Ева Меркачёва

Град обреченных: Честный репортаж о семи колониях для пожизненно осужденных

    Maria Kostuykevichцитирует11 дней назад
    И все же состариться и умереть за решеткой не страшно, — говорит осужденный Олег. — Помните слова Василия Шукшина: «Не старость сама по себе уважается, а прожитая жизнь. Если она была». А у многих из нас ее не было. Зато сейчас появилась вера.
    Maria Kostuykevichцитирует11 дней назад
    Нет! Если бы меня сейчас стали расстреливать, я бы на колени упал и умолял: «Не убивайте!» Это же жизнь! Вот вы все думаете, что раз человек здесь, то он жить не хочет, то ему проще было бы, если бы его застрелили. Это не так. Если меня кто-то ждет, я готов тысячу лет быть здесь. Я за отмену смертной казни. Вот, казалось бы, в «Полярной сове» есть такие маньяки, которые ничего, кроме смерти, не заслуживают. Но надо посмотреть, где вырос человек, что он пережил. Я верующий человек, и мне страшна сама мысль, что я мог бы быть неверующим
    Maria Kostuykevichцитирует12 дней назад
    Если бы меня сейчас выпустили, первым делом я убил бы пару человек, чтобы стресс снять, изнасиловал бы женщину, выпил водки. А дальше как карта ляжет. Все ваши религии лживы. Миром правит зло. Я смотрю на вещи реально
    Максим Миловановцитирует2 месяца назад
    — Когда узнали про пожизненный срок, какие чувства были?
    — В тот момент много разных чувств накатило.
    — Такого, чтобы надежда пропала, не было?
    — Я понимаю, что таким, как я, свободы не дано. Надежда — это та веревка, на которую вешаются. Она есть, конечно.
    Максим Миловановцитирует2 месяца назад
    — Испытываете чувство вины перед всеми жертвами? Перед их семьями? Работаете, чтобы выплатить деньги по искам потерпевшим?
    — В какой-то мере, конечно, испытываю. Но кошмары не снятся. Исков у меня нет ни одного. Но, когда тут появятся производственные цеха, я бы хотел устроиться. Вот что нужно сделать, чтобы подобных преступлений больше не было? Больше занимать людей. Я считаю, что я по этой дорожке пошел из-за того, что у меня не было четкого понятия, что делать.
    Максим Миловановцитирует2 месяца назад
    А вообще ПЛС много молятся. Тюрьма, как кто-то верно заметил, то самое место, где дьяволы учатся молиться.
    Максим Миловановцитирует2 месяца назад
    На момент моего визита здесь 330 пожизненно осужденных, на руках которых кровь 10 000 людей (в среднем на каждом по 10 трупов, но есть и такие, на ком по 100 и даже 300). Что было бы, если бы они разом вырвались на свободу? Как мечтательно скажет мне потом в беседе битцевский маньяк Александр Пичушкин: «Первым делом я убил бы для снятия стресса парочку людей и изнасиловал несколько женщин».
    Максим Миловановцитирует2 месяца назад
    — Страха тогда не было у сотрудников, — продолжает Шелешов. — Я один в те годы выводил сразу по 80 человек и не боялся, что они сбегут или нападут. А сейчас одного заключенного ведут по двое-трое конвоиров! Мы в те годы и спецсредств не применяли, старались объяснить все по-хорошему. А осужденные нам знаете, что говорили? «Вы такие же, как мы, с нами вместе сидите в этой тюрьме, только домой спать уходите».
    Анна Мезенцевацитирует3 месяца назад
    Не цепляться за…
    Не зависеть от…
    Не казаться для…
    Не подстраиваться под…
    Не прятаться за…
    И не за глаза,
    Не бежать от…
    И не возвышаться над…
    Смогу ли я? Смогу ли я?
    Анна Мезенцевацитирует3 месяца назад
    А мораль такова: те, с кем мы общаемся, определяют наш путь. Выбирайте окружение
    Анна Мезенцевацитирует3 месяца назад
    Джонни он написал книгу «Живьем в аду»
    Анна Мезенцевацитирует3 месяца назад
    «Судьба, как женщина, горда,
    Но тоже любит комплименты,
    И нет прекраснее момента,
    Когда ты понял: жизнь — игра».
    ВИТАС ЖИГЛИС
    Анна Мезенцевацитирует3 месяца назад
    Тюрьма, как кто-то верно заметил, то самое место, где дьяволы учатся молиться
    Анна Мезенцевацитирует3 месяца назад
    спросил его: «За что?» А он мне ответил: «Потому что ты был свободен в своем выборе». Я воскликнул: «Зачем мне такая свобода, которая принесла столько горя людям и мне?!» А он ответил на это: «Если бы не было свободы, ты бы никогда не был счастлив. Свобода дает тебе выбор — быть счастливым или отказаться от этого».
    Анна Мезенцевацитирует3 месяца назад
    Прошу вас только об одном: читая ее, помните произнесенную — не мной — истину: милосердие выше справедливости. Оно есть сама Высшая Справедливость.
    Kristina Mustafinaцитирует3 месяца назад
    Согласно опросам общественного мнения, страх перед тюрьмой стоит на втором месте после страха смерти.
    Kristina Mustafinaцитирует3 месяца назад
    Дурное дело не хитрое. Чтобы сделать бомбу, понадобилось несколько часов.
    Kristina Mustafinaцитирует3 месяца назад
    Я сам пришел к выводу, что это тупик. Не мог только понять, что всех убийц находят, а меня никак не могут. Вот и написал явку с повинной.
    Kristina Mustafinaцитирует3 месяца назад
    Фото на фоне тюрьмы для пожизненно осужденных? Но уже через несколько минут привыкаешь к отдыхающим, которые так и липнут к дельфину (зачастую понятия не имея, что это символ самой страшной зоны России).
    Kristina Mustafinaцитирует3 месяца назад
    Среди сидельцев — увы, это особенность психологии тюремного обитателя — принято манипулировать, попрошайничать, всячески давить на жалость, особенно в общении с церковными добровольцами, которые как бы по умолчанию обязаны быть самыми добрыми и безотказными.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз