Владимир Дудинцев

Не хлебом единым

    Anastasia Kovalevaцитирует3 месяца назад
    Если вы все-таки захотите дать большой обет — делайте это один раз в жизни и при этом молча, и чтоб это не было похоже на спектакль. Поднимитесь куда-нибудь повыше, чтобы оттуда была видна вся земля, и молча примите решение. В этом случае вас хоть будет беспокоить совесть, боязнь того, что вы станете трусом, мелким человеком.
    Anastasia Kovalevaцитирует3 месяца назад
    через несколько дней он опять купил билет в консерваторию. И на этот раз Рахманинов в своем втором концерте сказал ему то же. Он сказал это с первых слов, с первых аккордов: человек рожден не для того, чтобы во имя жирной еды и благополучия терпеть унижение, лгать и предавать. Радость червей, пригретых солнцем, — не его удел. Для такой радости не стоит и родиться человеком, гораздо удобнее быть червем. Человек должен быть кометой и ярко, радостно светить, не боясь того, что сгорает драгоценный живой материал.
    Bookwormцитирует3 месяца назад
    Как только ты начинаешь справляться с работой и тебя похвалили разок-другой, передвигайся выше, в область новых трудностей, и опять тянись, старайся и здесь быть не последним.
    Anastasia Kovalevaцитирует3 месяца назад
    Пришла весна. Из комнатки, словно задернутой тихой пылью полумрака, особенно заметны весенние перемены в природе. С утра в комнату входит невидимое счастье. Подойдешь к окну — небо сияет и зовет. Утром оно не голубое, оно бесконечно бледное. Смотришь в него, и тебе кажется, что где-то что-то тебя ждет. Но нет, никто тебя не ждет, лучше не думать об этом…
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Группа дружно поддержала это предложение. Наде поручили достать билеты. Но тут набежало облачко. Дмитрий Алексеевич встретил на улице Вадю Невраева. Модно одетый, розовый от усердия, Вадя нес толстый портфель. Он шел на Дмитрия Алексеевича, смотрел ему в лицо дурными голубыми глазами и прошел мимо, как слепой. Дмитрий Алексеевич засмеялся и поймал его за ватное плечо.
    – Не могу. В следующий раз, – сказал Вадя, вырвался и пошел дальше.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Пока он ехал в серой «Победе», в его душе пролетела еще одна трехминутная буря – сломала деревья, снесла крыши, – но, сжав губы и закрыв глаза, он быстро утихомирил ее, затаил все разрушения. И в кабинет на третьем этаже незнакомого, желтоватого дома с колоннами вошел тот изобретатель, которого боятся в министерствах, – человек с особенной, мучнистой бледностью на лице – бледностью нервных.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    То один, то другой, они подходили к его столу и приносили честные мысли, основательно выношенные в тишине и покое конструкторской комнаты.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    – А вы уверены, что оно не претерпит изменений? – спросил Дмитрий Алексеевич, улыбаясь. Ему нравился Невраев, нравился его благодушный вид, этот угасающий серьезный голос.
    – Уверен, – еще тише ответил Вадя.
    – Почему?
    – Я очень хорошо, долго фиксировал это решение. Я жалею, что не могу зафиксировать так прочно вашу улыбку.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Нет, Дима, вы не должны нервничать в моем кабинете. Давайте лучше решим, не сходить ли нам на уголок?..
    – Знаете что? Мы сходим. Но только после совещания – если решение будет в мою пользу…
    – Постойте. Я люблю точность, – сказал Невраев, глядя на улицу. – Что здесь является решающим моментом – «после совещания» или «решение в вашу пользу»?
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    В ясных глазах Невраева, пронзительно голубых, когда Вадя был на пляже, около голубой воды, черновая сторона жизни не отражалась.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Когда они вышли из кабинета, Дроздов весело посмотрел на Дмитрия Алексеевича черными глазами. «Как это ты сумел прорваться к министру?» спрашивали эти умные, живые глаза.
    – Павел Иванович, смотрите, а ведь это лосось! – сказал он одобрительно.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Он не инженер, Афанасий Терентьевич, – защищая Лопаткина, ответил Шутиков. – Это мы исправим…
    И приветливо засветился желтым золотом коронок и тонкой золотой оправой очков.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Однажды, приблизительно в мае, Надя подошла к нему, чтобы спросить о чем-то. Дмитрий Алексеевич в это время наклонил голову, и Надя беззвучно ахнула: его светлорусые волосы, которые становились все болезненнее на вид и как бы смирнее, эти дорогие ей пряди были попросту на треть седыми! Это все сделали надежды. Они не сбылись.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Здравствуйте, Маргарита, – в нос, негромко пропел наконец старик
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Счастье! Оно никогда не бывает сладким и не похоже на плакаты по страхованию имущества.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    на этой усталой, широкой груди, которая в студенческие годы Дмитрия Алексеевича, наверно, не раз обрывала ленточку финиша.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Он глубоко и жадно дышал и был похож на большого, измученного птенца.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Серые глаза Дмитрия Алексеевича зажглись туманной, бархатной темнотой. Он твердо клал перед Титовой каждое слово и подчеркивал его худым, сильным пальцем.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    Они, как тутовые черви, ткут из своей слюны одежды для себя же.
    Анастасия Подорожнаяцитирует4 месяца назад
    – Творческую часть не может заменить делец
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз