Очень моё

Ксения Лурье
Ксения Лурье
22Книги

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Букмейт — это приложение, в котором хочется читать
Меня зовут Ксения Лурье, пишу рецензии 7 лет. Веду Телеграм @kseniyaluryebooks, Инстаграм @kseniyalurye и блог PRO.KNIGI — zen.yandex.ru/proknigi .
На этой полке я собираю произведения, которые попадают в категорию «Очень моё». Это чувство, когда книга больше, чем любимая.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Роман «Петровы в гриппе и вокруг него» из тех самых текстов, на которые можно накладывать разноцветные стеклышки и смотреть, что получилось. Во-первых, это будничная серость обыкновенного российского городка, отраженная автором иронично и злободневно; редкий для современной русской литературы текст, над которым можно посмеяться, как над самим собой. Во-вторых, это образец того самого детектива, где расследование происходит не на уровне «убийца — дворецкий», где сам текст становится местом преступления, а читатель — следователем, способным сложить финал с началом и понять все странности семейства Петровых. В-третьих, все герои говорят о том, кто они есть, так что желающие увидеть в «Петровых...» русских «Американских богов» будут награждены: Аид, подземелье, древнегреческая трагедия, — всё на месте. В-четвертых, Петров, что Иван — имя распространенное; а где Аид, там и Кощей Бессмертный с его богатствами, желанием жениться на красавице, принадлежностью к северу и ледяному царству (да и прежде чем встретиться с Кощеем, Иван-царевич просит помощи у старушки, а Петров батрачит на огороде у бабушки). В-пятых, грипп, не грипп, но все мы, так или иначе, больны: каждый по своему сходит с ума, и как раз вот эта нормальность Петровых друг перед другом, когда каждый из них притворяется обычными мужем, женой или сыном, смотрится на фоне городских безумцев совсем ненормально.
Словом, «Петровы в гриппе...» — удивительный, магический, немного инфернальный, предновогодне-волшебный, праздничный и нарядный текст. Можно смеяться, удивляться, спотыкаться о несуразные выражения, разгадывать сюжетные ходы и главное — вспоминать своё детство, в котором точно были и Дед Мороз, и Снегурочка, и хороводы вокруг елки, и та самая магия, когда обычный город, в котором ты живешь, есть целый мир и больше нигде и ничего не существует.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
«Зона интересов» — роман о концлагере, который по сути не рассказывает о том, что происходило внутри машины смерти, здесь почти не упоминаются страшные пытки и ужасы. Однако от этого книга не менее страшна: на фоне ровного повествования пара невозможных по силе ужаса/человечности/красоты эпизодов вызывают у читателя истерическую дрожь. И как бы дико это не звучало, именно этим занимаются шедевры искусства — вызывают катарсис, стремление забыть или желание запомнить, чтобы донести дальше, к другому уху, рассказать.
«Зона интересов» — это перформантезированный «Танец» Анри Матисса, только женщины здесь не голые, женщины пляшут и кружатся, и веселятся, но все они одеты в черно-белые полосатые робы, а на их лицах сжатая гримаса ужасающей улыбки, улыбки побежденных, но непобедимых, знак близкой смерти.
Зона интересов, Мартин Эмис
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
В своё время книга стала для меня открытием года. Я читала, не отрываясь. Обычно я всегда гадаю, что случится с героями дальше, и часто отгадываю сюжетные перепетии. Эта книга обманула меня. Она не позволила мне гадать. Она дала мне шанс стать участником этой истории. И я не смотрела на героев свысока, а была вместе с ними.
Живой, настоящий, восхитительный текст, оставляющий после себя воспоминания одной прожитой жизни.
Бегущий за ветром, Халед Хоссейни
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Витиеватый текст с безмерно длинными предложениями на полстраницу увлекает мимолетно. Жестокая антиутопия о человечестве без человечности, мире без глаз, когда, казалось бы, так просто не видеть дерьмо, отвратные поступки, ужасы ежедневной жизни. Всем, кроме зрячей главной героини.
Слепота, Жозе Сарамаго
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Я полюбила Дом с первых строк. Но чем дальше, тем темнее Лес. И я поняла, что меня затягивает, что эта книга опасна. Мне стало страшно. Потому что это не прекрасный мир, куда уходишь, чтобы избежать реальности. Это страшный мир, по-настоящему опасный и герои здесь не герои, они могут обернуться злыми оборотнями или еще кем похуже.
И я поняла. Дом меня не принимает. Он не для меня. Я умею прыгать, но остаться там, на той стороне никогда не захочу.
Пожалуй, каждый может найти себя в этой книге. Автор так четко прописала разные типы людей, что ты с легкостью можешь найти свое имя среди этих многочисленных кличек.
***
Дом — это дом. Но этот Дом не дом вовсе. Он просто дом, из стен, на которых появляются рисунки и надписи, и окон, которые ломают и замуровывают. Из досок и пыли. Из грязи и забытых вещей.
Настоящий дом тогда, когда они все вместе сидят в своей комнате и общаются, разговаривают, рассказывают друг другу сказки, наливают чай или что покрепче, шутят, смеются и не взрослеют, никогда. Там сердце дома из балок и стен, там настоящий дом, который ни на что не променяешь. Там я бы хотела оказаться, но больше нигде. Потому что остальное опасно, и стоит тебе лишь ночью выйти в коридор без фонарика, как тебя утащат в Лес невидимые силы, и ты потеряешься и останешься там навсегда...
Дом, в котором..., Мариам Петросян
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
В книге Стивена Кинга «Сердца в Атлантиде» Тед Бротиген говорит маленькому Бобби: «Когда найдёшь книгу и с хорошим сюжетом, и с хорошим стилем, держись этой книги». О «Картахене» Лены Элтанг именно это я и могу сказать, предварительно заменив определение «хороший» на «прекрасный». Значит, она моя, и отпускать её я не намерена.
На итальянском побережье в маленьком поселке Траяно некогда существовало поместье, впоследствии превращенное в игорное заведение, а после в отель «Бриатико». Именно здесь, в декорациях белоснежно-голубой гостиницы, и происходит основное действие романа — в 2008 году. Хотя, конечно же, временной пласт романа чуть более обширен: несколько важных событий произошли в 99-м, затем в 2001-м и 2005-м, а финальная картина раскрывается в 2014-м. И каждая из этих дат ознаменована убийством, а то и тремя сразу — раз за разом. По пути к разгадке читателю предстоит ознакомиться с пятью героями, повествующими от первого лица.
Автор действительно хитрит! И я готова во всеуслышание признаться, что никогда не читала такого мастерски закрученного детектива. Поверьте, все ваши догадки о том, кто кого убил, окажутся фальшью. И автору удаётся играть с читателем так благодаря тому, что у «Картахены» множество возможных сюжетных ниточек — и каждая имеет право на существование.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
«Рыжеволосая Женщина» — на поверхности роман о первой любви, однако текст похож на сражение с землей в попытке погрузиться на метры вниз, где должна рано или поздно возникнуть вода, или смысл. Памук обращается к двум тысячелетним историям и рассказывает их применительно к современности, адаптирует к Стамбулу конца 20 — начала 21 века. Это роман-игра, роман-зеркало, в котором удивительно переплетены судьбы героев в нечто целое, начавшееся с колодца летом 1985 года, а может быть и раньше — с театра, революционной ячейки и краски для волос.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Эссеистика Джелиана Барнса — удивительная штука. Читаешь и будто бы слышишь голос мастера английской прозы. В данном случае удовольствие разворачивается в 3D-эффекте: читатель рядом с Барнсом идет по картинной галерее, вглядывается в шедевры искусства и слушает вкрадчивый голос писателя, рассказывающего о каждом художнике так, что чувствуется — в каждом слове понимание, трепетное обращение с фактами, поклон каждому художнику и его способности творить.
Открой глаза, Джулиан Барнс
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Удивительный роман Кристины Бейкер Клайн похож на картину. Вырисовывая детали двадцатилетней дружбы выдающегося художника XX века Эндрю Уайета и его музы Кристины Олсон, Клайн создает выдуманную историю, основанную на реальных фактах. «Картина мира», конечно, не совсем об Уайете, роман целиком и полностью посвящен удивительной Кристине, чей необычный образ на картине «Мир Кристины» — девушка в розовом платье, расположенная спиной к зрителям, сидящая на выжженной траве на фоне старого дома, скрюченные руки, развивающиеся волосы, странная поза, — прославил художника.
«Картина мира» — красивейшая романтическая история о великой дружбе, которая нечто большее, чем просто общение двух людей. Этот текст — это молчание вдвоем, длительная тишина, за которой вдруг раздается точное слово, жест, взгляд, улыбка, мазок кистью — прикосновение момента, который суть сама вечность.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Забавная эссеистика от профессора философии и "серьезного" прокрастинатора Джона Перри. В шутливой форме он рассказывает о том, как легко и просто можно заставить прокрастинацию работать на себя и стать деятельным человеком.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
С первых строк достаточно сложный и забористый текст со временем становится откровением. Это то, о чем нужно говорить постоянно. Корделия Файн с легкостью развинчивает все мифы о различии полов и доказывает, что каждый человек отличается от другого, а его отличия зависят от детства, страны, в которой он родился, его собственной истории. Пол — это уже не важно и не должно нас волновать. Есть мужчины с "женским" мозгом, есть женщины с "мужским", а физически до 10% людей в мире рождаются третьего пола. Странно делить нас по половым функциям, когда даже тестостерон уже больше не мужской гормон, он выделяется и у мужчин, и у женщин и колеблется всего лишь с разницей в 10-15% в течение всей жизни. Книга получила премию "научный Букер" и достойна того, чтобы внедрить знания из нее не в школы, так в университеты. Только подобным образом мы сможем избежать притеснений женщин и воспитать новое поколение — свободное от гендерных стереотипов.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
«Одинокий город» Оливии Лэнг — книга очень личная и одновременно публичная, рассказывающая о самом странном и, казалось бы, невозможном феномене страдания человеческой души, об одиночестве в мегаполисе. Одиночество невозможно передать, оно не эмпатично, его можно переживать, и находясь в отношениях или общаясь с друзьями: именно поэтому психиатры только в середине 20 века смогли приближенно определить и описать одиночество. Лэнг, оказавшись в ситуации тотального одиночества в чужом для нее Нью-Йорке, инстинктивно начала искать тех, кто бы мог ее понять, а для этого она отправилась в библиотеки, архивы и музеи, чтобы изучить биографии «хроникеров одинокого города»: Эдварда Хоппера, Энди Уорхола, Генри Дарджера, Дэвида Войнаровича и многих других. Погружаясь в «Одинокий город», читатель (если он, конечно, одиночка, как и я) чувствует некую сопричастность, словно попадает в закрытый клуб: я одинок, но я такой не один. Книга Оливии Лэнг пробуждает, помогает связать свое чувство одиночества с теми, кто жил когда-то, творил, создавал и остался навсегда в вещах, в предметах, в искусстве: похоже на некую терапию, только вместо психиатра книга, ты по-прежнему один на один, но уже не так одинок.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Про девочек всего мира и их неистовое желание понравиться, чтобы полюбили как можно сильнее. И ради этого чувства они, доверившись и открывшись, могут пойти на что угодно: даже на обожествление дьявола.
Девочки, Эмма Клайн
Эмма Клайн
Девочки
  • 5.8K
  • 2.1K
  • 202
  • 328
Книги
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Удивительный роман, в котором сам Иерусалим становится главным героем. О том, как важно уметь слушать и слышать и что во избежание войны достаточно просто поговорить.
Иуда, Амос Оз
Амос Оз
Иуда
  • 2.1K
  • 761
  • 43
  • 122
Книги
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Трагичная и тихая семейная драма: нет здесь резких сюжетных поворотов, нет страшных тайн. А есть обычная жизнь обычной семьи, члены которой губят друг друга, сами того не понимая.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Роман-завещание от 80-летнего автора: о вечном мире и о вечных людях, только не в их физическом теле, а в оставшихся после них словах.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Экзистенциальная робинзонада на двоих. Выживание на холодном острове способно изменить человека целиком. О том, как меняется сознание оставшегося один на один с природой, с самим собой и своими мыслями.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Одна из лучших биографий, на мой взгляд.
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Один из любимейших романов букеровского лауреата о противопоставлениях и о многоликом восприятии слова «честь».
Ксения Лурье
Ксения Лурьедобавила книгу на полкуОчень моё2 года назад
Остросоциальный, фантасмагорический детектив с элементами готики. Прекрасный роман, отражающий современную действительность, общество, телевидение, соцсети и политику.
Номер 11, Джонатан Коу
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз