Михаил Лермонтов

Герой нашего времени

    Анастасия Сергеевнацитирует6 лет назад
    Явно судьба заботится о том, чтоб мне не было скучно.
    Вероника Васильевацитирует6 лет назад
    из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается
    Zlata Bezuglayaцитирует6 лет назад
    Я был скромен – меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, – другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, – меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, – меня никто не понял: и я выучился ненавидеть.
    flizaцитирует6 лет назад
    если б все люди побольше рассуждали, то убедились бы, что жизнь не стоит того, чтоб об ней так много заботиться…
    Софья Воротилкинацитирует6 лет назад
    женщин трудно убедить в чем-нибудь, надо их довести до того, чтоб они убедили себя сами
    b2914122334цитирует6 лет назад
    радости забываются, а печали никогда
    Silken Flossцитирует6 лет назад
    Я давно уж живу не сердцем, а головою. Я взвешиваю, разбираю свои собственные страсти и поступки с строгим любопытством, но без участия. Во мне два человека: один живет в полном смысле этого слова, другой мыслит и судит его
    Мария Пустоваяцитирует6 лет назад
    а все живешь – из любопытства
    Zlata Bezuglayaцитирует6 лет назад
    Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия; я только удовлетворял странную потребность сердца, с жадностью поглощая их чувства, их нежность, их радости и страданья – и никогда не мог насытиться
    Нурсултан Беркутбайевцитирует6 лет назад
    я был угрюм, – другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, – меня ставили ниже
    Mika Mamedovaцитирует8 лет назад
    – Да, такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали – и они родились. Я был скромен – меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, – другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, – меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, – меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду – мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние – не то отчаяние,
    isopkova93цитирует6 лет назад
    Я люблю сомневаться во всем: это расположение ума не мешает решительности характера – напротив, что до меня касается, то я всегда смелее иду вперед, когда не знаю, что меня ожидает. Ведь хуже смерти ничего не случится – а смерти не минуешь!
    sikurichi19238цитирует6 лет назад
    О самолюбие! ты рычаг, которым Архимед хотел приподнять земной шар!..
    Kseniia Samoilovaцитирует4 года назад
    Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее не находит нравоучения.
    Илья Новиковцитирует5 лет назад
    Зачем же подавать надежды?
    – Зачем же ты надеялся?
    Сергей Шерстюкцитирует6 лет назад
    Признаюсь, я имею сильное предубеждение против всех слепых, кривых, глухих, немых, безногих, безруких, горбатых и проч. Я замечал, что всегда есть какое-то странное отношение между наружностью человека и его душою: как будто с потерею члена душа теряет какое-нибудь чувство.
    Екатерина Марушевскаяцитирует6 лет назад
    Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка; солнце ярко, небо синё – чего бы, кажется, больше?
    Александр Коротковцитирует6 лет назад
    Мы друг друга скоро поняли и сделались приятелями, потому что я к дружбе неспособен: из двух друзей всегда один раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается; рабом я быть не могу, а повелевать в этом случае – труд утомительный, потому что надо вместе с этим и обманывать; да притом у меня есть лакеи и деньги!
    Маргарита Хоперияцитирует5 лет назад
    Ведь есть, право, этакие люди, у которых на роду написано, что с ними должны случаться разные необыкновенные вещи!
    Анастасия Сергеевнацитирует6 лет назад
    есть ли ум под нумерованной фуражкой и сердце под толстой шинелью?
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз