Анатолий Иванов

Тени исчезают в полдень

Зеленый Дол — небольшая глухая деревенька на берегу тихой сибирской речушки Светлихи. Но именно в этих Богом забытых местах и происходят бурные события романа. Эпопея «Тени исчезают в полдень» охватывает огромный период в истории России: годы Гражданской войны, коллективизация, суровые военные годы 1941–1945 годов, послевоенное восстановление народного хозяйства.
854 бумажные страницы

Впечатления

    Ольга Федоткоделится впечатлением3 года назад
    👍Советую

    Книга о настоящих людях и просто о жизни, которая не останавливается несмотря ни на что.

    Екатерина Дурнобраговаделится впечатлением2 месяца назад

    Очень сильная книга. Советского писателя. Простые слова. Как прессом придавливают. Жаль, раньше не прочла.

    jsolodделится впечатлением3 года назад
    💞Романтично

    Удивительная вещь!!!

Цитаты

    Екатерина Дурнобраговацитирует2 месяца назад
    Оказалось, родители девочки, закоренелые иеговисты, организовали целый кружок — «килку», по-ихнему. «Килку» эту накрыли во время переписки журнала «Башня стражи». Есть такое издание «Общества свидетелей Иеговы», обязательное пособие для иеговистов при изучении Библии. Печатается в Соединенных Штатах Америки и других странах, на многих языках.
    alkutskayaцитирует4 года назад
    Уже много лет клавдия Никулина жила отдельно от отца, в маленьком, всего в три оконца, деревянном домике. Жила тихо и строго, как монашка, и все ждала, ждала своего мужа, Федора Морозова, сына Пистимеи и Устина, с которым ей не пришлось даже и переночевать. Ранним августовским утром 1943 года ее жених вскочил верхом на подведенную ему лошадь и ускакал в военкомат. Рассеялась пыль из-под копыт — и словно не было на свете Федора Морозова.
    А потом, спустя год, вызвал председатель колхоза, Захар Большаков, Клашку в контору, отворачивая лицо, дал ей маленький листок, на котором прыгали, как черные пауки, неровные буквы: «… Федор Устинович Морозов… геройски погиб в боях за деревню Усть-Каменку…»
    — Нет, нет… Не может быть… — проговорила Клашка совсем спокойно. Только голос был тихий и бесцветный. И уж потом закричала и в беспамятстве упала на крашеный, чисто вымытый пол.
    Потекли годы. Ложились на землю снега, таяли. Шумело травами заречье. Снова толстый слой снега покрывал их на долгие месяцы. Но проходило время — и он снова таял.
    Клашке казалось: придет час — и ее женская тоска растает, распустится, как снег под солнцем, и выльется, стечет теплыми и радостными, облегчающими душу слезами. Это произойдет, когда вернется Федор.
    И это казалось Клавдии уже почти двадцать лет.
    Анастасия Сергеевацитирует4 года назад
    — Начать можно с криком, до середки дойти — с хрипом, да там и язык вывалить.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз