Узнать всё о современном искусстве

The Art Newspaper Russia
The Art Newspaper Russia
7Книг

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Букмейт — это приложение, в котором хочется читать
Выбор редакторов издания о мировом искусстве The Art Newspaper.
Сборник статей и интервью одного из ведущих отечественных кураторов, организатора нескольких московских биеннале, основателя московского Института проблем современного искусства. Значение концептуализма для отечественного искусства Бакштейн объясняет с собственной позиции участника движения и художественных акций 1970-х годов. «Так или иначе, именно в семидесятые были разработаны фундаментальные эстетические «мыслеформы», позволившие русскому искусству вернуться на орбиту мирового художественного процесса. И добились этого именно концептуалисты. Отчасти поэтому концептуализм остается законодателем эстетических практик в России, самым влиятельным течением в русской визуальной культуре».
Джон Берджер — известный британский писатель и убежденный марксист, художественный критик, стал широко известен еще в 1972 году как автор и ведущий серии просветительских телепередач «Искусство видеть» на канале BBC. Написанный в 2011 году «Блокнот Бенто» — последняя книга автора, которому сейчас 89 лет. Упомянутый в заглавии Бенто — это Бенедикт Спиноза, среди вещей которого была позднее пропавшая тетрадь с рисунками, которую Берджер пытается реконструировать в своей книге, состоящей из литературных и графических зарисовок. Описывая как различные произведения искусства, так и сам процесс рисования, автор представляет великого философа на своем месте, время от времени цитируя его «Этику».
Как действует дизайн? Деян Суджич — директор лондонского Design Museum, а также критик и куратор Венецианской архитектурной биеннале 2002 года, задается вопросом о значении мира предметов.

«Дизайн превратился в язык, с помощью которого мы определяем эти вещи и заключенные в них «послания». Сегодня самые искушенные дизайнеры — это рассказчики: их задача — не только решить формальные и функциональные проблемы, но и сделать так, чтобы вещи умели говорить, передавать эти послания. Они более или менее искусно и убедительно жонглируют этим языком, создавая истории вроде той, что мой MacBook нашептал мне на ухо в Хитроу», — начинает свое объяснение автор, в последней главе книги подробно разбирая взаимодействие дизайна и современного искусства.
Сборник статей философа и теоретика современного искусства, вошедших в его книги «Art Power» (MIT Press, 2008) и «Going Public» (Sternberg Press, 2010). «Сегодня публика признает современное искусство, даже не испытывая ощущения, что «понимает» его. Кажется, что необходимость теоретического объяснения искусства окончательно отпала. Однако в действительности теория никогда не была столь важна для искусства, как сегодня. В чем же причина? Я бы предположил, что современные художники нуждаются в теории, чтобы объяснить, что они делают, не публике, а самим себе. В этом отношении они не одиноки. Любой современный человек постоянно задает себе два вопроса. Во-первых, что делать? А во-вторых (и этот второй вопрос еще важнее), как объяснить самому себе то, что ты уже делаешь?» — Борис Гройс всегда задает актуальные вопросы.
Политика поэтики, Борис Гройс
Эта книга — об основных принципах работы современного арт-рынка. Перемены, произошедшие на арт-рынке с началом нового века и ознаменованные аукционными рекордами на работы современных художников, часто называют взрывом, однако главные свойства арт-рынка остались неизменными. «Интернет-технологии, оказавшие фундаментальное воздействие на механизмы торговли, тем не менее не сильно изменили треугольник, существующий со времен Вазари и Микеланджело: художник — дилер — коллекционер. Просто теперь дилер иногда лишается персонификации, превращаясь в интерфейс или приложение для смартфона», — считает автор, публиковавшийся и в The Art Newspaper Russia.
Сборник, названный как знаменитая песня Velvet Underground (американская рок-группа 1960-х и 1970-х годов, стоявшая у истоков альтернативной и экспериментальной рок-музыки), включает в себя более 30 интервью Уорхола за три десятилетия. Составитель — американский поэт (и один из авторов The Art Newspaper) Кеннет Голдсмит замечает в предисловии: «Уорхол своими недомолвками выворачивает наизнанку традиционный формат интервью», — и продолжает: «Виртуозная увертливость Уорхола побуждает задавать себе разнообразные вопросы о жанре интервью. Чем интервью — печатные или в телерадиоэфире — притягивают аудиторию? Почему за последние пятьдесят лет они распространились повсюду? Как интервью с художником влияют на наше восприятие его творчества? Как относиться к тому факту, что большинство интервью в той или иной степени редактируются, но кажутся дословными стенограммами бесед? Есть ли в жанре интервью специфические формулы и традиции? Какова история интервью художников и в чем она пересекается с историей интервью литераторов, политиков или эстрадных артистов?»
Попытка приложить фрейдистский психоанализ к произведениям основателя современного искусства, чтобы объяснить переход Дюшана от кубистической живописи, которой художник занимается в Мюнхене в 1911–1912 годах, к созданию реди-мейдов. «Почему бы не проанализировать какую-нибудь работу Дюшана, как если бы она была сновидением, применив в этом анализе все, чему нас научил о сновидении вообще Фрейд?» — задается вопросом автор в начале книги. И заключает в конце: «Нет никаких сомнений: реди-мейд имеет живописное происхождение», — подкрепив свой вывод цитатой из Дюшана: «А чтобы выбирать, можно пользоваться тюбиками с краской или кистями, а можно и готовыми вещами, которые были сделаны — либо машинным способом, либо даже, если угодно, руками кого-то другого,— и присваивать их, так как выбираете именно вы. Выбор — самое главное в живописи, даже в обыкновенной».
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз