Блокада Ленинграда. Народная книга памяти

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    Julia Sadovnikovaцитируетв прошлом году
    Но ленинградцы не сдавались, отдавая последние силы, чтобы фашистам не удалось выполнить директиву их бесноватого фюрера: «…стереть город Петербург с лица земли…».
    Julia Sadovnikovaцитируетв прошлом году
    С 25 декабря 1941 года работала Дорога жизни – от Жихарева на западном берегу Ладоги до Борисовой Гривы на восточном берегу.
    Julia Sadovnikovaцитируетв прошлом году
    После снятия блокады я видел около кинотеатра «Гигант» повешенных немцев. Зимой 1944 – 1945 годов, возвращаясь из школы домой, я также часто видел пленных, охраняемых нашими конвоирами. Они очищали от снега каток, и у них был очень несчастный вид. Мне их было жалко, и иногда я отдавал им оставшийся от завтрака хлеб, который они с благодарностью принимали и при мне съедали.
    Julia Sadovnikovaцитируетв прошлом году
    Большую часть блокадных дней мне пришлось коротать наедине с черным репродуктором. Мама круглосуточно работала в морском порту телефонисткой.
    Julia Sadovnikovaцитируетв прошлом году
    В один из дней мама нам сказала, что у нее нет больше сил бороться и так жить, что мы затопим буржуйку, закроем трубу и ляжем спать, чтобы утром не проснуться. Это была бы самая легкая смерть – мы все дружно согласились с ней. Спорил лишь отец, который не хотел умирать. Прямо при нас он сказал маме: «Мы с тобой должны жить, и поэтому все те продукты, что дают нам на всю семью, должны съедать мы, а дети у нас еще будут». Это было очень жестоко, от голода у него помутился рассудок. Но мама с отцом не согласилась, мы все были ей очень дороги. Моему отцу в тот момент было 43 года, а маме 37 лет.
    Julia Sadovnikovaцитируетв прошлом году
    Вырезали из карточек талоны на крупу, на мясо, а давали супчик, где плавала одна макаронинка.
    Julia Sadovnikovaцитируетв прошлом году
    Потом началась блокада. В это время эвакуировали детские сады, школы, но мама нас не отпустила. Первое время мы ходили в бомбоубежище, а потом мама просто сажала сестру и меня на кровать и садилась сама, чтобы если убьет, то сразу всех.
    Julia Sadovnikovaцитируетв прошлом году
    Фашисты, рассвирепевшие от стойкости ленинградцев, которых не удалось задушить голодом, продолжали тактику сравнивания города с землей. Не прекращались бомбежки и артобстрелы. Однако, если нас не сломил голод, никакие бомбы и снаряды нас уже не могли сломить. Мы уже ничего не боялись.
    Julia Sadovnikovaцитируетв прошлом году
    Немцы неистовствовали. Задачу, поставленную Гитлером – «сровнять город с землей», – они выполняли день и ночь. Но мы уже ничего не боялись – все притупил голод.
    Kisя Розовенбкая нняцитирует4 года назад
    получил «пятерку» – убил Ганса (офицера), получил «четверку» – убил Фрица (солдата), получаешь «двойку» – значит, стреляешь по своим.
    Kisя Розовенбкая нняцитирует4 года назад
    нельзя было ложиться и ничего не делать. Кто ложился, тот больше никогда не вставал.
    Элеонора Соешевацитирует4 года назад
    В семье Алехиных, как и во многих других ленинградских семьях, варили мужские кожаные ремни и обувь.
    Элеонора Соешевацитирует4 года назад
    Эти горькие страницы обязательно нужно читать. Лекарство, оно необязательно должно нравиться. Лекарство может быть горьким, некомфортным, неприятным, но лекарства существуют для того, чтобы люди оставались здоровыми.
    Татьяна Кузьминацитирует5 лет назад
    А потом отца увели. 58-я статья – позже реабилитировали, восстановили в партии, но 10 лет он отсидел. А все потому, что неосторожно кому-то на заводе рассказал, каково было в блокадном Ленинграде…
    Татьяна Кузьминацитирует5 лет назад
    Воспоминания пошли только теперь, когда мы сами начали вспоминать. Это было страшно и немыслимо – как же так, такой большой город был в блокаде. И там ведь жестокое и ужасное происходило тоже. Разговоры шли только в близком кругу. А в открытую – как сейчас – не приветствовалось. То есть все признавали, что была блокада, – но без деталей.
    Максим Лёвинцитирует6 лет назад
    Работал и один театр – Театр музыкальной комедии. Спектакли проходили в Александринке, как любовно называли, да и сейчас называют ленинградцы театр имени А. С. Пушкина. Помню, был на спектакле «Давным-давно» («Гусарская баллада»). В холодном зале голодные актеры пели и танцевали, как в мирное время. Разве это не подвиг?
    Алина Лобанковацитирует6 лет назад
    Наступила самая тяжелая для ленинградцев зима 1941 – 42 годов, когда морозы достигали 40 градусов, а не было ни дров, ни угля. Съедено было все: и кожаные ремни, и подметки, в городе не осталось ни одной кошки или собаки, не говоря уже о голубях и воронах. Не было электричества, за водой голодные, истощенные люди ходили на Неву, падая и умирая по дороге. Трупы уже перестали убирать, их просто заносило снегом. Люди умирали дома целыми семьями, целыми квартирами.
    Алина Лобанковацитирует6 лет назад
    Город жил не только борьбой, но и искусством. Знаменитая Ленинградская симфония Дмитрия Шостаковича, транслируемая из концертного зала Государственной филармонии, произвела «взрыв» в умах не только союзников, но и врагов. Войска ПВО тщательно подготовились к этому концерту: ни одному вражескому самолету не удалось в этот день прорваться к городу.
    Алина Лобанковацитирует6 лет назад
    всего из трехмиллионного города к концу блокады осталось лишь около 900 тысяч
    Алина Лобанковацитирует6 лет назад
    Героическая оборона Ленинграда явилась легендарным событием не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны. В истории войн не было города, который бы в течение 900 дней в условиях голода и холода, бомбовых ударов и артиллерийских обстрелов прямой наводкой не только выдержал столь длительную осаду, но и победил, сдержав натиск почти одной трети фашистских армий.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз