Домой возврата нет, Томас Вулф
Книги
Томас Вулф

Домой возврата нет

Читать
850 бумажных страниц
  • 🔮2
  • 👍2
  • 🎯1
Литературная деятельность Томаса Вулфа длилась немногим больше десяти лет, но Вулф по праву занял место среди ведущих прозаиков США. Фолкнер признавал его крупнейшим писателем своего поколения.
«Домой возврата нет» — последний, наиболее зрелый, изданный уже посмертно роман Томаса Вулфа. Герой романа — Джордж Уэббер, молодой писатель, не сумевший найти своего места во времена экономического кризиса 30-х годов. Вулф создал на страницах романа реальную Америку, населенную реальными людьми. Америку времен Великой депрессии, Америку перед лицом зарождающегося фашизма…
Впечатление
На полку
  • 🔮Мудро2
  • 👍Советую2
  • 🎯Полезно1
Вход или регистрация
Надежда Кардаш
Надежда Кардашделится впечатлением3 месяца назад
👍Советую
🔮Мудро
🎯Полезно
🚀Не оторваться

Книга будет интересна тем людям, кто владеет Системными знаниями, а в частности Стстемно-векторным анализом.

ela
elaделится впечатлениемв прошлом месяце

Книга о взрослении, о том, как постепенно приходит понимание жизни и своего места в ней. Себялюбие и алчность- вот главное зло в жизни, так считает автор. Нельзя смиряться со злом, каждый человек должен ему противостоять, тогда есть надежда изменить порядок жизни к лучшему. К сожаленью, люди, которым нет дела до других людей, не читают Томаса Вулфа)

Katarina Siberia
Katarina Siberiaделится впечатлением2 года назад
👎Не советую

Много противоречивых описаний героев книги (плохой, такой-сякой..., НО хороший). Кроме того, на мой взгляд, скучно.

Дарья Стрельская
Дарья Стрельскаяцитирует2 года назад
я стану в старости утешаться воспоминаниями о своих грехах
Станислав Шаталов
Станислав Шаталовцитирует3 года назад
Дитя, — говорил этот голос, — дитя, наберись терпенья и веры, ибо из многих дней состоит жизнь, и всякий час настоящего минет. Сын, сын, ты бывал безумным и пьяным, бешеным и неистовым, тобой владели ненависть, и отчаяние, и все темные бури, какие сотрясают человеческую душу, — но так бывало и с нами. Ты убедился, что земля слишком велика — ее не объять за одну твою жизнь, ты убедился, твой мозг и мышцы куда слабей, чем сжигающие их желания и стремления, — но так бывало всегда и со всеми. Ты спотыкался во мраке, метался на распутьях, блуждал, сбивался с дороги, — но, дитя, так от века повелось на этой земле. И теперь, когда ты изведал безумие и отчаяние и еще не раз отчаешься вновь, прежде чем настанет вечер, — мы, что уже пытались взять приступом эту неистовую землю и потерпели поражение, мы, кого доводила до безумия непостижимая горькая тайна любви, кто жаждал славы и испытал все, чем полна жизнь, — смятение, боль, ярость, — и вот теперь, сидя у окна, спокойно смотрим на все, что никогда уже нас не встревожит, — мы говорим тебе: не падай духом, ибо, поверь, все пройдет.
За наш век блеснуло и сменилось столько мод, столько возникло и отжило новинок, столько забылось слов, столько имен возносилось в сиянии славы и рушилось в бездну; а теперь мы знаем, мы недолгие гости, чьи шаги не оставляют следа на бесконечных дорогах жизни. Мы больше не вступим во мрак, не поддадимся мукам безумия, не признаемся в отчаянии; мы огородились глухой стеной. Нам уже не придется слушать, как часы отбивают время под чуждым небом, и просыпаться поутру в чужой стране с мыслью о родном доме: наши скитания окончены и голод утолен. Брат, сын, товарищ, знай, мы долго жили и много видели — и оттого теперь нам довольно обладать совсем немногим, и пусть все остальное в мире проходит мимо нас.
Есть на свете такое, что никогда не меняется. Есть такое, что остается навсегда. Прильни ухом к земле и слушай.
Лепет лесного ручья в ночи, смех женщины в темноте, звонкий дробный стук гравия под граблями, полуденный стрекот кузнечиков на знойном лугу, тончайшая паутина детских голосов в ясный день — вот что навеки неизменно.
Блики солнца на играющей волне, сияние звезд, чистота утра, соленое дыхание моря в гавани, ветви в набухших почках, окутанные дымкой, нежнейшим оперением новорожденной листвы, и во всем этом что-то мимолетное, навеки неуловимое, острым шипом пронзающая сердце весна, пронзительный безъязыкий клич, — вот что остается навеки неизменным.
Все, что от самой земли, не изменяется — лист, былинка, цветок, ветер, который плачет, и засыпает, и пробуждается вновь, и деревья, чьи окоченелые руки содрогаются и стучат друг о друга во мраке, и прах давным-давно зарытых в землю влюбленных, — все, что рождает земля в каждое время года, все, что течет и меняется и вновь возникает на земле, — все это пребудет неизменным, ибо возникает из земли, а она не меняется, и возвращается в землю, а она — вечна. Одна только земля непреходяща, и она пребывает вовеки.
Sophia Garbovskaya
Sophia Garbovskayaцитирует6 лет назад
В колдовской летней тьме их жизнь казалась ему прекрасной. Вот они мчатся сквозь ночь в рассвет, в утренние птичьи песни, в утро, несущее земле новую радость. И когда он об этом думал, ему казалось — потаенно живущее во тьме неистовое и одинокое сердце человеческое вечно молодо и не может умереть.
Читать как дышать, Алла Гладкова
Алла Гладкова
Читать как дышать
  • 233
  • 1.9K
Dramedy - больше драмы!, Anna Fedorova
Иностранка, Алина Лунёва
Алина Лунёва
Иностранка
  • 321
  • 124
Американская литература XX века, Sergey Petrov
Посоветовали, Ирина Мухина
Ирина Мухина
Посоветовали
  • 608
  • 28
bookmate icon
Тысячи книг — одна подписка
Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз