Марк Твен

Янки из Коннектикута при дворе короля Артура

sultanadelцитирует7 месяцев назад
Да, именно с этого самого дня. Слух о таком чуде распространился по всем странам. Отовсюду, со всех концов земли, прибывали монахи, новые поселенцы, монастырь воздвигал постройку за постройкой, пока принял всех прибывших сюда. Появились здесь и монахини. На краю долины постепенно вырос большой женский монастырь. Монахи и монахини тесно сотрудничали: совместными усилиями они построили прекрасный приют для покинутых детишек как раз посредине между двумя монастырями.
sultanadelцитирует7 месяцев назад
Ей никак ничего нельзя было втолковать, ни в чем переубедить. То, что привито с детства, ничем не вышибешь. Воспитание, воспитание — это все; воспитание — это главное в каждом человеке; говорят о характере, но это ерунда, ни о каком характере не может быть и речи; то, что мы называем характером, — это просто наследственность и воспитание. У нас нет ни собственных мыслей, ни собственного мнения; все это или унаследованное, или привитое воспитанием. Все, что у нас есть оригинального и собственного, хорошего или достойного порицания, — все это может поместиться на кончике самой тонкой иголки; все же остальное — унаследовано от целого длинного ряда предков, который тянется биллионы лет от праотца Адама, или от кузнечика, или от обезьяны, от которой развилась наша такая тщеславная, такая вялая и вместе с тем такая бесполезная порода. Что же касается меня, то все, что я думаю об этом корпении, об этом трудном странствовании, об этой связи между двумя вечностями, — это стремление смотреть вперед и жить чистой, возвышенной, непорочной жизнью и сохранить эту микроскопическую частицу в себе, которая и составляет мое подлинное я. Остальное мне безразлично.
sultanadelцитирует7 месяцев назад
Правда — самое ценное, что у нас есть. Давайте же ее экономить.
sultanadelцитирует7 месяцев назад
Не существует ничего, что можно было бы ответить на комплимент. Мне самому множество раз говорили комплименты, и они всегда меня смущали — я всегда чувствовал, что не было сказано достаточно.
sultanadelцитирует7 месяцев назад
Существует три безошибочных способа угодить автору, и они составляют возрастающую шкалу похвалы: 1) сказать писателю, что вы читали одну из его книг; 2) сказать, что вы читали все его книги; 3) попросить позволения прочесть рукопись его книги, готовящейся к изданию. № 1 обеспечит вам его уважение; № 2 обеспечит вам его восхищение; № 3 поместит вас прямо в его сердце.
sultanadelцитирует7 месяцев назад
ярна [жанр американского фольклора — растянутый рассказ-небылица],
sultanadelцитирует7 месяцев назад
Марк Твен, по мнению Генри Ирвинга, выдающегося американского актера, обладал большим сценическим талантом. Однажды Ирвинг видел игру Марка Твена на сцене. После представления он сказал писателю: «Вы сделали ошибку, что не выбрали сцену как профессию. Вы были бы более великим актером, нежели писателем».
sultanadelцитирует7 месяцев назад
Баффало Билл!» (Баффало Билл (Уильям Коди, 1846—1917) — американский военный, охотник на бизонов; устраивал популярные зрелища, воссоздающие сцены из быта индейцев и ковбоев.)
sultanadelцитирует7 месяцев назад
Гарриет Бичер-Стоу(1811—1896),американская писательница, с которой Марк Твен долгое время жил в одном городе — Хартфорде

По книге М. О. Мендельсона «Марк Твен»

Твен держал себя с Бичер-Стоу просто и непринужденно, зачастую пугая этим Оливию Клеменс (жена писателя).

Однажды, когда Бичер-Стоу собиралась куда-то уезжать, Твен зашел к ней рано утром, чтобы попрощаться. Когда писатель вернулся домой, его жена пришла в ужас: ведь он был без воротничка и галстука.

Ничего не сказав, Твен упаковал воротничок и галстук и послал пакет Бичер-Стоу с запиской следующего содержания: «Прошу принять явившиеся к Вам с визитом дополнительные части моей персоны».
sultanadelцитирует7 месяцев назад
Ральф Уолдо Эмерсон (1803—1882),американский поэт и философ

Клеменс и Эмерсон впервые встретились в Бостоне в 1874 г. Три года спустя, на банкете в честь дня рождения Дж. Уиттье, Твен произнес бурлескную речь, в которой изобразил самых уважаемых в то время американских писателей Эмерсона, Генри Лонгфелло и Оливера Холмса в карикатурном виде как неотесанных хулиганов. Позже он извинился перед Эмерсоном и остальными, но Эмерсон слишком плохо слышал, чтобы понять речь Марка Твена, и потому не был обижен.
sultanadelцитирует7 месяцев назад
книге Ф. Фонера «Марк Твен — социальный критик»

В августе 1862 г. Марк Твен нанялся в газету «Territorial Enterprise» в Вирджиния Сити на должность местного репортера и очеркиста.

Одна из статей, появившаяся в номере от 2 февраля 1863 года, стала исторической, и не столько сама по себе, сколько благодаря стоявшей под ней подписи. Это была первая корреспонденция Сэмюэла Л. Клеменса, подписанная псевдонимом «Марк Твен». «By the mark twain» (у отметки «два»)— это возглас лотового на корабле, когда, промеривая глубину реки, он убеждается, что линь опустился до узла, показывающего две сажени. Возглас этот означает, что судно в безопасности, так как под ним двенадцать футов воды. Скоро эти два слова стали известны всему миру как самый прославленный псевдоним, когда-либо избранный писателем. Псевдоним этот существовал и раньше; вот что писал по этому поводу Твен (1874 г.): «Марк Твен — псевдоним некоего капитана Айсайи Селлерса, когда-то подписывавшего им свои заметки для новоорлеанской “Пикаюн”. Селлерс умер в 1863 году, и, так как этот псевдоним ему теперь без надобности, я самовольно взял его себе, не спросив разрешения у почившего владельца. Такова история моего псевдонима».
Лиза Новиковацитирует2 года назад
При всем своем отчаянии я все-таки заметил одну подробность: эти знатнейшие в стране господа и дамы, собравшись вместе, произносили невзначай такие словечки, которые заставили бы покраснеть и дикого команча
Лиза Новиковацитирует2 года назад
Беседы за Круглым Столом были в сущности монологами.
Лиза Новиковацитирует2 года назад
Я увидел зрелище забавное и прелюбопытное. Огромный зал с почти голыми стенами, в котором все было полно кричащих противоречий. Он был очень,
Лиза Новиковацитирует2 года назад
все эти люди глазели на меня, говорили обо мне, кидались со всех ног в лачуги и вызывали оттуда родных – посмотреть на меня. Вид же моего спутника нисколько их не удивлял; они ему смиренно кланялись, но он не отвечал на поклоны.
Лиза Новиковацитирует2 года назад
Так она и стояла, глядя на меня, словно прикованная, пока мы не скрылись за поворотом лесной дороги. И я никак не мог понять, почему девочку поразил я, а не мой спутник; и почему она именно мне уступила честь считаться диковинным зрелищем, в то время как эта честь по праву принадлежала ей самой? Такое великодушие достойно удивления в столь юном существе. Тут было над чем призадуматься
Лиза Новиковацитирует2 года назад
Камелот… Камелот… – говорил я себе. – Нет, никогда не слыхал я такого названия. Вероятно, так называется сумасшедший дом.
Lenka Lavlinskayaцитирует3 года назад
В результате получится республика. Мне совестно, однако я должен признаться: во мне шевелилось недостойное желание стать первым ее президентом. Что поделаешь, человеческое не чуждо и мне, я сам это понимаю.
Lenka Lavlinskayaцитирует3 года назад
Подсчитать убитых было невозможно хотя бы потому, что они не существовали в виде отдельных трупов, а превратились в первоначальную протоплазму с примесью железа и пуговиц.
Lenka Lavlinskayaцитирует3 года назад
Вначале я назначил судьями лиц незнатного происхождения, но от этого пришлось отказаться. Угодить моим командам было не легче, чем любой другой бейсбольной команде. Первое решение судьи обычно оказывалось и последним: его разрубали пополам, и друзья относили труп на носилках. Когда заметили, что ни один судья не переживает игру, судейская должность стала непопулярной, и я был вынужден назначать в судьи людей, чье звание и высокое положение в государстве служили бы им защитой.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз