Брюс Чатвин

В Патагонии

Сообщить о появлении
Загрузите файл EPUB или FB2 на Букмейт — и начинайте читать книгу бесплатно. Как загрузить книгу?
    Филипп Каретовцитирует4 года назад
    Всю неделю, что я провел там, стояла прекрасная летняя погода. Магазины были украшены к Рождеству. Мавзолей Перона в Оливосе только что открылся, Эва прекрасно выглядела после турне по хранилищам европейских банков. Какие-то католики пропели заупокойную мессу по Гитлеру, и все ожидали военного переворота.
    Денис Бояриновцитирует5 лет назад
    Крепкие и безбородые,
    Телом быстрые и мускулистые,
    Твердые члены, нервы из стали.
    Проворные, наглые, бодрые,
    Смелые, доблестные, дерзкие,
    Закаленные в работе, сносящие Смертельный холод, голод, жару.
    Марина Манешинацитируетв прошлом году
    Городок Пуэрто-Наталес утопал в солнечном свете, но розовые облака уже собирались на той стороне пролива Последней Надежды. Крыши домов были изъедены ржавчиной и грохотали на ветру. Кисти рябины горели красным огнем, от этого листва казалась черной. Все сады заросли дикой петрушкой и щавелем.
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    Вдоль Южных Анд повсюду можно услышать о bandoleros norteamericanos [51]. Эту историю я взял из второго тома «Memorias de un Carrero Patagonico» [52] Асенсио Абейхона.
    В январе 1908 года (то
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    напоминает мне Россию. Она нахмурилась. Разве Рио-Пико хоть чем-то напоминает Урал? В Аргентине ничего нет — только овцы да коровы, да люди, похожие на овец и коров. И в Западной Европе ничего нет
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    Что это, каолин?
    — Белая фарфоровая глина.
    — Белая чё? Чё, правда белая? Белая! Боже ж ты мой! Белый рудник! И где он, говоришь
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    Солнце стояло высоко. Столбы дыма вертикально поднимались над каминными трубами. Раньше Рио-Пико был немецкой колонией Нуэва-Алемания [56], и дома выглядели по-немецки. Кисти бузины терлись о дощатые
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    народа, а без зтого разговор теряет всякую соль. Но все равно это первоклассная страна!
    Тут (в этой части страны) сейчас только разводят скот, и более подходящего места для этого не придумаешь: я нигде не видал пастбищ лучше, а тут они тянутся на сотни и сотни миль, незаселенные и даже почти неразведанные. Все злаки и овощи здесь растут сами, без всякого искусственного орошения, но это здесь, где я живу, у подножия Анд, а дальше на восток начинаются прерии и пустыни, и они подходят только для скота. Там без искусственного орошения уже не обойдешься. Но зато здесь, в предгорьях, хорошей земли еще лет гиг сто с лихвой хватит
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    орода, лучшие места Южной Америки и вот попал сюда. Эта часть страны мне так понравилась, что я тут поселился — похоже, уже навсегда, с каждым днем мне тут все больше нравится. У меня 300 коров, 1500 овец и 28 хороших верховых лошадей, двое человек помощников, а еще дом в четыре комнаты, склад, конюшня, курятник и несколько куриц. Единственное, чего не хватает, так зто повара, потому что я живу чертовым холостяком и иногда бывает очень одиноко: я весь день один, соседи не в счет, к тому же в этой стране говорят только по-испански, а я не говорю по-испански с достаточной легкостью, чтобы обсудить свежайшие сплетни и слухи, столь дорогие сердцу любого
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    таких дальних краев. США мне стали тесноваты в последние два года, и мне не сиделось, охота была посмотреть белый свет, в Штатах-то я, по-моему, уже видел все, что в них есть хорошего. А через несколько месяцев после того, как я посылал вам Л. за той фотографией, на которой прыжок на веревке... еще один из моих дядюшек скончался и оставил нашей маленькой семье из трех человек 30000 долларов. Я забрал свои 10000 и стал раскатывать по свету, повидал лучшие
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    на всех, кто тут живет, в до цивилизации тут неблизко: до Буэнос-Айреса, это столица Аргентины, 1600 миль, ближе 400 миль нет ни морских портов, ни железной дороги, зато всего в 150 милях — Тихий океан. Чтобы попасть в Чили, надо идти через горы, а горы считались непроходимыми, но прошлым летом чилийское правительство, оказывается, проложило через горы дорогу, так что до Порт-Монта в Чили мы летом сможем добираться за четыре дня. А старым путем, в обход, это не меньше двух месяцев. И это для нас очень выгодно, ведь мясо мы сбываем в Чили, а теперь мы сможем перегонять коров в десять раз быстрее, и они не успеют отощать по пути
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    — Патагония! — вскричал он. — Суровая возлюбленная. Она берет вас в плен своих чар. Колдунья! Она заключает вас в объятия и никогда не выпускает.
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    садор, крестообразный железный вертел, и воткнул его в землю, наклонив над огнем. Потом мы ели асадо с соусом, который называется сальмуэра, из уксуса, чеснока, чилийского перца и орегано.
    — Он вытягивает из мяса жир, — сказала миссис Пауэлл.
    Мы пили vino rosado, и Алун Пауэлл говорил о травах, растущих в пустыне.
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    Утес круто поднимался над паромным причалом. Я взобрался туда по тропинке, чтобы взглянуть вверх по течению, в сторону Чили. Я увидел реку, блестящую, скользящую сквозь белые, точно кости, утесы, с изумрудными полосками полей по обеим сторонам. За утесами раскинулась пустыня. Ни звука — лишь свист ветра, кружащего в терновнике и проносящегося сквозь стебли мертвых трав, ни единого признака жизни, кроме разве ястреба да черного таракана, пробиравшегося среди белых камней.
    Патагонская пустыня — это не пустыня из песка или камня, это низкие заросли серых колю
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    деньгах и отказался взять с меня хоть что-то. Эта страна начинала мне нравиться
    Yuliya Martirosovaцитирует2 года назад
    Когда я проснулся, автобус шел по пологим холмам. Небо было серым, и лоскуты тумана висели над долинами. Зеленые пшеничные поля сменялись желтыми, на пастбищах паслись черные стада. То и дело мы пересекали речушки, заросшие ивами и пампасной травой. Эстансии с их строениями скрывались за ширмами тополей и эвкалиптов
    Филипп Каретовцитирует4 года назад
    Кончита Марин была беззаботной, живой, полногрудой женщиной, с двумя сыновьями и без мужа. Ее любовники носили свитера с приставшими рыбными чешуйками и приходили к ней прямо с моря. В то утро, когда я зашел к ней, на ней был розовый джемпер, позвякивающие сережки и рекордное количество зеленых теней для глаз. Несколько пластиковых бигудей пытались навести порядок в ее спутанных черных волосах.
    Да, она хорошо относилась к парикмахеру. Он всегда был такой сдержанный и корректный. А еще — очень странный! Интеллектуал, сказала она.
    — Представьте, он мог лежать в своем саду и смотреть на звезды.
    Филипп Каретовцитирует4 года назад
    Бодлер называет «Великой болезнью: страхом перед собственным домом».
    Филипп Каретовцитирует4 года назад
    Мы уже приближались к мысу Горн на всех парусах, сильный ветер задувал справа. Было воскресное утро. Я то спускался, то поднимался через главный люк с Чипсом-плотни-ком, и он сказал: «Наши девушки тянут обеими руками».
    Любой старый моряк вам скажет, что у каждого корабля есть веревка: одним концом она привязана к носу, а другой — в руках девушек, что остались дома. Когда в паруса дует попутный ветер, моряки говорят, что это девушки дружно тянут корабль за веревку. А когда ветер плохой, то говорят, что на веревке узел или петля и никак не пройдет через блок; а некоторые говорят, что это девушки веселятся с солдатами и позабыли своих морячков.
    Филипп Каретовцитирует4 года назад
    Обнаруживая в «примитивных» языках нехватку слов для выражения моральных идей, многие предполагают, что этих идей там не существует. Но понятия «благого» и «прекрасного», столь важные для западной мысли, не имеют смысла, если они не привязаны к вещам. Самые первые носители языка брали сырой материал из окружавшего их мира и сжимали его в метафору, чтобы с ее помощью намекнуть на абстрактную идею. Язык яганов — и, надо думать, все остальные языки — действует подобно системе навигации. Названные вещи — это фиксированные точки, между которыми есть связь, концы отрезка, позволяющие говорящему прокладывать курс дальше. Если бы Бриджес почувствовал, сколь широко ветвится метафора языка яганов, его работа не кончилась бы никогда. Но все же до нас дошло достаточно, чтобы мы могли представить себе, насколько ясен был их разум.
    Что бы мы подумали о людях, которые определяли «монотонность» как «отсутствие друзей»? Или использовавших для понятия «депрессия» слово, которое описывает особенно уязвимую фазу в годовом жизненном цикле краба, когда он сбрасывает старый панцирь и ждет, когда отрастет новый? Или производивших понятие «ленивый» от «чернохвостого пингвина»? А «неверного супруга» от зябленника, маленького сокола, перелетающего с места на место и вдруг зависающего недвижно над следующей жертвой?
    Вот всего несколько синонимов:
    Снег — рыбьи чешуйки.
    Косяк шпрот — скользкая слизь.
    Груда деревьев, упавших и мешающих проходу, — икота.
    Топливо — что-то сгоревшее — рак.
    Пустые двустворчатые ракушки — заскорузлая кожа — старость.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз