Бесплатно
Михаил Булгаков

Столица в блокноте

    Anastasia Nastiaцитирует4 года назад
    А мой любимый бог — бог Ремонт
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    в будке на Страстной площади торгует журналами, временно исполняя обязанности отлучившегося продавца, неграмотная баба!
    Клянусь — неграмотная!
    Я сам лично подошел к будке. Спросил «Россию», она мне подала «Корабль» (похож шрифт!). Не то. Баба заметалась в будке. Подала другое. Не то.
    — Да что вы, неграмотная?! (Это я иронически спросил.)
    Но долой иронию, да здравствует отчаяние! Баба д е й с т в и т е л ь н о н е г р а м о т н а я.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Их надо изгнать, семечки. Их надо изгнать. В противном случае быстроходный электрический поезд мы построим, а Дуньки наплюют шелухи в механизм, и поезд остановится — и все к черту.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    по мере того как я наблюдаю московский калейдоскоп, во мне рождается предчувствие, что «все образуется» и мы еще можем пожить довольно славно.
    Однако я далек от мысли, что Золотой Век уже наступил.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Я — зритель. Театр для меня. Желаю ходить в понятный театр.
    — Искусство будущего!! — налетели на меня с кулаками.
    А если будущего, то пускай, пожалуйста, Мейерхольд умрет и воскреснет в XXI веке.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Тридцать три триллиона.
    Тут я упал в обморок и, что было дальше, не знаю.
    Примечание для иностранцев: триллионом в московских трестах называют тысячу миллиардов, 33 триллиона пишут так:
    33.000.000.000.000.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    почему-то обиделся (ну что ж из того, что он нэпман? Я разве не человек?) и решил завязать разговор. И завязал его удачно.
    — Сколько вы получаете жалованья? — спросил я у обладателя сокровища.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    как вы думаете, — нэпман победоносно обвел глазами сидящих за столом, — сколько у него оказалось на текущем счету?
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Первое впечатление — ошалеваешь. Две витых зеленых колонны и бесконечное количество голубоватых ляжек в трико. Затем тенор начинает петь такое, что сразу мучительно хочется в буфет
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Гораздо интереснее фрака было лицо его обладателя. Выражение унылой озабоченности портило расплывчатый лик москвича. В глазах его читалось совершенно явственно:
    «Да-с, фрак. Выкуси. Никто не имеет мне права слово сказать. Декрета насчет фраков нету».
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Рокочущие низы.
    Солисты, посипев под гримом, прорезывают гремящую массу хора и медных. Ползет занавес. Свет. Сразу хочется бутербродов и курить.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Зови меня вандалом,
    Я это имя заслужил.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Дело вот в чем: я человек рабочий. Каждый миллион дается мне путем ночных бессонниц и дневной зверской беготни. Мои денежки как раз те самые, что носят название кровных[9]
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Беспомощность этих синих биомехаников[11], в свое время учившихся произносить слащавые монологи, вне конкуренции.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    появляются синие люди (актеры и актрисы все в синем. Театральные критики называют это прозодеждой. Послал бы я их на завод денька хоть на два! Узнали бы они, что такое прозодежда!).
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Театр для меня — наслаждение, покой, развлечение, словом, все что угодно, кроме средства нажить новую хорошую неврастению, тем более что в Москве есть десятки возможностей нажить ее без затраты на театральные билеты.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    В зале настроение, как на кладбище у могилы любимой жены.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    По камню, от которого сыпались во все стороны разноцветные лучи, по тому, как на плечах у толстой жены вошедшего сидел рыжий палантин, по тому, как у вошедшего юрко бегали глаза, я догадался, что передо мной всем нэпманам — нэпман
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    сидишь, как на иголках, потому что боишься, что придут — распухших арестовывать и тебя захватят, или (хуже всего) молодые поэты начнут свои стихи читать. Один, потом другой, потом третий... Словом — нестерпимая обстановка.
    Юлия Екимовацитирует4 года назад
    Туг же с двух сторон под столом мне наступили на ноги. На правой ноге я ощутил сапог поэта (кривой стоптанный каблук), на левой ногу хозяйки (французский острый каблук).
    Но богач не обиделся. Напротив, мой вопрос ему польстил почему-то.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз