Цитаты из книги «Уникальный экземпляр. Истории о том о сем», Том Хэнкс

Ты со мной флиртуешь?
— Вовсе нет, — ответила Анна, — я делаю тебе предложение. Почувствуй разницу. Флиртовать — это все равно что забрасывать удочку. То ли клюнет, то ли нет. А предложение — это первый шаг к заключению сделки.
я оказался единственным агентом, кому она доверяла, поскольку в свое время у меня были отношения с ее подругой и, когда мы разбежались, я не сказал о той девушке ни одного худого слова.
Мне думалось так же, и не раз, — задумчиво проговорил Берт. — Как видно, я в вечном поиске.
— Везет же вам, холостякам. Можете сколько угодно ждать свою единственную — и никто не станет указывать на вас пальцем. — Она перебрала незнакомые Берту имена холостых киноактеров и спортсменов. — Но у женщин не так. Чуть замешкалась — и ты уже старая дева.
— Мама говорит: если в ближайшее время ты не найдешь себе мужа, то останешься с носом! — сказала Вирджиния. — Тебе почти двадцать семь!
— Думаю, нам пора стать ближе, — прошептала Анна. — Раздевайся.
Так я и сделал. А когда она и сама осталась без одежды, я погиб.
а или туристы со всех концов света. Недавно я целый день ходил по музеям, пока дамы делали чистку лица, всякие массажи и педикюры, а попросту говоря — лечились от похмелья.
Будильник на своем телефоне она поставила на 5:45, потому что у нее было много дел. Меня она тоже растолкала, позволила выпить одну-единственную чашку кофе и заставила влезть в спортивный костюм.
— У меня же икры болят, — напомнил я.
— Это самовнушение, — отрезала она.
— Не хочется сегодня на пробежку, — жалобно протянул я.
— Плохо, котик. — Она швырнула мне в лицо тренировочные штаны.
Утро выдалось холодным и промозглым.
Он вышел сделать пару затяжек и сам не заметил, как дал прикурить кареглазой девушке по имени Делорес Гомес. Всю ночь напролет они с ней танцевали, смеялись, ели блинчики, запивая их кофе, и целовались. С наступлением утра две жизни изменились навсегда.
Как только человек говорит, что разболелся, он позволяет себе разболеться.
Мона была с гнильцой. Но целовалась сказочно.)
По приезде в Нью-Йорк первым делом полагается огорчить родителей.
Как повелось с 2003 года, когда ему исполнилось пять лет

Можно проще: с пятилетнего возраста

ногах у него были шлепанцы; в принципе, стояло лето, но если мужчина в будний день разгуливает в шлепанцах, то, как думалось Бетт, он потерял работу, а новую не нашел.
Девушка наполняет нашу жизнь событиями. Посмотри на нас. Время к полуночи, а мы, не выходя на улицу, слазили в горы, сплавились по реке и напрыгались с вышки. В школьные годы я бы к концу дня был на такое не способен. Она для нас – катализатор.
Вот смотри. Нью-Йорк, Нью-Йорк усвоить проще простого. Он имеет форму ладони. Авеню, все под номерами, длинные, тянутся от пальцев к запястью. Стриты, все пронумерованные, идут поперек ладони. Бродвей, линия жизни, изогнут на всем протяжении. Два средних пальца — это Центральный парк.
Керк в качестве щита прикрывался книгами, которые заканчивались у него чрезвычайно быстро, как у заядлого курильщика — сигареты с ментолом.
— Родители огорчатся, если я откажусь от своего имени.
— По приезде в Нью-Йорк первым делом полагается огорчить родителей.
В наши дни «Сухой лог» Шеппертона ничего особенного собой не представляет. Плоская, вытянутая в ширину местность. Пылища. Но по желанию матушки-природы получает больше солнечных лучей, чем Тейлор Свифт — лайков.

Ха ха

Ребекка хотела, чтобы Сью убралась на все четыре стороны; Шелли хотела, чтобы Сью убралась на тот свет.
Не потому, что муж боится ей перечить, а потому, что любит исполнять ее желания. Но сейчас достаточно было и того, что они сели пить кофе в тишине уютной кухни заснеженного дома и муж накрыл ладонью ее руку.
Но каковы бы ни были ваши вкусовые предпочтения, не требуйте себе молока или заменителя сливок. Работающие за стойкой кофейные пуристы не упустят случая объяснить, почему это неправильно
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз