Короли и верховные правители Ирландии, Фрэнсис Джон Бирн
Книги
Фрэнсис Джон Бирн

Короли и верховные правители Ирландии

Читать
ipat
ipatцитирует2 года назад
туат по определению был королевством: «тот не туат, у которого нет короля», гласит другое изречение; однако у короля не было армии, а были только наемные телохранители и свита из благородных клиентов, не было и служащих, за исключением управляющего (rechtaire), собиравшего его личные доходы. Основная функция короля состояла в исполнении роли военного вождя и представлении туата во внешних отношениях, которые осуществлялись опять-таки на основании личных связей между королями.
ipat
ipatцитирует2 года назад
Но ирландские короли и народы, которыми они правили, были неразрывно связаны с родной землей. Их укрепляли все силы могучей и древней традиции. Их власть была чрезвычайно ограниченной: им препятствовали не только божественные установления. Племенные законы и обычаи вовсе не сводились к противоречивым сказаниям, сохранявшимся в памяти стариков. Они ревностно охранялись в друидических школах профессиональным сословием, быстро осознавшим выгоду монастырского образования, обучившимся грамоте на родном языке и заносившим устную традицию на страницы книг. Король так и не стал источником справедливости, хотя он и председательствовал на ежегодном народном собрании.
Это собрание («оэнах» — óenach) являлось важным событием в календаре сельского общества и представляло собой одновременно политическое сборище, ярмарку (именно это означает новоирландское слово aonach) и повод для общего веселья. В действительности оно очень напоминает скандинавский и исландский тинг. Существенную часть оэнаха составляли игры и скачки. Вряд ли можно сомневаться в том, что прежде они входили в погребальный обряд и что «ярмарка» проходила на месте древнего кладбища племени. Самой большой известностью пользовался «Оэнах Тайльтиу» (Óenach Tailten), или «Телтаунская ярмарка», в графстве Мит, пережитки которой сохранялись до прошлого столетия. Председательство на этом собрании являлось ревностно охраняемой прерогативой короля Тары.
На оэнахе король мог провозглашать определенные специфические чрезвычайные меры и распоряжения; например, после поражения, во времена мора или вражеского нашествия. Однако народ жил по обычному праву, лишь подтверждаемому королем, который «ручался», что его подданные будут соблюдать его. Он мог также «поручиться» за своих людей в том, что они будут соблюдать договор или союз, заключенный им с другим туатом, а также сопровождать его в военных предприятиях в случаях, строго определенных законом. Поручительство (gell) и заложники (giall или aitire) играли важную роль во всех сферах общественной жизни. «Тот не король, у кого нет заложников в цепях», — гласил закон. На самом деле почти что все законные соглашения скреплялись поручительством или гарантией. Правоведы разработали очень интересную систему поручительства, и один из его подтипов, видимо, представляет собой особенность ирландского права. Речь идет о naidm (буквально: «связывающий»), третьей стороне высокого ранга, ручающейся за выполнение соглашения не своей личностью в качестве заложника, но своей «ценой чести», материальным выражением социального статуса. Вооруженная свита такого господина взыскивала долги или убытки, по всей форме налагая арест на имущество стороны, не выполнившей своих обязательств, которая также возмещала господину полную стоимость его потерянной «чести». Очевидно, обычный свободный человек извлекал выгоду, становясь клиентом могущественного господина, к тому же это положение не приводило клиента к полной феодальной зависимости. Земля оставалась его собственностью, а соглашение о клиентстве по желанию могло ограничиваться определенными временными рамками. Господину же было выгодно иметь много клиентов, так как они увеличивали его «честь», а с нею — его правовой статус и политическое влияние. Если он был членом королевской династии, большое число клиентов могло сильно повысить его шансы на наследование престола.
ipat
ipatцитирует2 года назад
несмотря на четкое разграничение англичан на англов, ютов и саксов, проведенное Бедой, представляется очевидным, что их так называемая гептархия не основывалась на племенном распределении. Англосаксонский король был вождем удачливого военного отряда и отказывался от своих корней, похваляясь происхождением от Водана, бога чужаков, поэтов и воинов. Обычно предком короля племени в родных землях германцев считался бог плодородия Фрей. Но так как английские военные отряды процветали, а завоеванные у бриттов земли все расширялись, то в этом бывшем племенном обществе все более отчетливую форму принимали особые тенденции к феодализму. Короли не должны были соперничать с нижестоящими королями и искать их поддержки на местах. Принятие христианства дало в их руки еще больше могущества и ускорило процесс детрибализации. В VII веке Ине, король Уэссекса, обнародовал свой свод законов, как до него это сделал Этельберт Кентский, принявший миссию Августина. Свод носил германский и племенной характер, но подвергался постоянным изменениям под королевским и церковным влиянием. Король сумел навязать христианство своим подданным, а позднее (как на Соборе в Уитби) навязать свою волю Церкви, организовать диоцезы и оказывать влияние на выборы епископов. К концу VIII века король проходил обряд помазания, а цареубийство было осуждено Церковью как святотатство. Однако когда в 867 году в Йорке появились новые варварские военные вожди, чрезвычайно разросшаяся Нортумбрия была поставлена на колени после одного-единственного сражения. Смерть короля повлекла за собой крушение королевства. Гений Альфреда Великого спас Уэссекс, а его способные преемники извлекли все возможные выгоды из того обстоятельства, что Уэссекс оказался единственным сохранившимся англосаксонским королевством. Датские завоевания смели с его пути всех соперников и позволили королям Уэссекса стать королями Англии.
ipat
ipatцитирует2 года назад
«Он призвал к себе отважный отряд людей, знаменитых своей воинской удалью: двенадцать апостолов, для которых он был аббатом, семьдесят два ученика». Блатмак восхваляет гостеприимство Господа, используя юридическую терминологию; эту добродетель ирландские сочинители ценили очень высоко: «Он ходил для всеобщего блага; Он был приветлив, добр в обхождении; перед лицом несчастья Он никому не отказывал (etech n-aíre) и никого не прогонял (essáin) от себя».
ipat
ipatцитирует2 года назад
В германском обществе узы между господином и слугой, по-видимому, отодвинули на задний план родственную связь. В древнеанглийском сочинении «Сон о кресте» Христос изображается в виде юного воина, всходящего на крест, чтобы отдать свою жизнь в бою. Древнеирландская поэма о Страстях Господних, написанная Блатмаком, сыном Ку Бреттана (его отец, кстати говоря, был королем Фир Росс с границы между современными графствами Монаган и Лаут и умер в 740 году), описывает Христа такими словами:
Ferr fáith, fisidiu cech druí,
rí ba hepscop, ba lánsuí.
Он лучше пророка, сведущей любого друида,
король, что был епископом и совершенным мудрецом.
«Форма его совершенней формы любого человека, сильней его отважная сила, чем сила любого мастера; мудрей, чем любая грудь под небесами, справедливей любого судьи».
Блатмак описывает распятие в терминах убийства родича (fingal):
«…Иудеи позавидовали ему: награда, которую давали ему, была неуместна в кровном родстве…
Твой народ схватил твоего сына, Мария, они бичевали его…
Страшное дело совершили над ним: что сами его родичи по матери распяли человека, пришедшего спасти их».
ipat
ipatцитирует2 года назад
Землей владели не только благородные, но и просто свободные люди; клиент получал в долг от своего господина скот. Очевидно, скот обладал большей ценностью, чем земля
ipat
ipatцитирует2 года назад
«Правосудие Короля состоит в том, чтобы не притеснять никого незаконно своим могуществом… в том, чтобы не поддерживать развратных людей и фигляров (impudicos et histriones)… в том, чтобы окружать себя советниками из старших, мудрых и здравомыслящих людей, в том, чтобы не взирать на суеверия друидов, прорицателей и пророчиц (magorum, ariolum pythonissarumque).
Для тех, кто хорошо поразмыслит, ясно, сколь полезно для мира Правосудие Короля. Ибо оно — мир для народа, охрана страны, безопасность простолюдинов, защита племени, исцеление недугов, радость людей, мягкость погоды, спокойствие моря, плодородие земли, утешение бедных, наследие детей, а для самого короля надежда на грядущее блаженство.
Впрочем, пусть король знает, что точно так же как на троне он поставлен первым среди людей, так ему достанется и первенство в мучениях, если он не будет вершить Правосудие».
ipat
ipatцитирует2 года назад
«Есть лишь четыре правителя в мире.
Правитель, захватывающий власть с помощью иноземных войск извне (flaith congbále co slógaib anechtair); обычно власть его слаба и мимолетна. Когда войска покидают его, его достоинство и вызываемый им страх умаляются.
Разумный правитель (cíallfhlaith): он приобретает власть над своими землями без побед и разрушений, он никого не притесняет и никто не притесняет его. Он проживает свое время днями и ночами, ибо днями и ночами движется весь мир.
Но истинный правитель (fírfhlaith): он и правда возвышают друг друга, усиливают друг друга, устремляются друг к другу, подпирают друг друга.
Бычий правитель (tarbfhlaith) не любим [народом]. Он бьет и получает удары, притесняет и терпит притеснения, нападает и терпит нападения. Против него всегда гудят рога. Тяжело и трудно начало его правления, ненавистна и неблагородна его середина, неустойчиво и скоротечно его окончание. Преступления его останутся на его сыновьях, лица людей отвернутся, сердца людей закроются. „Нет привета, — скажут все, — сыновьям этого правителя: не добрым было для нас правление вашего отца“».
ipat
ipatцитирует2 года назад
Да возвеличит он правду, она возвеличит его.
Да укрепит он правду, она укрепит его.
Да сохранит он правду, она сохранит его.
Да возвысит он правду, она возвысит его.
Ибо, пока он хранит правду, не отойдет от него добро и его правление не будет знать неудачи.
Ибо правдой правителя управляются великие королевства.
Правдой правителя великий мор отвращается от людей.
Правдой правителя отражаются великие армии обратно в вражескую страну.
Правдой правителя торжествует каждое право, и каждый сосуд наполняется в его правление…
Правдой правителя должная погода приходит в подобающее ей время, зима — прекрасная и морозная, весна — сухая и ветреная, лето — теплое с потоками дождя, осень — с обильной росой и плодородная. Ибо ложь правителя приносит неподобающую погоду дурным людям и иссушает плоды земли».
ipat
ipatцитирует2 года назад
Достоинство королей заключалось в исполнении определенных гейсов и использовании определенных прерогатив. Королевское звание формально переходило к ним с вручением «прута власти», а упоминание поэтического орешника в «Житии св. Мэдока» выдает истинное происхождение описываемых обрядов.
Вопрос о том, выполняли ли кельтские друиды жреческие функции, остается спорным. Вероятнее всего, нет. Жрецом своего народа, по-видимому, был король. Король племени на самом деле обладал очень незначительным объемом исполнительной власти, выступая лишь в роли военного вождя и председателя народного собрания (óenach). Как и подобает сакральному королю, ирландский rí на каждом шагу сталкивался с проявлениями божественной природы в виде многочисленных табу или гейсов. В начале XI века, когда предпринимались сознательные попытки возродить древние обычаи, почти забытые в эпоху войн с викингами, поэт Куан уа Лотхайн (Cúán ua Lothcháin) сочинил поэму, повествующую о запретах и правах (gessa ocus buada), свойственных королям пяти доисторических пятин Ирландии. Фрэзер в «Золотой ветви» привлек внимание антропологов к этим проявлениям священной природы королевской власти много лет назад. Король Тары не должен был: встречать восход солнца в Таре, прерывать поезку на Маг Брег в среду, ехать по Маг Кулинн после заката, направлять своих коней в Фан Коммайр, уезжать на север от Тетбы во вторник, иметь разведчика в Бетре в понедельник после Бельтайна (1 мая) или след своей армии в Ат Майгне во вторник после Самайна (1 ноября). Его правами были: рыба Бойн, олень Луйбнеха, лес Маны, черника Бри Лейт, салат Броснаха, вода из колодца Тлахтги, зайцы Нааса. «Все это обычно приносилось королю Тары первого августа. И год, в который он съедал их, не отнимался от срока его жизни, и он был победоносен в сражении на любой стороне».
ipat
ipatцитирует2 года назад
тесной связи между кельтскими королевскими резиденциями и неолитическими погребальными курганами, которая свидетельствует о необычайной устойчивости местной ирландской традиции. Такие мегалитические сооружения, а также многие естественные холмы считались сидами или потусторонними обиталищами (слово síd родственно латинскому sedes); ирландская же банши на самом деле является женщиной из сидов (ben síde), богиней-прародительницей, оплакивающей своих благородных, но смертных потомков.
ipat
ipatцитирует2 года назад
С другой стороны, именно эта ужасная сила пропитывала ядом поэтическую сатиру (áer). Сатира могла вызывать волдыри на лице, а сравнительная антропология не дает нам оснований усомниться в том, что в дохристианскую эпоху она могла в буквальном смысле слова убить человека. Человек, против которого была направлена справедливая сатира, лишался своей цены чести, а тем самым и права голоса. Исключения не составляли и короли. Удивительный пример могущества, приписываемого этому оружию, можно наблюдать в договоре, заключенном О’Доннеллом из Тирконелла и О’Коннором из Слайго в 1539 году. В качестве гарантов выступали архиепископ Туамский и другие духовные лица, которые обещали отлучить О’Коннора в случае нарушения им договора, а также три представителя поэтических династий Уордов и О’Клери — Конхобар Руад Мак ан Ворд (Conchobhar Ruadh Mac an Bháird), О’Клери (Ó Cléirigh) и Фергал мак Домналл Руад Мак ан Ворд (Fearghal mac Domhnaill Ruaidh Mac an Bháird), — которые обязались написать против него сатиры по воле О’Доннелла.
ipat
ipatцитирует2 года назад
Вера в магическую силу, присущую распевному формульному речению истинного поэта, выражается в индийских Ведах, в семантическом поле значений латинских слов carmen и canere и, по-видимому, стоит за изысканным, но странным выражением Алкиноя, признающего истинность чудесного повествования о приключениях Одиссея; он говорит, что земля порождает множество лжецов и обманщиков:
Царь Одиссей, мы, внимая тебе, не имеем обидной
Мысли, чтоб был ты хвастливый обманщик, подобный
Многим бродягам, которые землю обходят, повсюду
Ложь рассевая в нелепых рассказах о виденном ими.
Ты не таков; ты возвышен умом и пленителен речью.
Повесть прекрасна твоя…
(Одиссея, XI. 363 и слл., пер. В. А. Жуковского)
ipat
ipatцитирует2 года назад
Они создавали общественное мнение, которое является высшим судьей и определяет приемлемость тех или иных форм государственного устройства и политики. Впрочем, выражаемое ими мнение едва ли можно назвать народным: в аристократическом обществе сословие филидов было чрезвычайно высокопоставленным и в высшей степени консервативным. В XVI веке они стали выразителями старого гэльского порядка, отказавшегося приспосабливаться к новым сложным условиям и сполна расплатившегося за это. В то время многие князья и вожди, которых поэты упрямо продолжали считать независимыми королями, каждый из которых был достоин занять королевский престол Тары и всей Ирландии, достаточно охотно приняли тюдоровские условия, в соответствии с которыми они должны были передать свои земли королю Англии и получить их обратно в виде лена. Поэтому «люди искусства» подвергались поношениям со стороны елизаветинских памфлетистов и преследовались властями. Окончательное низвержение филидов произошло в конце XVII века, когда, утратив своих покровителей, они были вынуждены оставить искусственный стиль выражения и величавые силлабические размеры и писать или петь на языке крестьян, которых они презирали, но с которыми отныне была неразрывно связана их судьба.
ipat
ipatцитирует2 года назад
Именно этот замкнутый круг поэтов и ученых по большей части нес ответственность за поддержание культурного единства страны. Только они, вкупе с христианским духовенством, наделенным такими же привилегиями, обладали правовым статусом за пределами своего туата. В величайшем эпическом повествовании, «Похищении быка из Куальнге» (Táin Bó Cuailnge), Коналл Кернах охраняет уладские границы в горах Фьюз (южная часть графства Арма), ибо «денно и нощно стоит там в дозоре один из славнейших уладов, дабы самому сразиться за весь Улад, если задумает недруг пойти на уладов войною. А случись кому из мудрецов и филидов оставить наш край без достойной награды, дело его поднести им сокровищ и разных подарков во славу всей нашей страны. Тем же из них, кто идет ко двору Конхобара, будет в пути он защитой до самого ложа владыки, где прежде всех прочих по праву должны быть пропеты их песни и сказы»3.
ipat
ipatцитирует2 года назад
у галлов была каста поэтов-пророков, бардов и друидов — vates, bardoi и druides; хорошо известен и рассказ Цезаря об обучении в школах друидов. Слово vates перешло в ирландский язык в форме fáith, «прорицатель», однако обычным словом для обозначения «поэта» являлось слово fili (мн. ч. filid), означавшее буквально «провидец», а из средневековых источников явствует, что предсказания входили в перечень функций поэта. В валлийском языке поэт обозначался словом bardd, однако в Ирландии, как и в древней Галлии, барды составляли низшую ступень сословия стихотворцев и специализировались в сатире и хвалебной поэзии: обычно бард сопровождал филида в составе его свиты. Ирландское слово druí (мн. ч. druíd) обыкновенно передается в гиберно-латинских текстах, в которых друиды зачастую выступают в роли противников Патрика и других святых, с помощью слова magus. В ирландском праве «люди искусства» составляли особую общественную прослойку, обладавшую равным статусом с родовой знатью (Цезарь подразделял галльское общество на друидов, всадников и простонародье). В эту иерархическую схему с ее изощренными установлениями, относившимися к сумме вергельда и «цены чести», по аналогии было включено и христианское духовенство. Включение служителей Церкви в общественную иерархию предоставило правоведам обширный материал, благодаря которому они с успехом могли проявить свою педантичную страсть к классификации. Подобно тому как духовенство разделялось на семь чинов от епископа до чтеца, должно быть и семь разрядов áes dána, и семь рангов знати, и, в конечном итоге, даже семь классов простых свободных общинников. Оллам (ollam), занимавший наивысшее положение в образованном сословии, приравнивался по своему правовому статусу к королю или епископу. Оллам унаследовал плащ древнего друида, но сам друид как таковой, профессиональный волшебник, при новом распределении был низведен до несвободного статуса.
Компромисс, достигнутый между Церковью и филидами, отражен в легендах, окутывающих Cобор в Друим Кете, состоявшийся в 575 году. Филидам угрожали изгнанием ирландские короли, посчитавшие их запросы обременительными, их высокомерие нестерпимым, а их владение сатирой опасным. От уничтожения их неожиданно спасло вмешательство величайшего ирландского святого, Колума Килле из Ионы. Хотя сама эта легенда не имеет исторического значения, ныне общее признание получила точка зрения, согласно которой древнейшее произведение ирландской литературы, написанное туманным языком и известное под названием «Чудо Колума Килле» (Amra Coluim Cille), действительно было создано профессиональным поэтом по случаю смерти святого в 597 году. Древняя ирландская литература обязана своим богатством и самобытностью плодотворному сотрудничеству монаха и филида, а англо-саксонская традиция ранним своим расцветом, возможно не в последнюю очередь, обязана благожелательному отношению со стороны ирландских миссионеров.
ipat
ipatцитирует2 года назад
Обе страны унаследовали от древнего кельтского мира наделенную огромными привилегиями касту ученых людей, поэтов, друидов, бардов, составителей генеалогий и правоведов, которые пережили введение христианства, отказавшись от своих самых очевидных языческих функций. Таким образом, христианское духовенство не обладало монополией на ученость, и в Ирландии «люди искусства» (áes dána) сохраняли местную традицию, обогащая ее новым латинским монастырским образованием. Было бы неправильным предполагать, что средневековые ирландские поэты и брегоны были скрытыми язычниками, но в силу самого своего служения, состоявшего в передаче традиции (senchas), они сознательно или бессознательно сохранили многие друидические черты.
ipat
ipatцитирует2 года назад
падение Римской империи подарило ей свободу развития, которой ирландская Церковь и воспользовалась, конечно же, заимствовав различные элементы из восточного и западного христианства, но приспособив их к нуждам ирландского общества. Эклектизм, связавший множество чужеземных ингредиентов в самобытный ирландский узор, можно наблюдать в литургии Требника из Стоу (Stowe Missal), в эволюции ирландского письма, а также в иллюминировании рукописей и других искусствах. Характерная организационная единица ирландской Церкви, монастырская община (familia), отражает основную единицу общества, фине, или большую семью, являвшуюся субъектом ирландского права. Вовсе не случайно ни то, что церковная реформа XII века, доведенная до завершения св. Малахией, которая ввела в Ирландии стандартную западноевропейскую епархиальную систему, протекала в то самое время, когда ирландское общество становилось по-настоящему феодальным, ни то, что эта реформа получила поддержку со стороны тех князей, которые стремились создать новую модель монархии и заменить ею прежнюю в высшей степени раздробленную систему племен-королевств.
ipat
ipatцитирует2 года назад
Из наших источников вырисовывается подробная картина замкнутого общества, в одно и то же время архаичного и сложного; тихой заводи, не потревоженной основным потоком латинского Средневековья, в который оно, как это ни парадоксально, привнесло освежающее течение интеллектуального оживления и религиозного идеализма. Первозданные черты ирландского общества и в особенности архаические свойства представлений о королевской власти находят ближайшие европейские параллели в дохристианской Скандинавии. В самом деле, Тойнби зачислил как Ирландию, так и Скандинавию в разряд «недоразвитых цивилизаций», независимых от Рима и западной культуры, являвшейся наследницей римской цивилизации, но он несколько преувеличивает своеобразие ирландской Церкви, которая при всех своих отличиях оставалась латинской.
ipat
ipatцитирует2 года назад
сходную монастырскую организацию и некоторые традиции, казавшиеся эксцентричными (если не хуже) представителям римской вселенской церкви
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз