пустыми глазницами. Охапку роз, благоухающих тленом. Сверток в окровавленной газете, который никто не захочет развернуть.)
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
чувствовала, что стала чем-то необъятным, мерцающим и самодостаточным, чем-то изборожденным болью в некоторых местах и в то же время распластанным — протянувшимся в унылые, безвидные, дальние дали.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
Это правда, что бывают на свете люди, которым ты мучительно хочешь доставить удовольствие. Дерек был как раз из таких. Если тебе не повезет, то люди эти помещают тебя в дальний ящик своего рассудка, обрекая на пожизненное презрение.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
даже не осознаешь, как много ты теряешь вместе с самоуважением и как тебе его не хватало, ты начинаешь понимать, только когда снова потихоньку его обретаешь
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
Какая острая боль. Она станет хронической. Хроническая значит долговременная, но, может, не постоянная. Может, это означает также, что от нее не умирают. Ты от нее не освободишься, но и не умрешь. Ты не чувствуешь ее каждую минуту, но без нее не проходит и дня. Ты научишься разным трюкам, чтобы ее утихомирить или прогнать, стараясь не покончить с ней, разрушив первопричину этой боли.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
Эти вот, другие прелюбодеи рассматривались как безответственные, незрелые, эгоистичные и даже жестокие люди. И удачливые. Удачливые потому, что все их соития — в припаркованных машинах, или в высокой траве, или на испятнанных постелях в доме каждого из них, или, скорее всего, в мотелях вроде этого — были великолепны. Иначе они бы никогда не испытывали такого желания обладать друг другом любой ценой или не верили бы так безоглядно в свое будущее, в совместную жизнь, которая будет несравненно лучше той, что осталась в прошлом.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
нетерпимо, в конце концов, когда две оболочки, две взаимно непроницаемые эпидермы разделяют нас, когда у каждого свой кислород, своя собственная кровь, каждый крепко заперт, бесконечно одинок в своей шкуре
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
Она наслаждалась короткими прогулками по пустым улицам, ей казалось, что она становится городской жительницей, обособленной и одинокой, живущей в ореоле особенной мечты.
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichцитирует2 года назад
Ты страшен, пойми, страшен, как ангелы, ты считаешь, что весь мир идет прямо вперед, сильный и ясный, как ты сам, разгоняя тени, притаившиеся у обочин дороги... Но ведь много и таких, у которых нет ничего, кроме совсем крошечного огонька, слабо мерцающего под бичом ветра. А тени удлиняются, теснят нас, влекут, сбивают с ног... О, пожалуйста, любимый мой, не смотри на меня, не смотри сейчас на меня. Может быть, я не такая, какой ты хотел меня видеть. Не та, которую ты выдумал в первый день нашего счастья... Но ты ведь чувствуешь, что я рядом с тобой, не правда ли? Я здесь, совсем близко, это мое тепло, моя нежность, моя любовь. Я дам тебе все радости, какие могу тебе дать. Пока не требуй у меня большего, чем я могу, довольствуйся этим... Не смотри на меня. Позволь мне жить...
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз