Антон Секисов

Бог тревоги

    Яна Череватаяцитирует10 дней назад
    , нежный москвич, должен переехать в Санкт-Петербург. Только здесь я смогу писать. Только здесь я смогу стать счастливым — но, конечно, не простым
    Яна Череватаяцитирует10 дней назад
    солнечным счастьем обывателя, а изощренным счастьем городского невротика, помещенного в свою родную невротическую стихию
    Яна Череватаяцитирует10 дней назад
    Моя Троянская битва — это переезд в Петербург.
    Elena Surninaцитирует15 дней назад
    Все равно дома от меня было мало толку — большую часть времени я бесцельно болтался посреди комнаты, как водоросль в аквариуме, которую от скуки трепали две маленькие пираньи.
    Elena Surninaцитирует17 дней назад
    Другие женщины не то чтобы осаждали мой замок на улице Комсомола, а потребность в нежности, в иногда очень приятных для нашей чувствительной оболочки ласках овладевала мной тем сильней, чем мрачнее становилась погода.
    Ко всему прочему, следовало исходить из соображений прагматики: я уже приложил усилия, вложил некоторые финансовые и эмоциональные ресурсы в наши отношения, и эти инвестиции в случае отказа сгорели бы без следа
    Elena Surninaцитирует17 дней назад
    хотелось сесть на ступеньки этого бесконечно длинного эскалатора, чтобы на пару секунд перевести дух. Ведь так часто поступают некоторые жители или гости города, которые делают это в силу невоспитанности или какой-то особой раскрепощенности, при этом иногда даже занимая левую сторону. Время от времени они еще делают в вагонах метро танцевальные упражнения, поют или тренируют приемы вольной борьбы и самбо. И только страх, что и меня могут причислить к подобной группе людей, удержал от этого естественного движения.
    Elena Surninaцитирует21 день назад
    Сердце скакало в груди: Рита была еще слишком юна и не понимала, что тридцатилетние обессилевшие невротики — не лучшая аудитория для сюрпризов.
    Rita Riцитируетв прошлом месяце
    Знакомые петербуржцы, с которыми я выпивал, когда приезжал в город на несколько дней, теперь напоминали местные старые здания – с пышными фасадами и замусоренными подворотнями. При эпизодических встречах они казались людьми редкого остроумия и изящества, но теперь я увидел, что они подолгу угрюмо молчат. Что в запасе у них очень скудный запас повторяющихся парадных историй, за пределом которых один непрерывный траур по самим себе.
    Санал Тумзуковцитируетв прошлом месяце
    Это ли не настоящее проклятье древних сфинксов — быть прирожденным писателем, неспособным ничего сочинить.
    Санал Тумзуковцитируетв прошлом месяце
    Я с детства осознавал границы своих возможностей. Мне не требовалось прожить тридцать лет, чтобы понять: я никогда не сыграю за российскую сборную по футболу, не возглавлю национал-патриотическую или либертарианскую партию, не поеду гастрольным туром с программой «Аншлаг».

    Но теперь-то я понял, что мне недоступны и куда более примитивные, общедоступные, но от того не менее ценные навыки. Я никогда не пойму, чего я хочу, не научусь устраивать быт, не научусь выбирать женщин, не научусь ни работать, ни отдыхать, ни вести социальные сети, ни заводить полезных знакомств. Я не способен жить и любить, и оставалось только в очередной раз беспомощно вопрошать, кто и зачем сотворил меня, такую бессмысленную махину, груду костей, которая держится на одних лишь печали и самомнении.
    Виктор Русаевцитируетв прошлом месяце
    Вспоминая свои приезды, я видел драгоценные черепки, из которых складывается прекрасная альтернативная жизнь, и ей живет в этом городе мой доппельгангер. Жизнь, в которой едешь зимой посреди ночи до станции Царскосельской, чтоб поглядеть на любимую скамейку Иннокентия Анненского. А не жизнь, в которой ползаешь возле кулера, на полу, выдавливая друг другу глаза ради верного написания «миллиарда».
    Виктор Русаевцитируетв прошлом месяце
    Я присмотрелся и понял, что предмет – птица. По оперению было видно, что это скворец. Почему-то сразу стало понятно, что скворец мертвый. Труп птицы кротко лежал в углу.
    Сергейцитируетв прошлом месяце
    «Отвращение к себе привычно, как дыхание», – это про меня написал Мишель Уэльбек.
    Сергейцитируетв прошлом месяце
    я по­пытался представить здесь, в Озерках, черноволосого тощего Блока в сюртуке, стоящего у окна усадьбы. Но вмес­то того я представил поэта Блока в новостройке на другой стороне: рваные носки сушатся на батарее, всклокоченная голова, растянутая футболка, тут же его приятель и одновременно соперник Белый, с лицом стереотипного петербургского алкаша, опустившегося учителя музыки. Они пьют теплую водку и закусывают твердыми, как галька на морском берегу, сухарями.
    Сергейцитируетв прошлом месяце
    Лида была похожа на распластанного в воде осьминога. Он болтается на глубине с безразличностью мертвеца, но стоит вам оказаться поблизости, и он не выпустит вас ни за что, пока ваш череп не будет, подобно ореху, расколот с помощью клюва, а его содержимое выпито без остатка. Сложно представить себе более жуткое изобретение природы, чем осьминог или кальмар, наделенный одновременно клювом и щупальцами.
    Сергейцитируетв прошлом месяце
    В окрестностях не водилось продуктов, только ларек шавермы, где подавали больных голубей в лаваше, приправленных квашеною капустой.
    Сергейцитируетв прошлом месяце
    Стоило мне зазеваться за столом с тарелкой, как она уже исчезала из-под меня, отмывалась и отправлялась в сушилку, стол протирался сухой тряпкой, пол под ногами – шваброй, и я не успевал покинуть кухню, а от моего присутствия уже не оставалось следа.
    Сергейцитируетв прошлом месяце
    Кухня была сколь просторной, столь и непереносимой для жизни. Вся в грязно-зеленых тонах, липкая и сырая, с запахом протухшей рыбы из неведомо какого угла – она напоминала логово подводного бога Дагона. Страшнее кухни была только ванная, ржавая, темно-оранжевая, она пахла так, как будто здесь долго держали, не давая сходить в туалет, почечного больного. Вода вытекала из кранов мутноватой и слабой струйкой, разнося запах стухших в стиралке носков, и в довершение всего от этой воды у меня начинался зуд, из-за которого я не мог даже вымыть руки.
    Сергейцитируетв прошлом месяце
    Я выходил из поезда сжатым в нервный комок, ожидая, что на меня сразу, как рыболовная сеть, накинется снег с дождем и градом, с первым же шагом я поскользнусь на ­чьей-то блевотине, упаду, стукнувшись головой о перрон, подбежит цыган и вытащит кошелек, паспорт, ноутбук, и дальше все пойдет в таком же темпе аллегро.
    Сергейцитируетв прошлом месяце
    старшекурсница, похожая на комарика, тыкалась во все предметы мебели, как пы­лесос-робот, и хрипела голосом вылезшей из пруда утопленницы: «Фармацевт! Дайте мне телефон фармацевта-а-а».
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз