Выбор Игоря Гулина

КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekend
43Книги

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Каждую пятницу в журнале «КоммерсантЪ Weekend» выходят рецензии Игоря Гулина на книжные новинки — от свежих гуманитарных исследований до современной поэзии. Полные тексты статей: https://www.kommersant.ru/authors/434
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина3 часа назад
Манович исходит из очевидной вещи: компьютеры и интернет изменили наш способ взаимодействия с миром. В распоряжении человека оказывается огромное количество информации, образов, связей — и, что еще более важно, все эти вещи обладают теперь одной и той же материальной природой. Тексты, изображения, музыка — отныне лишь разновидности цифровой информации. Мы живем в мире не картин и слов, не книг, газет, фильмов и альбомов фотографий, не разных медиумов, требующих разных способов потребления, а бесконечного поля данных. Однако вроде бы общепризнанная идея "цифрового общества", как считает Манович, не совсем точна. Она не позволяет разглядеть более важную метаморфозу. Дело не только в том, что все объекты культуры хранятся в цифровых архивах, и не в том, что так называемые новые медиа агрегируют в себя содержимое и функции старых. Дело в том, что мы никогда не имеем с ними дело напрямую. Среда нашей жизни — не сама информация и даже не средства коммуникации, а софт. Мы получаем доступ к книгам, картинам, письмам лишь через посредство поисковых сетей, программ просмотра изображений, текстовых редакторов. Программы задают принципиально новые паттерны потребления и производства, включающие копирование, перманентное скольжение, произвольные паузы, всеобъемлющий монтаж. Именно поэтому наше существование (не только во время работы за компьютером или при операциях с телефоном, но и почти в любом публичном пространстве) все больше связано с программными алгоритмами. Наше время — эпоха софта, и этот мир принципиально отличается от индустриальной эпохи, понятиями которой мы все еще мыслим. Он требует новой эстетики, новой социологии, новых научных методов.
https://www.kommersant.ru/doc/3571391
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина3 часа назад
Тор Хэнсон — известный американский биолог и научный журналист, автор пяти книг, из которых "Триумф семян" — самая успешная. О чем она — легко догадаться: семена — основа нашего существования. Без них не было бы ни известной нам планеты, ни всей нашей цивилизации — еды, одежды, кофе, наркотиков, топлива. Земля — мир семян, но так было не всегда. Хэнсон рассказывает, как семенное размножение растений оказалось настолько эффективным, что вытеснило на глубокую периферию хвощи с плаунами, и одновременно — как вместе с семенами росло и менялось человечество. Его книга написана по всем канонам американского научпопа. Повествование переключается с природы на культуру и обратно. Изложение научных теорий перемежается шутками и умеренно интимными деталями из биографии автора. Теория эволюции соседствует с голливудскими фильмами и политикой из новостей, экскурсы из древней истории — с повседневными привычками среднего жителя современности. При действительно увлекательном материале книга эта может немного раздражать своим слишком уж нарочитым заигрыванием с читателем. Но если любить сам жанр, "Триумф семян" — отличный его образец.
https://www.kommersant.ru/doc/3569078
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина7 дней назад
«Рождение государства» устроено как методичное разворачивание одного тезиса. Кром трепетно собирает малейшие свидетельства сходства между Европой и Русью — и почти безразличен к особенностям последней. Даже об опричнине он рассказывает как-то вскользь — не как о важнейшем экстремальном эксперименте в строительстве русского государства, а как о запинке, отклонении. Поэтому его книга интересна скорее как полемический комментарий к привычным со школьной скамьи идеям, чем как цельная картина истории Московского царства.

https://www.kommersant.ru/doc/3645157
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина7 дней назад
Тема составленного историками и филологами Андреем Зориным, Тимуром Атнашевым и Михаилом Велижевым сборника — концепция «особого пути России». За этой метафорой или, как пишут составители, «идиомой» стоит комплекс вопросов: Россия идет той же дорогой, что Европа (Запад, мир), или своей собственной? Она должна догонять развитые страны или же наоборот — может служить образцом? Должны ли русские искать мира, учиться или отстаивать свое могущество — духовное и военное? Может ли Россия из своей отсталости совершить небывалый рывок (к Царству Божию, коммунизму, капитализму или еще куда-то)? Начиная по крайней мере с 30-х годов XIX века все эти вопросы крепко входят в центр русской мысли, пронизывают публицистку и литературу, становятся важнейшим политическим инструментом и постепенно укореняются в массовом сознании.

https://www.kommersant.ru/doc/3630101
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина7 дней назад
В книге молодого польского антрополога Ольги Дренды «хонтология» окончательно теряет свою постструктуралистскую родословную. Она становится синонимом ностальгии по времени, которое еще недавно казалось неуютным, населенным бедными и грустными людьми, наполненным уродливыми предметами, времени, детали которого, казалось, подлежат счастливому забвению. Речь идет о конце 80-х и начале 90-х, годах мучительной трансформации Польской Народной Республики в современную капиталистическую Польшу — эпохе крушения социалистической утопии и конца героического андерграунда, политических потрясений и экономических мутаций. Вся эта большая история если и присутствует в книге, то глубоко на периферии. Ее предмет — повседневность: как выглядели улицы и дома, что носили люди, какие вещи заполняли их быт и мечты.

https://www.kommersant.ru/doc/3645157
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина7 дней назад
Книга челябинского историка Игоря Нарского посвящена еще одной неочевидной области сценического искусства — танцевальной самодеятельности. Это первое серьезное исследование не самого приметного, но вездесущего явления советской жизни — сети ансамблей народных и бальных танцев, охватывавшей весь СССР, от детских садов до заводов и университетов. В двух словах сюжет семисотстраничного тома таков: начиная с 1930-х партия пыталась сделать танец средством патриотического воспитания и контроля досуга, организовывала танцевальные ансамбли по образцу партийных ячеек, однако постепенно участники и руководители коллективов приватизировали эту территорию, превращали ее в пространство низовой разрешенной свободы. Книга Нарского отличается от обычной гуманитарной монографии: серьезная методология тут совмещается с максимально субъективным взглядом, партийные постановления — с личными воспоминаниями автора, наблюдения за динамикой советской культуры — с подробным, лиричным рассказом о судьбе танцевального коллектива Челябинского тракторного завода.

https://www.kommersant.ru/doc/3624371
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина14 дней назад
Книга американского историка Энн Холландер вышла по-английски в 1994 году. Это, похоже, одно из лучших в своем роде исследований — краткий и емкий очерк европейской одежды от Средних веков до конца ХХ века. Его главный герой — классический мужской костюм. Традиционно считается, что мода — женское дело. Мужская одежда теряется в тени великолепия причесок и платьев. Она считается неизобретательной, нейтральной. (Эксцессы вроде эпохи денди или панка остаются исключениями.) Холландер придерживается противоположной точки зрения: именно в мужской одежде совершались подлинные революции — функциональные, эстетические, сексуальные. Женская же мода всегда была консервативной, а когда ей надо было измениться, заимствовала идеи из мужской. Главной революцией был уже упомянутый, возникший на рубеже XVIII и XIX веков классический костюм — воплощение демократической идеи и сексуального освобождения, изобретение, представляющее каждому мужчине, вне зависимости от его происхождения и природных данных, идеальную форму античной статуи — более всего подходящую свободному гражданину. Энергия этого открытия работает в западной культуре до сих пор, возвращается во вроде бы незаметных для нас формах, включая моду на футболки, также универсализирующую и эротизирующую. Холландер подробно рассказывает, как на протяжении нескольких веков открытие костюма меняло отношения тела как такового и тела как образа, формы публичного существования и культурной идентификации, задействуя визуальный материал от романтической живописи до современной рекламы. Но, что особенно приятно, она нигде не впадает ни в снобистский академизм, ни в бульварное заигрывание с читателем.
https://www.kommersant.ru/doc/3663747
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина14 дней назад
Аляповато-кокетливое, вызывающее моментальную досаду название на редкость органично образу автора, его репутации немного розановского толка. Денис Горелов — гуру-провокатор, борец с интеллигентскими ценностями и глубокий знаток русской культуры, автор, презирающий изысканность, и виртуоз афоризма. Так же работает его книга — с первых страниц она раздражает до колик и влюбляет в себя к концу.
https://www.kommersant.ru/doc/3670061
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина14 дней назад
Один из самых значительных современных мыслителей Жак Рансьер в 1960-х, как и большинство французских интеллектуалов его поколения, был марксистом. В последующие десятилетия он выработал собственную, полемизирующую даже с неортодоксальным марксизмом, политическую философию. В ее центре — идея политики как поддержания несогласия, подрыва консенсуса, поиска все новых столкновений и новых форм чувствования. Чувство — ключевое слово. Политика чувственного противостоит политике как управлению государством и обществом. Поэтому политическое в мысли Рансьера прочно увязывается с эстетическим. Искусство оказывается местом, где вещи нагляднее всего преобразуются, меняют смысл, где в самом сердце вещи возникает искомое несогласие. Именно в искусстве легче всего обнаружить политику как событие в сфере чувственного.
https://www.kommersant.ru/doc/3655702
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина14 дней назад
Эта не академическое исследование. Скорее почти роман, рассчитанный на способность читателя сопереживать, умиляться и ужасаться. Автор книг о любовных связях Екатерины II, русских масонах, а также вышедшей в прошлом году биографии Распутина, Дуглас Смит любит громкие, щекочущие нервы сюжеты с легким оттенком бульварности. В «Бывших людях» эта склонность тоже отчетливо чувствуется. И тем не менее книга эта — вероятно, одна из самых информативных в своей области.
https://www.kommersant.ru/doc/3657342
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина21 день назад
В европейской, и прежде всего немецкой, культуре Семилетняя война — одно из центральных событий XVIII века. В русском историческом сознании она, напротив, занимает место до крайности незначительное. При очевидной своей важности для современников, в следующем веке Прусская война оказалась как бы не вписана в большой нарратив национальной истории — и до сих пор остается в глубокой тени. Она не триумф, не трагедия, а некий непонятный всполох. Историк Денис Сдвижков пытается вернуть интерес к этому предприятию. При этом его книга — не летопись побед и поражений, не монография о политическом значении Прусской войны, а сборник писем.
https://www.kommersant.ru/doc/3924883
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулина21 день назад
Сюжет этой научно-популярной книги — один из самых смелых экспериментов в советской послевоенной науке. В начале 50-х биолог Дмитрий Беляев затеял опыт по приручению лис. Задача эта звучит почти комично, но на деле она была вполне грандиозна. В сущности, Беляев решил инсценировать эволюцию: разыграть процесс одомашнивания, длившийся тысячелетиями, за несколько лет в условиях одной сибирской фермы. Беляев был убежденным сторонником генетики, однако начинал он свой эксперимент на исходе сталинского времени — в период гегемонии академика Лысенко. Он изобрел крайне остроумную маскировку: выдавал свои исследования за полезный для государственной экономики опыт селекции. Лисьи шкурки были материалом для шуб, одним из главных объектов советского экспорта, и Беляев обещал сделать их еще красивее. Это была практическая причина для выбора героев эксперимента. Другая, более важная: лисы — ближайшие родственники волков, животных, из которых возникли главные друзья человека. А значит, из лисы тоже могло получиться новое животное — аналог собаки.
https://www.kommersant.ru/doc/3924883
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулинав прошлом месяце
Книга историка Елены Осокиной посвящена судьбе иконы в СССР. Судьбе не столько духовной, сколько экономической. Ранняя советская власть не вполне знала, что делать с иконами (осознанными русской культурой не как предметы церковной утвари, а как высочайшие достижения искусства только накануне Первой мировой) — гордиться или изобличать, собирать, уничтожать или игнорировать. Однако судьбу большой части иконописного наследия решили не пертурбации культурной политики, а первая пятилетка. Приступив к индустриализации, сталинское правительство остро нуждалось в валюте и изыскивало ее всеми возможными способами. Одним из них оказалась торговля иконами. Здесь — парадокс, исследуемый Осокиной. Советское государство проводило грандиозный эксперимент по созданию нерыночной экономики, но для его успеха оно нуждалось в капиталистическом рынке и действовало на нем как ловкий игрок. Одним из элементов этой игры оказалось религиозное искусство, декларативно осуждаемое новой атеистической властью. В конце 1920-х работники Наркомторга и Наркомпроса с нуля создали в Европе огромной рынок по торговле иконами, сделали православие предметом моды. Осокина подробнейшим образом прослеживает пути отдельных икон и обедневших за годы индустриализации музейных коллекций, рассказывает о судьбах хранителей древнерусского искусства, его деятельных продавцов и покупателей. Книга эта требует терпения, желания погрузиться в мельчайшие детали, но читается она не как сухой отчет об архивной работе, а как остросюжетное расследование, почти детектив.
https://www.kommersant.ru/doc/3720370
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулинав прошлом месяце
Киновед, теоретик искусства и один из главных в русской культуре представителей постмодернистской философии, Михаил Ямпольский с начала 90-х живет в Америке. Это обстоятельство важно для его новой книги. Дело в том, что «Парк культуры» — анализ современной московской жизни глазами человека давно уехавшего, наблюдающего явления, неразличимо привычные для местных жителей, как странные, иногда шокирующие.

Для автора, обычно работающего с большими временными массивами, эта книга — удивительно злободневная. Она читается как большая колонка в журнале или даже громадный пост в фейсбуке. Собственно, русский фейсбук здесь — один из материалов анализа. Другие: реконструкция московских улиц, акции Петра Павленского, суд над Кириллом Серебренниковым, скандал вокруг «Матильды», успех «Памяти памяти» Марии Степановой — весь материал жизни московского среднего класса, его страстей, ужасов и восторгов.
https://www.kommersant.ru/doc/3687306
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулинав прошлом месяце
Антрополог, археолог и активный популяризатор науки Станислав Дробышевский — наверное, главный в России специалист по древним людям. В прошлом году он выпустил капитальный двухтомник «Достающее звено», содержащий все главные факты и теории о предках современного человека. Его новая книга излагает историю древних гоминидов в более веселом формате. По сути, это что-то вроде сборника детективных новелл. Устроены они так: сначала — короткая история из жизни австралопитеков или неандертальцев (часто и правда вполне детективная: речь идет об убийстве или краже). Потом — ее расследование: как ученые выясняют, что произошло, по состоянию костей и расположению близлежащих предметов, по налету пыльцы и крошкам пищи. Как устанавливается не только анатомия древних людей, их родственные связи с гомо сапиенс, но и социальные привычки, пищевые пристрастия, факты любви и вражды. В отличие от «Достающего звена», рассчитанного на читателя, готового с головой броситься в мир доисторических людей, «Байки из грота» — книга предельно популярная. Она требует наивного любопытства, умения удивляться диковинкам и фокусам науки.
https://www.kommersant.ru/doc/3746346
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулинав прошлом месяце
Большую часть своей книги Олег Навальный написал и нарисовал в колонии. Это последовательное изложение событий, которые случились с ним из-за дела «Ив Роше»: начиная с бездарного следствия, через абсурдный суд и мрачную «Бутырку» к исправительной колонии №5 «Нарышкино», где он провел три с лишним года, в основном — в камере-одиночке. Повествование сопровождается чередой небольших отступлений, описывающих быт и нравы российской пенитенциарной системы (что такое АУЕ, чем «черные» зоны отличаются от «красных», как пожарить шашлык на полотенце), а также рассказами про осужденного Чубакку, которому выпало родиться в какой-то очень неправильной Империи образца 1984 года. Навальный подчеркивает, что его опыт — уникальный, и его не стоит экстраполировать на всех заключенных России: он был в привилегированном положении и подвергался не физическим, а скорее бюрократическим пыткам. За сложными взаимоотношениями ВОХРа и зэков он наблюдает немного со стороны. В итоге в его изложении тюрьма получается не только страшным местом, но и чудовищно нелепым, иногда напоминающим, по его словам, «гребаный пионерский лагерь „Лопушок"».
https://www.kommersant.ru/doc/3730668
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулинав прошлом месяце
Динозавры, любимые герои детей и гиков, персонажи сериалов и мемов,— существа, которых мы никогда не увидим, но о которых многим хочется знать как можно больше. На эту распространенную жадность до сведений о громадных ящерах и рассчитана книга двух британских палеонтологов и страстных популяризаторов динозавров Даррена Нэйша и Пола Барретта. О динозаврах тут все: история появления и теории вымирания, анатомия и пищевые повадки, география обитания и подробнейшее семейное древо, забавные картинки и серьезные схемы, общепринятые концепции и новейшие идеи. У авторов есть конек, любимая мысль: динозавры вовсе не вымерли. Они больше не доминируют на планете, но распространены здесь повсюду. Это птицы. Их строение и образ жизни указывают на то, что они вовсе не кузены древним ящерам, а их прямые потомки. И их, наших динозавров-современников, выживание напрямую зависит от людей. Обаятельная черта Нэйша и Барретта: они до смешного влюблены в своих героев, защищают их от любых обид и предрассудков. Их книга подразумевает такую же преданность динозаврам у читателя, пристальный интерес к размерам их зубов и различиям в манере походки. Но даже если не вникать в детали, листать книгу с упоминаниями лакинтасауры и симиликаудиптерикса очень приятно.
https://www.kommersant.ru/doc/3732752
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулинав прошлом месяце
Права человека — один из любимых объектов критики со стороны новых консерваторов. Правые обычно представляют их как пустой фетиш, якобы гарантирующий общественный порядок, но на деле санкционирующий войну всех против всех. Поэтому после книги Хлебникова забавно заглянуть в брошюру канадского историка и либерального публициста Майкла Игнатьева, увлеченного апологета прав человека. Он пишет свою книгу в самом начале нового века, когда эта идея переживает явно не лучшие времена и нуждается в защите от нападок справа и слева, а прежде всего — от пугающего союза фундаменталистов и постмодернистов.
https://www.kommersant.ru/doc/3909411
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулинав прошлом месяце
Построенный в 1931 годах по проекту архитектора Андрея Оля дом на углу улицы Рубинштейна и Пролетарского переулка был первым в Ленинграде домом-коммуной, конструктивистским экспериментом по строительству нового быта — без частных кухонь и ванн, с общими столовыми и комнатами для досуга. Слезой социализма дом прозвали отчасти потому, что тот вскоре начал течь и разваливаться, отчасти — потому что эксперимент не задался, и постепенно дом-коммуна начал обрастать бытом мещанским, разъедавшим строгую основу. Впрочем, эксперимент этот был не совсем в духе классического конструктивизма: предназначался дом не для рабочих, а «для своих» — интеллигенции, преданной делу преобразования страны и готовой с радостью пробовать новые формы жизни. Половину его насельников составляли инженеры, вторую половину — писатели. Последним и посвящен этот том, составленный истовым собирателем раннесоветских редкостей писателем Евгением Коганом.
https://www.kommersant.ru/doc/3763909
КоммерсантЪ Weekend
КоммерсантЪ Weekendдобавил книгу на полкуВыбор Игоря Гулинав прошлом месяце
С первых страниц «Покой» вызывает странное ощущение: несмотря на национальный колорит, обилие незнакомых имен, стамбульских топонимов, читатель испытывает назойливое чувство узнавания. Речь не столько о конкретных заимствованиях и аллюзиях (их много, но они выполняют скорее орнаментальную функцию), сколько об ощущении целенаправленного стилистического усилия: «Покой» сделан так, как должен быть сделан «большой европейский роман».
https://www.kommersant.ru/doc/3779564
Покой, Ахмед Хамди Танпынар
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз