Обратный адрес. Автопортрет, Александр Генис
Книги
Александр Генис

Обратный адрес. Автопортрет

Читать
Pavel Grozny
Pavel Groznyцитирует4 года назад
Легкий запах мочи до сих пор ассоциируется у меня с русской грамматикой, но, как почки в рассольнике, этот нюанс придает ей прелесть, которую могут оценить лишь истинные знатоки и любители.
Катерина Кудрявцева
Катерина Кудрявцевацитирует4 года назад
Кант говорил, что никто не согласился бы родиться, зная, что нас ждет.
Ellina
Ellinaцитирует2 года назад
В Луганске деда ждал дом, двор, в лучшем случае – мотоцикл. А он хотел выучиться на интеллигента, стать инженером, читать книги, играть в преферанс, ходить в театр, жить в столице
Ellina
Ellinaцитирует2 года назад
Кант говорил, что никто не согласился бы родиться, зная, что нас ждет.
Yana Yanina
Yana Yaninaцитирует2 года назад
На 36-й улице торговали пуговицами. Цветочная 28-я казалась оранжереей. Бриллиантовая 47-я говорила на идиш.
Paul Masenznik
Paul Masenznikцитирует3 года назад
Запомни, сынок, – сказала она, – холостым плохо везде, а женатым – только дома
Елена Суббота
Елена Субботацитирует3 года назад
В ясную погоду мы ходили на нее есть истерически вкусные кавказские огурчики.

Истерически вкусные - супер!

Вячеслав Суриков
Вячеслав Суриковцитирует3 года назад
Нас провожала моя мама.
– Запомни, сынок, – сказала она, – холостым плохо везде, а женатым – только дома.
Настя Серёткина
Настя Серёткинацитирует4 года назад
Брызжа слюной, выкатывая глаза и вырывая волосы из молодой бороды, я исполнил песню протеста без слов.
Лора Суслова
Лора Сусловацитирует4 года назад
Придет день, когда кровью русских будут мазать крыши, – сказала Сильва, и никто не стал с ней спорить, кроме, разумеется, бабушки, которая не могла понять, за что можно не любить народ, давший миру Хрущева и Шульженко.
Вячеслав Суриков
Вячеслав Суриковцитирует23 дня назад
Усвоив урок политкорректности, соотечественники обходили табу, называя негров «шахтерами».
Вячеслав Суриков
Вячеслав Суриковцитируетв прошлом месяце
Меру нашего расизма лапидарно определил Довлатов.
– Приходя на радио Свобода, – говорил он, – я с белым охранником здороваюсь, а с черным еще и раскланиваюсь.
Irina Sokolova
Irina Sokolovaцитирует3 месяца назад
или поздно гости начинают смеяться, вспоминая усопшего. И это лучшее, что для него могут сделать оставшиеся. Смерть очищает жизнь от скуки, и в осадке остается веселое
Irina Sokolova
Irina Sokolovaцитирует3 месяца назад
Так я понял, что каждая книга – муравейник. В детстве мы совали в него ободранную от коры палку, а потом слизывали кислый осадок. Мне и сейчас неловко за принесенный ущерб. Латая прореху, муравьи тащили, что попадется, – щепки, веточки, хвою. Став частью ажурной конструкции, оригинал, как факт или цитата в романе, выполнял новую функцию, не помня, чем был прежде.
– Счастье муравья, – думал я, – в том, чтобы находить применение встретившемуся по дороге
Irina Sokolova
Irina Sokolovaцитирует3 месяца назад
отпев уходящее из нашей жизни – телеграф, почерк, скуку, эрудицию, даже ночь и славу
Irina Sokolova
Irina Sokolovaцитирует3 месяца назад
Строя «Башню», я прочел центнер ученых трудов и ничуть об этом не жалею. Собрав мешок увлекательных фактов, тетрадь дерзких концепций и картотеку живописных примеров
Irina Sokolova
Irina Sokolovaцитирует3 месяца назад
Я даже видел змею, поглощающую угря: единоборство двух шлангов
Irina Sokolova
Irina Sokolovaцитирует3 месяца назад
Но книги – выросшие дети: недостатки очевидны, пороть поздно
Irina Sokolova
Irina Sokolovaцитирует3 месяца назад
меньше моего.
Сам я приехал в Америку слишком молодым, чтобы ее не полюбить, но слишком взрослым, чтобы с ней породниться
Irina Sokolova
Irina Sokolovaцитирует3 месяца назад
родина моего языка»
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз