Книги
Александр Архангельский

Коньяк «Ширван»

    Michael Fedchenkoцитирует3 месяца назад
    Понимаешь, когда пишут книжки про царей, политиков и даже великих ученых, начинают ab ovo, раскладывают пасьянс из исторических событий, сопровождавших рождение героя. Наводнение, землетрясение, глад, мор, военный союз, изобретение атомного оружия, династийный конфликт, открытие Америки, появление телеграфа, прорыв континентальной блокады, восемнадцатое брюмера, четырнадцатое декабря, Стоглавый собор. Считается, что все это важно: в истории завязались узелки, которые герою по мере взросления предстоит развязывать, а иногда разрубать. Когда же пишут про появление на свет нормального человека, начинают умиленно бормотать: погоды стояли в ту осень холодные, матушка топила печку, папинька приехали, старая ключница выпила всю наливку, а вы уже записали мальчика в ясли, очередь-то на полгода вперед?
    Записали, дяденька, не извольте беспокоиться, только при чем тут будущее, невероятная судьба ребенка? Он вырастет, женится, пойдет на войну, сгинет в революцию, сделает состояние на хлебном кризисе, попытается выпрыгнуть из окна небоскреба во время Великой депрессии, возьмет себе на память осколок Берлинской стены и потеряет все деньги в год дефолта, чтобы уехать в Китай и стать гражданином мира. Он не будет принимать никаких решений, не сделает политической карьеры, вообще не сохранит своего имени в истории. Но история — это он, история — это то, что пройдет сквозь него и в нем осуществится.
    Александр Лавровцитирует6 месяцев назад
    Точно так же они будут читать Солженицына. Для одних Иван Денисович — жертва режима, для других — новый Платон Каратаев, русская покорная душа, но для большинства он был новым святым. Без дряхлой веры и старых попов.
    Tarlan Asadliцитирует2 года назад
    Вот, сынок, наконец-то собрался. Давно хотел представить тебе отчет о прожитой части жизни. С ненужными подробностями, излишними деталями, случайными полусмазанными кадрами, как в семейном альбоме
    b4342237661цитирует2 года назад
    Все мы уходим туда, где нас любят; Господь Бог не исключение.
    Yakov Trotцитирует4 года назад
    Курила папиросы «Беломор», работала на чертовом колесе билетершей и страшно кашляла.
    диадемацитирует5 лет назад
    я бывал на отвальных: в пустой замызганной квартире, на непроданном драном ковре стояли батареи водочных бутылок, все были возбужденные и злые, в начале застолья звучал обязательный Галич, в середине врывался Высоцкий, под утро приходило время Окуджавы, возьмемся за руки друзья и все такое, а потом одни ныряли в Шереметьево и исчезали, а другие молча шли на неизменную работу
    диадемацитирует5 лет назад
    началу 80-х всеобщее недоверие к церкви ослабнет, а в конце 80-х, когда начнет крошиться привычный мир, социальный ужас подхлестнет равнодушное большинство, и оно толпой, с гиканьем и ржаньем, понесется на церковные просторы. Давние посевы вытопчет, как следует намусорит, отползет обратно. Но кое-кто укоренится; ради них, немногих, все это и стоило затевать. Бог не заинтересован в спасении классов, родов и видов; лишь некоторые народы почему-то занимают Его особо; а так, насколько я понимаю, Он озабочен исключительно спасением отдельных душ. И готов выкупать их за любую цену. Если я не прав — пусть поправят.
    диадемацитирует5 лет назад
    Весь двадцатый век Россия только и делала, что теряла сограждан и приобретала святых
    диадемацитирует5 лет назад
    Кино получило высшую премию, Золотого Льва (хорошо, не тельца); но что именно премировали, вот вопрос? Режиссер снимал истеричную мистерию о тайне смерти; советские начальники посылали «Иваново детство» в Венецию как героическую драму про подвиг и жертву маленького солдата; европейцы увидели в фильме житие святого, который ничего не знал о Боге и церкви — только потому и стал святым.
    диадемацитирует5 лет назад
    А потом они сели в саду пообедать чем бог послал. Бог послал ледяной окрошки; Клиберн недоверчиво помешал ложкой в тарелке и спросил: а что за суп такой? Что это вот такое, коричневое, с пузыриками, в чем плавают овощи, яйцо и колбаса? Квас? А что есть квас? Перебродивший черный хлеб?! с хреном?! и сырыми дрожжами?! Даже самые суровые правила поведения в гостях у первого лица сверхдержавы не могли заставить Клиберна, маниакально подозрительного и брезгливого, отправить ложку в рот. Он вежливо отодвинул тарелку и сосредоточился на овощах.
    диадемацитирует5 лет назад
    Кеннеди воображал: в кремлевском кабинете темно, горит настольная лампа; Хрущев в расшитой украинской рубашке сидит за маленьким приставным столиком. На зеленом сукне поднос. Небольшой графинчик; тарелка с солеными огурцами, точно такими, какие продают в еврейском квартале Парижа; бутерброды: сало с черным хлебом и чеснок, ведь он украинец. Хрущев быстро выпивает и медленно думает. Потом вскакивает, закладывает руки за спину и начинает бегать из конца в конец своего безразмерного кабинета. Он размышляет о том, что... тут видение таяло, до мыслей одинокого вождя не получалось добраться
    диадемацитирует5 лет назад
    На самом деле в октябре 1962-го убить должны были всех. Но убьют только Джона Кеннеди — через год; его брата и ближайшего помощника Роберта — через шесть лет; а все остальные, как ни странно, выживут. Чтобы умереть потом.
    диадемацитирует5 лет назад
    Правда, сердечная энергия протеста с трудом будет перетекать в энергию бунтующей мысли; вовремя став юным антикоммунистом по чувству, я надолго останусь советским мальчиком по разуму.
    диадемацитирует5 лет назад
    Рассуждая здраво и трезво, не было у нас исторических шансов. Как не было шансов у наших родителей. И не было шансов у вас
    диадемацитирует5 лет назад
    Я должен был вырасти, в случае удачи даже чему-то выучиться, а дальше — либо сильно поглупеть, либо горько заскучать.
    диадемацитирует5 лет назад
    Холодна жизнь в России. Зато прощаются здесь тепло...
    диадемацитирует5 лет назад
    свидетельства в истории подчас бывают важнее причин, обрастающих следствиями
    диадемацитирует5 лет назад
    Советский человек немного взял от человека русского, но страстное, ревнивое, любовное влечение к правде он полностью в душе своей сохранил
    диадемацитирует5 лет назад
    А в темноте, как водится со времен Гефсиманского сада, начинаются тихие аресты
    диадемацитирует5 лет назад
    Размеренный диктор с правильной интонацией стукача
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз