Андрей Платонов

Сокровенный человек

    kvakinцитирует13 дней назад
    Военный начальник не спеша сходит по ступенькам и идет в вокзал. За ним идут прочие военные люди – кто с бомбой, кто с револьвером, кто за саблю держится, кто так ругается, – полная охрана.
    Musya Sarabyanovaцитирует2 месяца назад
    – Я – человек облегченного типа! – объяснял он тем, которые хотели его женить и водворить в брачную усадьбу
    Musya Sarabyanovaцитирует2 месяца назад
    Вождей и так много, а паровозов нету! В дармоедах я состоять не буду! – сознательно ответил Пухов.
    – Все равно, паровоз соберешь, а его из пушки расшибут! – сомневался в полезности труда один слесарь.
    – Ну и пускай – все ж таки упор снаряду будет! – утверждал Пухов.
    – Лучше в землю пусть стреляют: земля мягче и дешевле! – стоял на своем слесарь. – Зачем же зря технический продукт портить?
    – А чтоб всему круговорот был! – разъяснял Пухов несведущему. – Паек берешь – паровоз даешь, паровоз в расход – бери другой паек и все сначала делай! А так бы харчам некуда деваться было!
    Musya Sarabyanovaцитирует2 месяца назад
    Оттого Петька и в партию залез, – сообразил Пухов. – Мальчонка умер – горе небольшое, а для родителя тоска. Деться ему некуда, баба у него – отрава, он и полез!»
    Musya Sarabyanovaцитирует2 месяца назад
    Баку Пухову не нравился. В другое время его бы не вытащить оттуда, а сейчас все машины стояли молча, и буровые вышки прели на солнце.
    Musya Sarabyanovaцитирует2 месяца назад
    – Ну, ладно – ухожу и я! – решил Пухов и со злобой степного человека поглядел на дикие горы, очертенело загромоздившие пешеходную землю.
    О своем уходе Пухов начальнику не сказал, чтобы никого не удручать и себя не обременять.
    b1777169350цитирует3 месяца назад
    – Расчистим, сталь режем, а снег – вещество чепуховое! – уверенно определил Пухов, спешно допивая последние капли спирта, чтобы ничто не пропадало в такое время.

    Отвечал за это

    b1777169350цитирует3 месяца назад
    Пухов всегда удивлялся пространству.

    По степи пошёл,увидел широту. Его успокаивало пространство, появлялась радость

    b1777169350цитирует3 месяца назад
    в те годы попробуй не распишись!

    Наказать могут

    b1777169350цитирует3 месяца назад
    средств нету и харчи плохие!

    Бедность

    awwwfuuulцитирует4 месяца назад
    — Опять неделю не спать! — сказал машинист паровоза, тоже расписавшись.
    — Опять! — сказал Пухов, чувствуя странное удовольствие от предстоящего трудного беспокойства: все жизнь как-то незаметней и шибче идет.
    awwwfuuulцитирует4 месяца назад
    — Гада бестолковая! — вслух и навстречу движущемуся пространству сказал Пухов, именуя всю природу.
    awwwfuuulцитирует4 месяца назад
    — Тебе чего, Фомушка?
    — А ничего, — ответит, бывало, Фома Егорыч, — это я так позвал: цела ли ты!
    А теперь никакого ответа и участия: вот они, законы природы!
    awwwfuuulцитирует4 месяца назад
    — Кто? — крикнул Пухов, разваливая тело для последнего потягивания. — Погоревать не дадут, сволочи!
    awwwfuuulцитирует4 месяца назад
    После погребения жены Пухов лег спать, потому что сильно исхлопотался и намаялся.
    awwwfuuulцитирует4 месяца назад
    Фома Пухов не одарен чувствительностью: он на гробе жены вареную колбасу резал, проголодавшись вследствие отсутствия хозяйки.
    — Естество свое берет! — заключил Пухов по этому вопросу.
    Салим Саиткуловцитирует4 месяца назад
    а уже влез в вагон.

    — А мы знаем — куда? — сомнительно произнес кроткий голос невидного человека. — Едет, и мы с ним.
    Салим Саиткуловцитирует5 месяцев назад
    понимал, как можно среди людей учредить Интернационал, раз родина — сердечное дело и не вся земля.
    Салим Саиткуловцитирует5 месяцев назад
    думал — сколько порочной дурости в людях, сколько невнимательности к такому единственному занятию, как жизнь и вся природная обстановка.
    Салим Саиткуловцитирует5 месяцев назад
    Садясь в бурьян, Пухов отдавался отчету о самом себе и растекался в отвлеченных мыслях, не имеющих никакого отношения к его квалификации и социальному происхождению.

    Вспоминая усопшую жену, Пухов горевал о ней. Об этом он никогда никому не сообщал, поэтому все действительно думали, что Пухов корявый человек и вареную колбасу на гробе резал. Так оно и было, но Пухов делал это не из похабства, а от голода. Зато потом чувствительность начинала мучить его, хотя горестное событие уже кончилось. Конечно, Пухов принимал во внимание силу мировых законов вещества и даже в смерти жены увидел справедливость и примерную искренность. Его вполне радовала такая слаженность и гордая откровенность природы — и доставляла сознанию большое удивление. Но сердце его иногда тревожилось и трепетало от гибели родственного человека и хотело жаловаться всей круговой поруке людей на общую беззащитность. В эти минуты Пухов чувствовал свое отличие от природы и горевал, уткнувшись лицом в нагретую своим дыханьем землю, смачивая ее редкими неохотными каплями слез.

    Все это было истинным, потому что нигде человеку конца не найдешь и масштабной карты души его составить нельзя. В каждом человеке есть обольщение собственной жизнью, и поэтому каждый день для него — сотворение мира. Этим люди и держатся.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз