Читает автор: выбор редакции

Bookmate
Bookmate
Виктор Пелевин, Дина Рубина и даже Лев Толстой — эти и другие писатели сами начитывали свои произведения.
Редакция Букмейта отобрала наиболее интересные аудиокниги, озвученные их авторами.
Трилогия «Наполеонов обоз» отличается своей кинематографичностью, что, впрочем, неудивительно: книги Диной Рубины уже не раз экранизировали («Казус Кукоцкого», «На Верхней Масловке»). Пронзительная история любви, помещенная в исторический контекст, не просто изобилует персонажами (образ каждого из них выписан предельно детально), но и имеет трагический и — очень подходящий для кино — финал.
Наполеонов обоз. Книга 1. Рябиновый клин, Дина Рубина
Увлекательный сборник историй из жизни влиятельного редактора глянца.
У Долецкой не было бабушек и дедушек, зато она с детства дружила с Юрием Никулиным. Когда Алена вышла замуж в 18 лет, ей пришлось сдать сессию на отлично, чтобы задобрить разгневанного отца, а на первую встречу с издателем Vogue она пришла в заляпанном машинным маслом свитере.
Аудиокнига записана в формате встречи с друзьями — получилось очень неожиданно и уютно.
Не жизнь, а сказка, Алёна Долецкая
Расслабленный летний день, компания вчерашних подростков, дачные шашлыки, жара и обилие алкоголя — даже в таком антураже не стоит забывать о том, что «всё, что кажется нам важным, тоже кончится однажды», и ценнее одного нормального дня может быть только одна целая жизнь.
Один нормальный день, Яна Вагнер
В 1960-е Белла Ахмадуллина принимала участие в легендарных поэтических чтениях в Политехническом музее — наряду с Евгением Евтушенко, Борисом Окуджавой и другими (кстати, эти выступления можно увидеть в фильме Марлена Хуциева «Мне двадцать лет»). Если вы их не застали, ничего страшного: к счастью, есть аудиокнига, прочитанная поэтессой.
Белла Ахмадулина читает свои стихи, Белла Ахмадулина
Захватывающий роман Дениса Драгунского, героиня которого пишет роман об обитателях квартиры в сталинском доме: все они жили в ней в разное время, но, как часто водится в книгах (и иногда и в жизни), их судьбы переплелись самым причудливым образом.
Автопортрет неизвестного, Денис Драгунский
Нарочито грубая, местами абсурдная, очень веселая книжка-квест: Дмитрий Быков предлагает пройтись по его биографии и таким образом помещает читателя внутрь текста.
Квартал, Дмитрий Быков
Рассказ про петербургского писателя Феликса, который перебивается с яблок на колбасу, потихоньку распродает семейную библиотеку и в поисках героини («русской либо белорусской женщины до 35 лет») попадает в Берлин.
Без имени, Вячеслав Курицын
Переплетая реальность и галлюцинации, Венедикт Ерофеев создает многослойный мир «Москвы — Петушков», разобраться в котором не так-то просто: литературные аллюзии и обилие нецензурной лексики, размышления о высоком и количестве выпитого, и все это на фоне идеи богооставленности и горечи утраченной надежды. А авторское прочтение этой постмодернистской поэмы делает ее еще более пронзительной и живой.
Москва — Петушки. Авторское прочтение, Венедикт Ерофеев
Почти все тексты этого сборника — письма, варианты статей, стихи и отрывки из пьес — прочитаны их авторами, и от списка имен захватывает дух: Лев Толстой, Сергей Есенин, Иван Бунин, Владимир Маяковский и другие.
Голоса, зазвучавшие вновь. Записи 1908-1950 годов,
Самый загадочный современный русский писатель стал менее загадочным, когда сам прочитал собственные рассказы: вероятность, что подобное повторится еще раз, ничтожно мала.
Рассказы, Виктор Пелевин
Как это часто водится у Солженицына, в основу «Матрениного двора» легла подлинная история. Чтобы рассказ появился в «Новом мире», авторское название «Не стоит село без праведника» пришлось изменить. Но и это не спасло произведение от резкой критики: после долгого перерыва оно было напечатано в СССР лишь в 1989 году.
Первый цикл «Крохоток» Солженицын создал еще в середине XX века, но его так и не опубликовали в Союзе, что, впрочем, не помешало миниатюрам разойтись в самиздате. Второй же цикл родился уже в 1990-х: «Только вернувшись в Россию, я оказался способен снова их писать, там — не мог…»
Матренин двор. Крохотки 50-х. Крохотки 90-х , Александр Солженицын
Ничего особенного, просто Анна Ахматова читает свои стихотворения.
Стихи и поэмы. Читает автор, Анна Ахматова
Лев Рубинштейн долгое время работал библиографом, а еще изобрел свой собственный «жанр картотеки» (когда произведения записываются на карточках и исполняются в определенном порядке) и стал одним из основоположников московского концептуализма. В 2012 году он получил премию «НОС» за сборник «Знаки внимания» — про путешествия, искусство и журналистику, про то, как здорово иметь чувство юмора и избавляться от предрассудков.
Знаки внимания, Лев Рубинштейн
Прототипом главной героини стала скульптор Нина Ильинична Нисс-Гольдман. Она также жила на Верхней Масловке и создала множество портретов великих современников: ей позировали Солженицын, Паустовский и Брюсов.
На Верхней Масловке , Дина Рубина
bookmate icon
Тысячи книг — одна подписка
Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз