Полка скептицизма

Михаил Сапитон
Михаил Сапитон
Предложение действительно до 30 ноября
3месяца
премиум-подписки
за 0,99 $ 29,97 $
только для новых читателей
Собираю полку книг, которые опровергают привычные нам стереотипы.
И делают это очень убедительно. Принципиально не придерживаюсь одной тематики.
Что мы знаем о Скандинавии? Вроде бы там потрясающе хорошо: сплошное хюгге, первые места в рейтингах по уровню счастья, качеству здравоохранения и образования. Цены еще заоблачные, да виды красивые.

В действительность Северная Европа не так проста — журналист Майкл Бут взялся за развенчание мифа про совсем уж идеальную обстановку. Его книга — рассказ про пять стран, которые хоть и приблизились к всеобщему благоденствию, пока еще должны пройти ряд испытаний. Буту неинтересно повторять заезженные штапмы, поэтому он акцентирует внимание на неоднозначностях региона: экономических перипетиях, подъеме правых сил, сложной миграционной политике или взаимоотношениях с алкоголем.

Но это не огульная критика. Скорее дружеское напоминание, что совершенство еще не достигнуто. Плюс, не обошлось без бородатых анекдотов и уместного британского юмора.

И какие бы проблемы не предстояло решить спокойным нордам, остальному миру до них по-прежнему далеко.
Книга, которая не срывает голову музыкальными открытиями. Но зато навсегда отбивает мысль о том, что рассуждать о музыке — скучно, занудно, да и вообще это занятие для трёх фриковатых слушателей.

«Машина песен» здорово затягивает именно массового читателя. Желательно, конечно, жить на Западе и знать о музыке конца 80-х и начала 90-х, но если вооружиться смартфоном, наушниками и стриминговым сервисом, эти условия можно легко обойти.

Книга про историю попсовых песен, про историю их создателей, про исполнителей и студии. В более общем смысле — о значимости каждого произведения искусства, которое стало синтезом идей, экспериментов и безрассудства.

В общем, хиты — не то, что кажутся.
Мы живём в мире заблуждений. Несмотря на достижения науки, люди продолжают верить в приметы или подозрительно относиться к генно-модифицированным продуктам. И это нормально.

Человеческий мозг сконструирован как великолепная машина по решению задач, которая будет работать даже в отсутствие переменных. Иными словами, мы будто созданы для конспирологии — создания теорий заговора, которые противоречат официальному объяснению событий. Вы их наверняка слышали, причём из уст людей, в рассудительности которых не стоит сомневаться.

Кеннеди убили собственные спецслужбы, Ротшильды затеяли мировые войны, немецкое правительство заварило революцию в России, вакцинация — зло, Навальный — ставленник Кремля, рептилоиды — наши хозяева. В моем топе первое место занимает история про то, что американцы сфабриковали высадку на Луну, а снимал эту документалку Кубрик. Так вот, на всякий случай, это все — конспирологические теории.

Их логика совершено понятна. По крайней мере с точки зрения конспирологов. Эта книга не особо трудится над разоблачением популярных мифов — хотя историю с мнимой опасностью вакцинации разбирает достаточно подробно. Книга исследует людей и нашу способность так быстро находить новые объяснения происходящему. Нам всегда кажется, что за большими делами стоят большие причины — что президента не может убить простой псих, вооружённый пушкой за $12, а огромный торговый центр не разрушится под ударом двух самолётов, угнанных радикалистами. Мы верим, что разбираемся в происходящем. Знаем обо всех аспектах астрофотографии и параметрах пленки, на которую снималась лунная экспедиция американцев. Знаем о плотности бетона и перекрытий, поддерживающих Торговый центр.

Как только мы поверили в один заговор, нам намного легче убедить себя в правдивости другого.

Если вкратце, то конспирологи опираются на бессменный девиз детектива Дирка Джентли, героя романа Дугласа Адамса и сериала на BBC. Он с непоколебимой уверенностью говорил: «Все связано. И ничего тоже связано». В мире альтернативных теорий так и есть.

А учитывая изобилие информации, в сегодняшних реалиях особенно важно понимать, что не так с подобной логикой. Нужно поддерживать собственную мыслительную гигиену, верить только в доказанное. Нужно быть честным и не поддаваться на уловки разума.

Иными словами, эту книгу нужно читать — в обязательном порядке. И раздавать всем, кто пытается навредить окружающим, оспариваю привычный порядок вещей: отказываясь от вакцинации или заявляя, что всеми нами руководит группка зелёных рептилий.
Максимально простая книга о том, что интересует обычного человека про Нью-Йорк. Автор не посягает на полный охват темы, но лихо скачет по верхам: на нескольких страницах соседствуют вместе вопросы стоимости жилья, истории отдельных районов и градостроительных инициатив бывших меров. Ещё один плюс — скромный объём, книга читается за полтора часа и на одном вдохе. Но придётся мириться со свободной манерой письма и лишними вставками. Автор будто ведёт блог и это даёт свою специфику. Отлично подойдёт для тех, кто присматривается к Большому Яблоку из-за океана. Розовые очки вам снимут, но и разочарованными не оставят. И наконец-то расскажут, как там дела с деньгами.
FAQ: Нью-Йорк, Роман Зинзер
Роман Зинзер
FAQ: Нью-Йорк
  • 672
  • 94
  • 24
  • 37
Думаете, что «Хэнкон» про бомжа с проблемным прошлым и суперсобностями? Приглядитесь, это на самом деле пародийный Барак Обама. И Хиллари там тоже есть.

Книга Юсева щедро расплескивает такие откровения о знаменитых фильмах, которые не часто обвиняют в политической ангажированности. Впрочем, описана скорее интересная компиляция приемов, которые используют режиссёры для резонанса событий фильма с реальностью. Ведь великое кино раскрывается в мелочах, подобно матрешке демонстрируя новые смыслы. Большой Голливудский кинематограф не имеет с этим проблем. В «Миллионере из трущоб» видны отсылки на успех Обамы, нолановский «Темный рыцарь» описывает республиканца Руди Джулиани, который за 7 лет на посту мэра Нью-Йорка вдвое снизил криминальную активность, а потом провалился на выборах.

Впрочем, книга не только про частные примеры, но и про общие закономерности. Про поддержку демократов и выбивание налоговых поощрений, про беспрецедентную патентную защиту Микки Мауса (коммерческие права должны были истечь пару десятилетий назад). Главное не читать все запоем, а дозировать информацию — эта «Кремлевская рать» от кинематографа может исказить художественное восприятие.

В итоге — жутко интересно. Рекомендую.
Думаете, что умеете читать? Я тоже самонадеянно приписывал себе такой навык. Однако Мортимер Адлер доступно (и временами дотошно) объясняет, что это вообще за процесс такой и каким образом люди его извратили в попытках гнаться за количеством чтения или просто из-за лени. Автор разбирает основные способы чтения и наставляет на правильный путь освоения произведений: с цитированием, выделением важнейшего, осмыслением. И совершенно гениально критикует образовательную систему, в которой учителя часто становятся ретрансляторами книжной мудрости — по мнению Адлера лучше уж самостоятельно научиться читать. В общем, если снисходительно отнестись к первым главам (скучноваты), то это настоящий мастрид.
Что такое рынок и может ли он подчинить себе все культурное пространство? Почему культурные антиподы лишь поддерживают друг друга, базируясь на одних началах? Вот такими скептическими вопросами начинается книга — и далее ведёт к более приземлённым понятиям. Вам не казалось, что продажа идей «борьбы с системой» это ровно то же предприятие, что и простой заработок денег? Музыканты и общественные деятели, особенная одежда, еда и техника. Это все должно дифференцировать избранных и бросать вызов большой системе эксплуатации. А на деле является таким же заработком денег. Хотите убедиться в этом на конкретных примерах? Эта скептическая книга поможет отлично.
Бунт на продажу, Джозеф Хиз, Эндрю Поттер
Джозеф Хиз, Эндрю Поттер
Бунт на продажу
  • 996
  • 1.3K
  • 6
  • 57
Книга, которая опрокидывает суждения о мире, действует вне правил и описывает все одной условностью — могущественной силой вероятности. Но это не пафосное чтение, а сильный ироничный эксперимент. И для полки скептицизма подходит идеально хотя бы по наличию этого диалога:

– Скептики, – сказал он, – страдают от заразы скептицизма – они оказываются правы слишком часто.
– И что в этом плохого? – спросил я.
– Если ты оказываешься прав сто раз подряд, никакое количество фактов не убедит тебя, что ты ошибаешься в сто первый.
Осколки Бога, Скотт Адамс
Скотт Адамс
Осколки Бога
  • 209
  • 270
  • 6
  • 16
Идеальная книга для иллюстрации концептуальной идеи этой полки. Даже известнейшие ученые не могут убедительно ответить на множество, казалось бы, устоявшихся в массовом представлении, вопросов — или наоборот, шагают в полную неизвестность. Потому что знание предмета не закреплено во времени и оспорить известные истины — лучший способ доказать состоятельность своей идеи. В общем, здоровый научный скептицизм во всей красе. Тут и про жизнь во Вселенной, и про цель эволюции, и про самого господа Б-га. И, кстати, пойду по опасному льду – ключевое слово книги это именно «вера». Мы слишком очернили это понятие, пора вернуть ему заслуженное место на пьедестале добродетелей. Сомневайтесь и верьте.
Книга, в которой обстоятельно разложили по полочкам, что такое насилие и что такое религия. По разным полочкам. Современное общество уж очень любит разыгрывать вокруг религии драматичный театр, где клирики отличаются как главные воители в истории. Не так просто, религия и война не тождественны друг другу. Просто сейчас у нас общество секулярное, в нем церковь отделена от государства. А ранее все реально важные действия имели священный характер, следовательно, война — не исключение. В книге по-настоящему здорово описывается история становления цивилизации, кристаллизация религиозных убеждений и это такой захватывающий и нескучный учебник истории. И переведена не канцеляритом, а очень даже живым языком.
Поля крови: Религия и история насилия, Карен Армстронг
Я всю жизнь испытываю страх перед незнанием. Мне, вечному отличнику, опасение сглупить во время ответа порой отбивало всякое желание отвечать. И вот попалась книга, которая внятно раскрывает и размеренно актуализирует простой принцип — не в знании сила. Наша память и возможности для обучения ограничены, однако паника перед тем, чтобы признаться в незнании заставляет браться за невыполнимое. В результате стресс от огромных нагрузок и угнетения себя. И нет, я не стану рассказывать о том, что книга даст вам ключ от всех проблем. Просто вы сможете отмахнуться от идиотского обязательства быть супер-сверх-специалистом, который никогда ни в чем не сомневается. Остановитесь, подумайте, спросите совета. Ну или грамотно воспользуйтесь тем, что люди жаждут взвалить ответственность на руководящую персону.
Не в знании сила: Как сомнения помогают нам развиваться, Дайана Реннер, Стивен Д’Соуза
Пришла пора поговорить о сексе. Уточню: о педофилии, зоофилии, мелиссофилии (влечении к пчелам), некрофилии, садизме, мозахизме. Добавим, что автор — открытый гей и присядем подумать, как эту научно-популярную книгу не уничтожили ревностные хранители традиционных ценностей. Беринг обнажает людей в самых нелицеприятных ситуациях, но его последовательные доказательства того, что наши представления о правильности — суть моральные догмы, убедительны. Он даже смог ввести в мой лексикон слово парафилия, вместо привычного ранее извращение. Но не думайте, что я пытаюсь вам втюхать похабную книжку о пикантных увлечениях. Беринг вполне научно рассказывает об исторических прецедентах на пути становления нынешней сексуальной морали, а интересного там — жуть. И поучительного тоже. За взвешенными объяснениями скрывается надежда, что в современном мире люди наконец научатся уважать выбор и желания других людей, а не будут пытаться ломать природу через колено. Мы разные и пора это принять.
Вы, наверное, взглянете на автора и подумаете, что этой книге здесь не место! Какие шутки, когда нужно громить стереотипы! Но юмор, в руках такого умельца, выступает грозным оружием против тех вещей, на которые мы нехотя принимаем, на которые соглашаемся. Карлин проехался по всем, от коммунистов, до мужчин, увлеченных автомобилями. Еще книга не имеет какой-то определенной структуры, поэтому её можно читать по вечерам на досуге, саркастически смеяться и потом блистать язвительными шутками в компании. Лучше, конечно, относиться к прочитанному и с некоторой долей серьезной восприимчивости. Особенно в главе, которая обличает современные эвфевизмы. Или там, где приводится цитата Германа Геринга, произнесенная на Нюрнбергском процессе. Ведь будущее, о котором написал Карлин, уже наступило и оно, черт побери, вызывает скептический смех!
Будущее уже не то, что прежде, Джордж Карлин
Каждое государство не скупится на высокопарные описания своих подвигов. В России также активно привлекают к созданию народных мифов и мистические силы: загадочную русскую душу, погодные условия и разве что не черта лысого. Прохоров попытался взяться за своеобразный исторический менеджмент и рассказать, чем обусловлены наши победы и поражения. Это рациональное изложение того, о чем история пытается умолчать за формулировками и героизме или Если даже вы окажетесь несогласны с автором во всем, то хотя бы почерпнете множество интересных сведений. О социальном устройстве деревень и городов (а потом прочитайте Макса Вебера обязательно), о том, что субсидии на поддержание низких цен на молоко в СССР превышали расходы на Афганскую кампанию. Книга по-настоящему раскрывает глаза на те исторические события, что мы привыкли наблюдать статичными точками исторического процесса. Перетягивание административных ресурсов, низовая ответственность, смена стабильного и нестабильного состояний — вот какие драмы развивались за кулисами истории. Почитайте, затягивает!
Русская модель управления, Александр Прохоров
Александр Прохоров
Русская модель управления
  • 5K
  • 5.4K
  • 40
  • 370
Еще одна книга о Москве! Точнее, о советской России образца 1930-х. К тому времени прогрессивное коммунистическое государство посетили Анри Барбюс, Леон Фейхтвангер, Катарина Сусанна Причард, Бернард Шоу. Все они составили положительное впечатление о молодой стране рабочих и крестьян. Оно и неудивительно, тому же Шоу в Государственном банке пообещали оплатить любой чек. А вот автор «Мерри Поппинс», австралийка ирландского происхождения. Памела Трэверс, взяла, да и отправилась в Россию по путевке Интуриста. Да еще и написала об этом разгромную книгу, полную иронии и болезненной правды. Зажатая в суровые тиски русских реалий, она отказалась играть в поддавки со своей совестью и списывать отсутствие воды, электричества, грабительский курс, политический прессинг, глупый воинствующий атеизм, граничащий с религиозным преклонением перед иконами большевизма. Отрезвляющее чтение, которое, благодаря ироничному и шутливому языку, можно легко спутать с трагикомедией.
Московская экскурсия, Памела Трэверс
Памела Трэверс
Московская экскурсия
  • 3.6K
  • 1.3K
  • 71
  • 197
Небольшая книга, которая помогает наделить смыслом окружающее нас советское архитектурное наследие. Снопек убедительно рассказывает, почему мыслить масштабами одной, сколь бы убогой в своей повторяемости она вам не казалась, девятиэтажки — неверно. Но никакого морализаторства в книге нет, просто рациональное изложение того, как и зачем нас всех поместили в один огромный микрорайон. Специфика градостроительства, особая речь Никиты Хрущева в архитектуре, биография Пригова, экспериментальные московские кварталы — вот что плотно упаковано в эту книгу. Вооружитесь книгой, Google Maps (сами поймете, зачем) и вам удастся найти оригинальность в обыденном.
Беляево навсегда, Куба Снопек
Куба Снопек
Беляево навсегда
  • 1.1K
  • 687
  • 15
  • 78
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз