Гвозди для бутс

Viktor Zakharchenko
Viktor Zakharchenko
115Книг

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Мемуары людей, которые жили футболом.
"Все, чего я хочу в жизни и в своей работе, — нравиться. Я стараюсь делать так, чтобы меня любили. Но это нелегко, ведь тренер оставляет игроков вне состава, они злятся, потому что думают, что не нужны мне. Они не знают, принято ли решение по тактическим соображениями, или же это просто мой каприз. Они считают себя ненужными, и я очень сильно расстраиваюсь. Ведь когда мы побеждаем, я никогда не расцениваю это как свою заслугу. Я помогаю, не более. Я не лучше кого-то другого. Мне повезло работать в великом клубе с великолепными футболистами. Моя цель — не титулы, а хорошие отношения. Мне нравятся люди, и я хочу им нравиться".

«Эволюция Гвардиолы» является продолжением монументального труда Марти Перарнау под названием «Пеп: конфиденциально». Пеп - сложный. Он не такой мотиватор как Клопп - не произносит речи в раздевалке перед игрой. Но он тот, кто двигает футбол вперед. Многие ждали, что он привезет в Мюнхен футбол "Барселоны". Да, начал он с одним чемоданом, но достаточно быстро выбросил из него половину вещей. Он приехал в Германию, чтобы играть в футбол Кройфа в команде Беккенбауэра, и, в конце концов, создал мощную смесь обеих философий.

Значение имеют идеи, а не схемы. Именно поэтому Гвардиола входит в число тренеров, за которых я болею. Кого бы он не тренировал. В этот список кроме него сейчас входят Слуцкий (еще со времен ФК "Москва"), Анчелотти (с "Реалом" это было трудно, конечно) и, пожалуй, Ребров.

Книга показывает как Пеп менял "Баварию", и как он менялся сам. Второе - намного интереснее. Опущу здесь тонкости по модификации схем. Он научил всю Германию, не только Мюнхен, позиционной игре. Даже специалисты не скрывали, что ранее под этим термином подразумевалась простая "пляска от печки", добротный такой автобус.

Все еще завидую Перарнау, который мог быть рядом с командой и тренером каждый день. Такое себе реалити-шоу, которое превратилось в книгу. Что Гвардиола сделал, когда ушел из «Баварии»? Предоставил немецкому клубу все свои записи о тренировках и тактике с подробным описанием — болельщикам было бы очень интересно с ними ознакомиться.

Книга выглядит как попытка рассказать фанатам "Сити" как лучше понять Гвардиолу. И, кажется, Марти искренне рад, что в Манчестере Пепу не придется ломать какие-то там " традиции". В этом преимущество работы с относительно новыми проектами. Да, Гвардиола много тратит. Последний отчет показал, что состав "Сити" стал первым в истории, общая стоимость которого превысила 1 миллиард долларов. Но кому как не Гвардиоле давать такие ресурсы, с его win-rate? Скажете, что приичны и следствие перепутаны местами? Тогда просто прочтите книгу, а еще лучше сразу две. И наблюдайте за "Сити".
"Я не люблю пенальти: они отнимают у меня слишком много сил и энергии. Победа в результате пенальти всегда приносит невероятный эмоциональный подъем. Но когда эмоции утихают, наваливается опустошенность. И после этого очень непросто восстанавливаться."

Осень 1999-го года была похожа на стакан, в котором смешали дождь со снегом. Содержимое этого сосуда выливали на голову десяткам тысяч людей, которые смотрели ответный матч стыковых игр Украина - Словения на Республиканском стадионе в Киеве. Это был мой первый настоящий большой футбол. Взятые "по знакомству" билеты, оказия в виде пезидентского мероприятия для студентов. Я сидел на трибунах, где-то в районе углового флага, в очень легких брюках. Но колотило меня не столько от холода, сколько от осознания зубодробительного факта: мы вылетаем от "какой-то" Словении. И в этом вылете был виноват один конкретный человек.

Шовковского считали "соавтором" гола в первой игре, когда он выносил мяч, сделал передачу сопернику и получил "за уши" с центра поля. Именно так рождается всеобщая, тупая ненависть к человеку. В тот раз ему впервые пришлось перезапускать свою карьеру, которая так ярко стартовала в 19 лет в основе "Динамо", а потом и сборной. Пиком второго этапа (второй карьеры - глядя на долголетие вратаря) стала игра на ЧМ-2006 и его серия пенальти со Швейцарией, где ему не забили ни разу. Был еще один перезапуск, была очень долгая карьера в "Динамо", из котого он так и не ушел. Пожалуй, правильно и сделал.

В автобиографии "Все в твоих руках" СаШо рассказывает как этот "никнейм", перенесенный на футболку, стал причиной еще одного потока злобы. На таких качелях он проездил всю свою жизнь. Внешне медленный в своих движениях, регуляно пускавший казалось бы простые мячи, и так же регулярно выдававший героические сухие матчи. Надежный, но иногда дающий сбои.

Шовковский, по его словам, никогда не рассматривал "План Б". Он всегда хотел быть футболистом. И стал им. Одним из величайших в истории клуба и сборной.

В книге сильно цепляет большой раздел, посвященный травмам и восставолению после них. Блиц-криг перед ЧМ-2006, когда счет шел на месяцы. Согнутая от нагрузок металическая пластина в ключице. Связки, мышцы. В голове рисуется образ волка, который уходит на покой после славной охоты. И очень хочется, чтобы Александра Шовковского помнили не за случаи, когда "Акелла промахнулся", а за те моменты, когда он тащил. "Бывают матчи, которые выигрывает вратарь", - эту фразу Шовковскому как-то сказал величайщий тренер в его карьере. В отношении СаШо Лобановский был однозначно прав.
"Хотите верьте, хотите нет, но я вложил деньги в предприятие по разведению свиней. С какого перепугу я вообще решил поучаствовать в этом?.. Я просто сказал «да» и вписался в дело. Понятия не имею, сколько денег я потерял тогда в одночасье. Ни малейшего. Большая часть моей собственности ушла с молотка. В марте 1979-го наша квартира была изъята из нашей собственности в связи с неплатежами, и нам пришлось паковать чемоданы. Статьи, мелькавшие в газетах, оценивали мои совокупные потери в шесть миллионов долларов".

История футбола знает не так много людей, которые смогли достичь величия и как игрок, и как тренер. Йохан Кройфф - на первом месте такого рейтинга. Многие сходятся во мнении, что нынешние "Барселона" и "Аякс" именно такие под сильным влиянием голландца. Он действительно был великим, и как любой великий - спорный и неоднозначный. Непременно сяду читать книгу Геммура "Гений и тиран", чтобы увидеть взгляд со стороны.

Казалось бы, жизнь Кройффа детально отражена в медиа, книгах, телепрограммах. Книга подарила немало фактов, о которых я не знал или знал в искаженном виде.

1. Йохан считал важным отмечать, что в футболе он прожил три роли - игрока, тренера и менеджера! Последней ипостаси, попытке возродить "Аякс", борьбе с комиссарами клуба в нулевых, посвящена большая часть книги.
2. Кройфф восторгался "Баварией" и американскими лигами как образцами правильного менеджмента в спорте.
3. Следующим "Гвардиолой" он считает... Угадайте кого?
4. Роды Жорди специально ускорили, чтобы Йохан смог сыграть против "Реала" (конечно же).
5. Официальная версия по которой он не поехал на ЧМ-78 - нападение грабителей на его дом. Как-то плохо вяжется с предыдущим пунктом.
6. Вынудил «Барселону» заплатить «Аяксу» за Витсге чуть больше необходимой суммы, чтобы помочь бывшему клубу справиться с финансовыми проблемами.
7. Хотел привести в "Барсу" талантливого полузащитника Зинедина Зидана из «Бордо», но конфликт с Нуньесом (президент) не позволил перейти к конкретике.

Иногда складывается ощущение, что объяснение каких-то сложных и спорных моментов ненастоящие, подогнанные под событие, оформленные задним числом. Уважаения достин сам факт, что Кройфф никогда углов не срезал и шел напролом.

"Он принадлежал всем", - такие строчки есть в прощальной речи на похоронах Кройффа, произнесенной его сыном. В книге Йохан уже знает о своей болезни. Кажется, что он хочет выговориться и сказать: "Черт, я так много не успел еще сделать". Не переживай, это была славная охота. Ты заслужил отдых и уважение.
Из Юргена Клоппа тренер получился случайно. Кристиан Хайдель, менеджер «Майнц 05», просто не мог найти замены Экхарду Краутцуну в праздничную ночь. В поле зрения оказался только Клопп – ведь его лучшие времена как игрока уже прошли. Сперва условились на том, что Клопп – временная замена, на один раз. Потом еще на один раз. Далее, как оказалось, везде.

Однако Клопп отказался играть и тренировать одновременно. Клоппу пришлось быстро принять решение – карьера игрока во Второй Бундеслиге, которая подходит к концу, или новая работа тренера

Как только пресса узнала о том, что того назначили тренером, на «Майнц» в местных газетах обрушился шквал шуток и издевательств. По мнению СМИ, руководство клуба совсем потеряло рассудок, а надежда на сохранение места во Второй Бундеслиге окончательно умерла. У Клоппа, утверждали журналисты, случился припадок мании величия.
«Нас просто подняли на смех», – вспоминает Хайдель.

Книга Элмара Невелинга в оригинале вышла как раз перед приходом Клоппа в команду, где он превратился из интересного тренера в великого. Точнее - сразу после периода в Дортмунде. Автор рассуждает о командах, которые мог бы тренировать Юрген, всерьёз рассуждает о «Баварии». Вот цитата: «Может быть, попадет в «Ливерпуль», готовый встретить его с распростертыми объятиями? Этот клуб очень похож на дортмундскую «Боруссию». Он близок обывателям, полон страстей и придерживается традиций».

Именно в Ливерпуле он стал, уже стал великим. Станет ли легендарным - покажут ближайшие сезоны.
Как забивают голы? Смешно слушать, когда комментаторы вопят на весь мир: «Точным косоприцельным ударом такой-то посылает мяч в дальный угол ворот…» Смешно, да и только. Ведь ты всегда на поле в движении, дыхание — то успокаивается, то взрывается. Обычно атака начинается после отбора мяча, и вот, пройдя в прерывистых схватках полполя, ты, с уже забитым дыханием, болтаешься где-то в районе штрафной. После нескольких маневров, еще более забивающих тебе глотку, вдруг получаешь мяч и видишь просвет в стороне ворот. С немыслимыми замахами и телодвижениями продвигаешься, подстраиваешься и опять видишь — где-то замаячили ворота и вратарь. Впереди кричат: «Не давай ударить», сзади: «Да бей же, сука, будет поздно!» И ты из последних сил, всем своим накопленным тренировками у стенки ударом в рамку бьешь в сторону ворот, видишь миг полета и вдруг — рев стадиона — гол!

Самая необычная автобиография, что я читал. Александр Ткаченко был профессиональным футболистом. Хотя в те времена (60-е - 70-е) этого эпитета в отношении "инструкторов по спорту" старались избегать. Позже он стал настоящим писателем и поэтом. Потому слог его автоиографии читается как худодес твенное произведение. Читается без отрыва, в деталях и мелочах.

Я много раз упоминал о людях, которые жили футболом. Ткаченко рассказал историю, в которой футбол и был жизнью, радостью и болью (отсюда идет название книги). Новый взгляд на судьбы Воронина и Федосова, рассказ про Стрельцова. Настоящая история, в которой по-настоящему сопереживаешь людям.

...В моих записках нет ничего придуманного. Все это было со мной либо с моими футбольными друзьями, родство с которыми я чувствую до сих пор самое сильное. Ибо пережито это было всерьез молодым, сильным организмом, молодой и страстной душой, всем существом, бескорыстно любящим эту великую игру — Футбол.
Математика и наука дают нам преимущество. Мы можем использовать научные инструменты для выявления закономерностей и приручения случайности. Каждый раз, когда мы применяем математическую модель, мы получаем более четкое представление о том, как работает мир. Но математики и ученые должны признать свои пределы: в футболе, да и в остальной жизни, всегда найдутся вещи, которые мы не можем полностью объяснить. Это не должно нас беспокоить. Этому необходимо радоваться. Каждое действие на футбольном поле всегда будет оставаться уникальной комбинацией удачи, структуры и магии. Все вместе они делают футбол тем, чем он является.

Это абзац из книги Дэвида Самптера "Футболоматика". У меня несколько раз за время ее чтения возникало ощущение, что автор очень хочет получить работу в какой-то футбольной команде. Так ловко он подтаскивает математические модели под самые разные аспекты игры. И если вы думаете, что речь только о ставках - вы ошибаетесь. Да, правильной системе ставок тоже уделяется немало внимания, но мне намного интереснее было прочесть о схожести движения футболистов на поле с перемещением косяка рыб. Математическое задротство, в хорошем смысле этого слова, способно сделать логичным нелогичное. Очень хорошо расписано каким важным был переход на систему "три очка за победу". Радует, что Дэвид излагает все это в легком (само)ироничном стиле и понимает: у математики все равно есть границы, за пределеами которго Его Величество Футбол творит чудеса.
...Это долгая дорога. Те, кто ее проходил, говорят, что даже сам путь к 11-метровой отметке во время серии пенальти может быть мучительным. Я знаю, насколько она извилиста. В ту секунду, когда вы отпускаете руки своих товарищей по команде и делаете первый шаг, вы чувствуете себя очень одиноко и задаетесь вопросом, чем же она завершится.

Надо совсем выжить из ума, чтобы назвать карьеру Лэмпарда неудачной. НО эти серии пенальти... Уточню, речь про Фрэнка Лэмпарда младшего. Конечно, для меня "не существовало" никакого "старшего". Но в судьбе героя этой заметки отец - легенда "Вест Хэма" - сыграл гигантскую роль. Как и его родной дядя Харри Реднап. На пару они тренировали "молотобойцев", когда молодой Лэмпс пытался пробиться в основной состав.

- Отец всегда был моим футбольным ориентиром, моим тренером и критиком, вдохновителем и раздражителем. У меня очень много поводов для благодарности, пусть иногда я его и ненавидел. С самого раннего возраста я знал, что хочу быть футболистом. Это все, чего я хотел. Папа тоже знал об этом, и я думаю, что он хотел этого так же, возможно, в те дни даже сильнее, чем я.

Пожалуй, в этом пути в основу лондонского клуба заложен самый большой нерв книги. Издана она была в оригинале в 2006-м году, после чего у Фрэнка была еще славная охота. Но в первой части именно разрыв с "Вест Хэмом" стал красной нитью. Игрок очень хотел всем доказать, что не кумовство является причиной его попадания в состав. Доказывал и... постоянно поливался грязью. Даже после ухода в "Челси" (11М фунтов, топ по тем временем) поклонники его "родного" клуба поливали грязью, путаясь в показаяних - то называя предателеме, то заявляя: "Вы купили жирное ничто".

Вдруг вы не знали, но Лэмпард перешел к "пенсионерам" накануне эры Абрамовича. Он был в команде Раньери, которая запрыгнула в места Лиги Чемпионов, что по мнению многих и стало причиной выбора объекта покупки Романом.

– Я отбираю мяч. Я бью. Я забиваю голы из-за штрафной.
Это был не тот ответ, которого он ждал, но ведь футбол – не только трюки и финты.

Специально посморел нарезку его лучших голов. Принял мяч за линией штрафной, подработал, бам! Его удары не кажутся пушечными, но влетают, влетают и влетают.

Какой же красивой была бы его история в "Челси", не уйди он в "Манчестер Сити". Вся эта мутная схема с якобы трансфером в Нью-Йорк и последовавшей арендой, которой не было - он переходил к горожанам напрямую. Но, похоже, ему уже простили. Ведь я не читаю читаю книги просто так. Примерно в это же время в Лондоне решают назначать ли тренера "Дерби Каунти" на пост менеджера "Челси". Удачи!
Каждые 2 недели я читаю новую книгу о футболе. Это продолжается уже несколько лет. Накопленный опыт позволил мне создать простую систему категоризации.

Круче всего - живые биографии. Внешний(это важно) автор проходится по жизни героя и старается показать его противоречивую фигуру со всех сторон. Книга об Анри.

На втором месте живые автобиографии. Понимаешь, что "литературный негр" пустил от имени героя больше, чем добавил от себя. Автобиография Пирло, который местами выголядит откровенным дураком, настоящим и живым.

Третье место - искусственная автобиография. Наемный сотрудник настолько рафинирует "слова" героя, что запах ненастоящего разит за версту. Практически любая книга от звезд советского футбола.

Последнее место - искусственная биография. Журналист пишет о герое Так однобоко и предвзято, что становится тошно. Биография Гаррета Бэйла.

Я открыл биографию Гаррета Бэйла по причине текущей его диспозиции в клубе. Как все красиво начиналось:

Зидан улыбался и с вызовом заявил, что Бэйл никуда не уйдет из команды, а сыграет ключевую роль в эволюции «Реала». Он сказал репортерам:
– Тем летом, когда Гарет подписал контракт, клуб многое сделал для того, чтобы заполучить его. «Тоттенхэм» не собирался так легко отдавать Бэйла, но тогда он был нашей главной целью. Слухи о том, что он возвращается в Англию, никогда не утихнут, потому что люди любят писать о знаменитостях всякие сплетни. Я никак не могу положить конец этим толкам, но хочу, чтобы вы поняли одно: Гарет Бэйл не продается ни за какую цену. Когда он приехал в Мадрид, – продолжал Зидан, – я сказал ему, что мои двери всегда открыты для него.

Это цитата из книги Фрэнка Уоррала "Гарет Бэйл. Быстрее ветра". Хотя книгой ее называть будет нечестно. Это сборник цитат. Уоррал показывает мастер-класс компиляции (на 400 страниц), собирая для своего "труда" выдержки отовсюду:

- Протоколы матчей
- Газеты
- Клубный сайт
- Форумы болельщиков
- Пресс-конференции
- Блоги

В самих цитатах нет ничего плохого. Но не в случае когда цитаты составляют 90% контента, а большинство из них о том какой Бэйл умничка. Автора, его попытки разобраться, попросту не замечаешь. Он всецело отрабатывает (уж не знаю кто ему платил за труд) вектор гордости Уэльса. Бэйл сначала уперто повторяет как ему хорошо в "Тоттэнхеме", а потом в 24 года осознает, что "Реал" был мечтой его жизни.

Не читайте эту книгу. Она пустая. Карьера Бэйла, его жизнь в Мадриде в эпоху Роналду - яркая история, которую обязательно еще разберут. Оттолкнуться от дна, построенного Уорралом, не так сложно.
Когда слышишь имя Дуги Бримсона, то сразу вспоминаешь хулигана, который писал о хулиганах. Околофутбол, фанаты и все то «прекрасное», за что Англию выперли из еврокубков. Но Дуги писал не только об этом. Во многом случайно я достал с полки (как же позорно это звучит в контексте электронных книг) «Крылья воробья».

Книгу прочел за один присест, не мог оторваться и уснуть пока не добил. Процитирую тизер, чтобы не спойлерить.

Роб Купер, главный герой нового романа Дуги Бримсона, – ярый фанат «Юнайтед» и издатель фэнзина «Крылья воробья». Судьба дарует ему исключительный шанс осуществить мечту любого футбольного болельщика: по завещанию дяди Купер должен стать президентом футбольного клуба. Только вот в клубе этом окопались враги «Юнайтед». Роб может отказаться от столь высокого поста, но тогда он не получит шесть миллионов фунтов… Лихо закрученный сюжет авантюрной комедии «Крылья воробья» неумолимо ведет главного героя к ответу на самый важный вопрос его жизни.

Вам понравится! Жаль, что не экранизировали.
«Через 2 дня команда вернется из Москвы после матча с «Локомотивом». Постарайся к этому моменту исчезнуть. И желательно, чтобы никто не знал о том, что ты уволен, как можно дольше». Я вспоминал это и не мог сдержать улыбки. Я «умирал», улыбаясь. Люди в Питере все равно узнали, о том, что я ухожу, и в аэропорт приехали наши невероятные болельщики, чтобы встретить меня и спросить, что же произошло. Но меня как-то очень быстро увезли домой…Наутро я был, как и приказал большой босс, в офисе вовремя.

В моем круге общения не так много болельщиков "Зенита". Но все они говорят, что именно при Петржеле это была команда, которую искренне любили. "О Петржеле говорили - таких либо любят, либо ненавидят", - так написал в предисловии к книге Иван Жидков, соавтор и переводчик Властимила в период его питерского этапа карьеры. Карьеры, в которой "Зенит" был самым ярким пятном.

Власта (как называет его Иван), кажется, с большой обидой, песочит на страницах Мутко и Фурсенко. Тренеру "повезло" попасть в тот самый переходной период, когда клуб переходил в управление "Газпрома". Собственно, цитата в начале - это слова Фурсенко.

Мутко искал тренера способного работать с молодыми игроками. Даже рассматривали кандидатуру Старкова. Но в одном Виталий Леонтьевич просчитался - чешский noname оказался весьма зубастым и плохо управляемым. Петржела имел славу грозы президентов, генеральных менеджеров и прочих «надстоящих». Мутко это не сказали. В книге описана вся синусоида отношений - от уважения до затаившейся обиды. Цитата: "С Виталием Мутко мы можем находиться в каких угодно отношениях, но одной вещи я отрицать не стану никогда: «Зенит» он любил, как своего ребенка, и отчасти поэтому так сильно взревновал его ко мне."

Но книга - конечно же, не сплошное описание мучений. Чеху повезло, его поддержал Трактовенко, в то время (до "Газпрома") - главный акционер. О нем тренер отзывается наиболее тепло. В издании много самоиронии. Местами все это напоминало сюжет фильма вроде "Приключения итальянцев в России".

...Не успел я опомниться, как тут же пришло первое серьезное испытание. По местным обычаям необходимо было «подкрепить» соглашение рюмкой спиртного. Я очень давно не беру в рот алкоголь и хотел отказаться, но мне довольно жестко сказали: «Так надо!». Надо, так надо. Вот только я почувствовал себя так, как будто через минуту умру. Пот катился градом, в голове стучало...

Не соменваюсь, что любовь Петржелы к России (точнее - к Питеру) искренняя. Такое же искреннее его недоумение от разного рода "традиций", остаток совка, с которыми он столкнулся в команде.

...Около половины восьмого вечера в дверь моего номера постучали опять. На пороге стоял Фурсенко с каким-то очень спокойным видом. «Властимил, мы тебя увольняем», - слова эти рождались давным-давно, но в тот момент звучали буднично, легко, разом закрывая 3 с половиной года моего романа с Питером. Сергей очень хотел как можно скорее со мной попрощаться и, переступая с ноги на ногу добавил, что завтра в 9 утра я должен явиться в офис клуба к Саше Поваренкину, с который должен утрясти все детали по расчету...

"Зенит" не выиграл при Петржеле чего-то серьезного. Но это была команда, которую любили. Искренне. Так же как - написана книга, которая уже на полке "Гвозди для бутс".
"Еле дождавшись назначенного часа, я помчался на стадион. И не сыскать было человека счастливее, когда мне выдали красивую, совсем новенькую форму знаменитой школы — фирменную желтую майку с двумя поперечными зелеными полосками, трусы и гетры. Отныне, собираясь на тренировку, я облачался в этот футбольный наряд еще дома"

Для меня футбол начался в конце 80-х. Мои первые герои боролись за медали первенства СССР. Они же первыми открыли "дверь на Запад". Как они пережили этот излом сознания? Еще вчера ты был частью советского общества, а уже сегодня должен следовать корпоративной культуре популярного европейского клуба.

"Мы с супругой не имели права ездить на общественном транспорте — трамвае или автобусе, посещать базар, дешевые магазины, бесплатную поликлинику. Больше того, хотя бы изредка должны были наведываться за покупками в магазины, где от цен с многочисленными нулями дух захватывает. И еще обязаны модно, опрятно и со вкусом одеваться."

Нельзя однозначно сказать, что у Сергея Алейникова не получилось проявить себя в Италии. Он выиграл в составе "Ювентуса" Кубок страны и Кубок УЕФА. Карьера Сергея в Италии - якркая картинка того адища, что творился с переходами советских игроков в Европу. Какие-то непонятные фирмы-прокладки, какие-то отношения с Совкомспортом. И классные в целом игроки оказывались заложниками каких-то непонятных схем, в итоге сливали свою карьеру. Алейников судился с "Ювентусом" за неустойку из-за досрочного расторжения контракта. А дальше был... "Лечче".

Книга, не только про "вояж" в Италию. Я запомнил Алейникова "нелюбимым", в хорошем смысле. Как болельщик "Динамо" (Киев) мог относиться к лидеру одного из конкурентов - "Динамо" минского? Сергей ярко показал себя в сборной, побывал на чемпионате мира, взял серебро в Европе. Это была славная охота.

Еще цепляет в книге какая-то запредельная теплота к важным людям в карьере игрока. Он очень тепло пишет о Малафееве, с уважением рассказывает о Лобановском. Много строк посвящено партнерам по Минску. А от истории его дружбы с Гаэтано Ширеа просто мурашки по коже. Такого от "советской" книги не ждешь.

Но мне, конечно же, было интересно читать про Италию. В "Юве" Алейников показал себя явно лучше Заварова, которого считали чуть ли не "новым Платини". Книга хорошо дополняется вставками из прессы, где автор собирает позитивные о себе заметки. Это была короткая, но светлая история белоруса, который смог влюбить в себя итальянцев. Закончу цитатой:

Тысячу раз прав Платини, который утверждает в своей книге: «Результат. Здесь считаются только с результатом игры. Поддержка зрителей просто сказочная. Страшный шум внезапно прекращается, когда выходим на поле. После этого мы должны выиграть. Любой ценой! Только результат важен, он — святыня. Во Франции спорят на тему создания голевых моментов и преимуществ одной команды над другой. В Италии этого нет. Результат. И проигравшая команда не достойна ничего, кроме презрения».
Я стал читать футбольные книги в угоду повестке дня. Когда история Мамаева-Кокорина становится самым популярным ситкомом, когда полузащитник "Спартака" ломет нос пешеходу, что же еще читать как не историю Стрельцова?

"Вижу поле" я прочел давно. Пришло время взглянуть со стороны. Книга Адрея Сухомлинова - очень классный как для конца 90-х нон-фикшен. Юрист, профессионал, залезает в кишки этой темной истории. Да, желание оправдать "Стрельца" то и дело показывает свои уши. Автор явно симпатизирует Эдуарду. Но в отличие от многих других псевдо-биографических книг Сухомлинов не удаляется в оценочные суждения, а опирается на факты. Книга будет крайне интересна каждому, кто хочет узнать всю хронологию тех событий в мае 58 года, до мельчайших деталей. А чего стоят "письма матери", которые Стрельцов писал из мест заключения!

В те дни от него отвернулись многие. Партийное руководство ЗИЛа помогало составить портрет поймавшего звезду мажора. Говорят, сам Хрущев требовал "посадить и надолго". Но были и те, кто боролся. Приезжал каждый месяц к нему на свидания с мешком еды от ребят Витя Шустиков. Боролся за его условно-досрочное освобождение новый секретарь парткома ЗИЛа Аркадий Вольский - он же потом добился разрешения играть.

Сухомлинов не просто написал книгу. Эти материалы стали основанием запроса депутата Анатолия Карпова (великого шахматиста) Генпроркурору о реабилитации Стрельцова, уже посмертно. Дважды Карпов писал запрос, но вердикт остался в силе.

Трагедия Стрельцова не была случайностью. Вот цитата про его первые шаги еще в заводской команде:

- Победы «Фрезера» становились праздниками, рабочий класс района «гулял», и никто вроде бы не видел в этом ничего дурного. Только мама Эдика тревожилась, угадывала опасность и, конечно же, ругала сына за ранние выпивки. Он же не придавал значения происходящему, радовался жизни, футболу, друзьям, возможности вернуться поскорее домой.

Он играл в футбол в лагерях. Он смог вернуться в чемпионат СССР. Через день после игры, на разборе — первыми словами Аркадьева были следующие: «Стрельцова немедленно в сборную, я ошибался. Стрельцова стало на половину больше — теперь он еще и тактик, и стратег ко всем его возможностям».

Стрельцов был гением. Гениям свойственно идти рука об руку с трагедией. Такова их судьба.
На днях Валерия Лобановского включили в ТОП-10 самых успешных европейских тренеров 20 века в каком-то очередном рейтинге. Лобановский выстрелил в 1975 году, когда киевское "Динамо" уверенно выиграло Союз, взяло Кубок Кубков и скушало топовую "Баварию" в двух играх за Суперкубок. Но тот успех - заслуга не только Лобановского. Понимаю, почему забывают ученого Зеленцова, но почему не помнят Базилевича?!

Книга Олега Петровича Базилевича "Система" об...уж простите, системе. Он так ее и называет - "Наша система", в целом честно считая себя равноправным ее создателем. Когда в 1976 году "Динамо" (сборная СССР) поплыло ("всего-лишь" бронза на Олимпиаде) и тандем начали плавить - именно Базилевич оказался крайним. Приятно, что в книге он лишь слегка укоряет Лобановского за то, что тот не пошел с ним до конца, не поддержал. Базилевич пишет, что дружбу удалось сохранить. Несмотря на то, что книга пропитана грустью автора о том, что не получилось, не срослось - в целом он воздерживается от перехода на личности.

К своему стыду, в моей голове не отложилось, что именно Базилевич строил минское "Динамо", на багаже котороо работал Малафеев. Он же тренировал тот самый "Пахтактор", который погиб в авиакастрофе. Погиб на взлете, прекрасная была судя по отзывам команда. Игравшая по той самой "системе".

"Я не полетел в том злополучном Ту-134 по чистой случайности. Команда отправилась на игру в Минск. А я, предварительно согласовав это с Ибрагимовым, вылетел на два дня раньше с тем расчетом, чтобы оказаться в Минске в день игры дубля, и направился в Сочи, где в санатории «Узбекистан» тогда отдыхала жена с 14-летним сыном. Мы не виделись долгих три месяца, довольствуясь лишь телефонными звонками."

Раз уж рассказываю о "системе", то нужно дать ее описание в виде цитаты. Принципы организации игры
Они, по сути, представляют собой своеобразный свод правил, следование которым делает футбол тотальным:
■ Быстрый переход от обороны к атаке и от атаки к обороне.
■ Создание численного преимущества, увеличение количества игроков в активных зонах (прессинг в обороне, участие 6—7 игроков в завершающей фазе атаки).
■ Плотность игровых связей, «пакетное» расположение игроков.
■ Высокая тактико-техническая и двигательная активность футболистов.
■ Высокая командная скорость перемещения.
■ Надёжность используемых индивидуальных и командных тактико-технических приёмов.
■ Взаимозаменяемость и расширение зон действий игроков.
■ Согласованность в реализации командных тактических приёмов.
■ Логичная связь и последовательность различных коллективных действий, выполняемых командой на поле.
■ Смена тактик по ходу матча в зависимости от факторов, определяющих их выбор.

В одном Базилевич в своих выводах точно ошибся. Он (книга написана уже после распада СССР) считал большие деньги временным явлением в футболе, на смену которому придет другая система ценностей, система вокруг системы. Реальность оказалась сурова. Идеи Базилевича-Лобановского сейчас активно применяются в "Манчестер Сити"...

Великий человек и тренер, Олег Петрович Базилевич ушел из жизни в октябре 2018 года.
На поле нет победителя, но есть один, великий и огромный проигравший: футбол. Жулик испортил уход великого игрока. Несвоевременный, жестокий, неожиданный удар головой в равной степени вредит образу самого популярного спорта в мире. Если бы только можно было избавиться от пороков, которые портят игру… Оскорбления сурово наказываются только в том случае, если они обращены к судье. И по большому счету, скорее укажут пальцем на игрока, который отвечает, чем на того, кто явился причиной раздражения.

Мне никогда не нравился Зидан. Я видел его еще в "Бордо". Он мастер, он гений, он умел решать в больших матчах. Но он мне никогда не нравился. И не только потому что "Реал".

В футболе очень много провокаций. Больших игроков всегда лупят. Лупили Пеле, лупили Марадону, лупят Месси. Но ни один из великих не запомнился тем, что раз в пару лет бросался на обидчика с кулаками. Если ты гений, быть гением среди обычных - твой крест. Собирать по ногам - твой крест. Это твой выбор. Не ищи оправданий тому как ты бодаешь его в ответ или прыгаешь шипами в ногу (матч с Саудовской Аравией).

Понял, что появился новый формат автобиографических книг. Их цель - заполнить пустоту. Нет, ты не можешь указать себя автором, пусть все и понимают, что писал за тебя "литературный негр". Потому автором выступает сам "негр", а жанр теряет приставку "авто". Но теряет он не только это, а еще и элементарный стыд.

То, с каким рвением автор рисует портрет Задана-полубога вызывает тошноту. В каждый ситуации он молчаливый герой, заступник, борец за права. Зидан один не виноват в провале-2002. Именно он отговаривал Переса продавать Макелеле, только его силами в сборной в 2006-м году оказался Зидан. Тьху, тошно. И совсем уж за гранью описание стычки с Матерацци. Удивляет почему автор не просит вручить Зидану Нобелевскую премию мира, обернутую в кожу, снятую с Марко.

"Если однажды тебя перестанут толкать – знай, что ты уже не так хорош, как раньше!", - красивая фраза, которую юному Зидану сказал тренер. Это книга красивых фраз, звенящих в пустоте. Пустая книга о великом игроке и так себе человеке.
...Стадион буквально взорвался. Я, признаться, и не видел прежде такого проявления чувств. Высыпали на поле болельщики, народные ансамбли – все верили в победу, готовились к ней, загремела музыка, пошли танцы. Улицы запружены народом. Гуляли, пели, наверное, до четырех утра. Футболистов, не преувеличиваю, готовы были принять в каждом доме, все двери для них распахнулись. На тротуарах появились мангалы, поплыл запах шашлыков. Люди выносили из домов кувшины с вином, не жалея ради такого случая запасов.

Вот ты такой сидишь, считаешь себя знатоком футбола. На "Мозгву" футбольную ходишь, в барах сверкаешь составом "Милана" в финале Кубка чемпионов-89 по памяти. А потом читаешь автобиографию очень известного футболиста, и "Бац!" Да ладно! Не может быть!

Я не знал, что легендарный форвард "Спартака" Никита Симонян был тренером того самого "Арарата", который в 1973-м году стал чемпионом СССР. Вот те раз.

Первое издание книги случилось в 88 году. Никита Павлович (а "Википедия" вам скажет, что на самом деле армянина по происхождению звали совсем не так) очень тепло рассказывает о других. О себе - почти ничего. Зато настоящие оды Яшину, Нетто, а собенно Старостину. Конечно, я к "Спартаку" холоден, но великие личности видны из-за забора клубной неприязни.

Цитата: "Почти все мальчишки гоняют футбольный мяч, забивают голы или стоят в воротах, переживают наслаждение, азарт игры. А во взрослой жизни становятся токарями, учеными, инженерами, музыкантами, оставляя за собой в футболе лишь роль болельщиков. Меня такая роль не устраивала. Футбол был для меня возможностью самовыражения".
Он смог стать послом идеи «нового советского человека» только потому, что навязанная ему роль была для него естественной. Он был самим собой. Если отбросить все идеологические излишества, оставался именно такой, которым его знали. А что касается его «порока», то на Западе, как и на Родине, такой имидж курящего и немного выпивающего мужчины был вполне привлекательным.

Я не очень хорошо знаком с творчеством Дитриха Шульце-Мармелинг. Но его книга о Льве Яшине - отличная иллюстрация такого метода создания биографических проивзедений как "нагуглил, написал". Мне очень хотелось увидеть взгляд на историю великого советского вратаря "оттуда", под другим углом. Но не судьба. Книга представляет собой сборник стереотипов и попытку в деталях рассказать о горьком пристрастии Яшина к сигаретам и.. водке. Про водку и "русскую душу" в книге много.

Осенью 1974 года Яшин лишился полномочий начальника команды «Динамо». 13 октября того же года 21-летний Анатолий Кожемякин трагически погиб. Кожемякин застрял в лифте, и, когда он попытался открыть двери лифта и вылезти из него, лифт снова поехал, и спортсмен погиб. Тренер «Динамо» Гавриил Качалин и начальник команды Яшин лишились своих постов «за ослабление морально-воспитательной работы».

"Черный паук" играл либеро задолго до того как Ману Нойер начал подчищать за своими защитниками. О его умении брать пенальти сказывали былины. Но главное - он был очень светлым и радушным человеком. Олаф Эдиг, Даниэль Мойрен и Николь Зеймер в своей книге о ЧМ 1966 года отмечали: «Лев Яшин был лицом советской сборной, которое полностью соответствовало сильнейшей команде «восточного блока». Он был одет во все черное, обезоруживающе смеялся, целовал своих поклонниц и всегда и во всем был чертовски крут!»

В моем детстве хороших вратарей во дворе называли Дасаев или Чанов. "Мы болели за один и тот же клуб" - это не про "Сплин", а про "Динамо" (Киев) конца 80-х. Но на фоне этой борьбы тианов фигура Яшина была божеством более высокого порядка.

Не хочу, чтобы вы подумали о книге как о пустой трате времени. На ее страницах много изюминок - вроде трудного зарождения Кубка чемпионов и Кубка Европы. Если присмотреться - она вообще не (только) про Яшина, а про судьбу футбола в СССР и России. Которая лишь подчеркивает величие фигуры вратаря, первым надевшего кожаные перчатки. Он - легенда!
Он бил себя в грудь, его ладонь раз за разом опускалась на крест, вышитый на майке. Он кричал, он предавался радости так, как мы никогда не видели, чтобы он делал раньше. Это был гол болельщика – и он был тем самым болельщиком. В мгновение ока все забылось и все вспомнилось вновь. Человек, который выиграл все, что только возможно выиграть, кому уже не надо было никому и ничего доказывать, включая себя и своего отца, исполнил последнюю мечту – забил победный гол за команду, которую он любил, забил, когда уже никто не предполагал, что он на это способен, так как слишком много времени прошло, и прошло мимо него. Если хотите, назовите это искуплением.(конец цитаты)

Футболисты, а особенно звезды, давно на виду настолько, что (авто)биография уже не таит для тебя чего-то удивительного. Да, ты собираешь изюминки, узнавая детали. Но по большому счету, все ожидаемо. С книгой о Тьерри Анри у меня так не получилось, чему я очень рад. Жму руку автору, который песочит горе-тренера "Монако" (уже нет) в минуты его славы и поддерживает в истории с голом Ирландии. Я многократно был удивлен.

То, что книгу я прочел накануне провала Анри-тренера - не более чем совпадение. То, что Анри противоречивый персонаж - непреложный факт. Автор красной нитью протянул через книгу сложные отношения с отцом, которые отразились на всей истории футболиста. Обязательно почитайте про почти-переход в "Реал". "Окружение Анри" веселило публику задолго до "Окружения Неймара".

Анри после прочтения не выглядит совсем уж антигероем. Да, некоторые факты вызывают отторжение. Но на страницах человек, а не робот. Живой, с ошибками и сомнениями. Вот только в голове засела картинка славного пушкаря, который стер из памяти непонятки в форме "Ювентус" и был королем АПЛ. Он был великим, но так и не смог приблизиться к величайшим.

Цитата. Если внимательно изучать прогресс Тьерри, то разница между «лучший» и «величайший» (и осознание, что в его случае футбольный мир никогда не уравняет эти две превосходные степени) далека от бескорыстного восприятия. Кроме того, я пойду дальше и скажу: это преследовало и мучило его, и вопреки его любви к статистике ничто не стимулировало его в большей степени, чем обладание очередным рекордом. Чем больше списков он возглавлял, тем ближе подбирался он к футбольному пантеону; либо, если угодно, тем скорее он от него отдалялся, так как становилось ясно: никакое количество наград не может дать ему того особого положения, которое выделяло Беста или Яшина.

У Анри была славная футбольная жизнь. Но больше всего красок достается эпизодам его позора - коллективного (Франция на ЧМ-2002) и персонального (та самая рука с ирландцами). Но закончу я все равно красивой цитатой: "Тьерри перешагнул через два футбольных века. Он принадлежал им обоим и в то же время ни одному из них".
Дэвид Мойес, которому не очень успешно удалось заменить Фергюсона в "Манчестер Юнайтед", прокомментировал назначение Моуринью следующим образом: "Это просто невозможно – показывать такое высокомерие в этой стране безнаказанно. Я думаю, что уже есть несколько желающих занять очередь, чтобы дать ему по морде".

Надо же! Открываешь книгу о футболе, а читаешь трактат-сравнение двух психологических портретов. Благо, за портретами вполне футбольные Моуриньо и Гвардиола. Руи Лянча не балует (не мучает?) нас деталями биографий в своей книге которую я только что положил на полку "Гвозди для бутс". Нет, он препарирует методологию, точнее - психологию, подходов каждого из тренеров. Противостояние Жозе и Пепа - это как противостояние Криша и Лео, просто на другом уровне. Через цитаты и размышления. Типичная работа "не выходя из кабинета".

"Победа – единственное, что подтверждает твою правоту" - утверждает португалец. Испанец отвечает: "Важно, что вы пытаетесь сделать для победы".

Конечно, я всегда был на стороне Пепа. Но мне немного жаль, что Жозе сейчас вне игры. Он стал тем самым "старым шкафом", каким были для него Венгер и сэр Алекс, коих он со знаменами "новой крови" стремился подвинуть в свой первый приход в АПЛ. Сейча Пеп сражается с Клоппом. Португалец не заметил, как оказался "прошлым", как его самого - склочного и местами жалкого в претензиях убрали из больших футбольных шахмат. А вы тоже считаете, что время Моуриньо прошло?
Всех с наступившим! Новый год - и новые книги.

Трусом(!) ЕГО считали не только ребята. Даже коллеги-тренеры, глядя на игру, частенько говорили тренеру: «Из этого футболиста не получится – не боец он!» Ведь в тогдашнем футболе силовая борьба на каждом участке поля, прежде всего в нападении, была общепринятой практикой. Хорошими игроками считались футболисты рослые и физически крепкие, а ОН был маленьким и худеньким, поэтому чисто по внешним признакам трудно было ожидать от него быстрых спортивных взлетов.

Это про Олега Блохина, обладателя "Золотого мяча"-1975, порвавшего легендарную "Баварию" в Суперкубке. "Блохой" в нашем дворе называли самых забивных, самых наглых и техничных. Странно, что не самых быстрых, а ведь именно скорость Блохина решала. Его мама неоднократно становилась чемпионкой СССР и Украины по пятиборью, по прыжкам в длину и в беге на 80 и 100 метров с барьерами, 82 раза была рекордсменкой Украины.

В книге Алексея Сильвестрова о судьбе Блохина интереснее всего читать историю его вхождения в "Динамо". Тренер Коман поставил Олега на игру в Тбилиси старт в 17(!) лет. За душу берет вот этот момент с увольнением Маслов, который застал юный Блохин.

- После игры Виктор Александрович сел в командный автобус и доехал со своей уже бывшей командой, улетавшей в Киев из Внуково, до станции метро «Юго-Западная», потом вышел и помахал футболистам рукой на прощанье. По воспоминаниям Комана, на Маслова больно было смотреть – он расплакался на глазах у всех.

Блохин, ставший еще и тренером-легендой (1/4 ЧМ с Украиной перекрывает провал с "Динамо"), как игрок в сборной дебютировал на чемпионате мира только в 29 лет.

Честно, мне никогда не нравился Блохин как человек. Я застал его в самом конце карьеры в Киеве, когда он уже формально закончил, но при этом требовал по отношению к себе чрезмерного внимания.

"В первый день любого сбора, будь то клуб или сборная, Олег был недоволен всем и вся. На тренировочной базе сразу после приезда он спешил к врачам – приходил первым, уходил последним. Там всегда знали, что последуют его жалобы на колено, сустав, голеностоп, радикулит, он еще и аллергией на тополиный пух страдал".

1985-й – последний год, когда Блохин провел свою «дежурную» дюжину голов. Последний гол за киевский клуб он забил 20 ноября 1987 года в матче Кубка СССР против волгоградского «Ротора».

Примерно на его прощальный матч пришлись мои первые серьезные симптомы футбольного боления. Тогда "сборная мира" собиралась редко - и в Киев приехали реально топы. Тогда песная "Виват, король" еще не пошла по рукам. Блохин, как бы я к нему не относиля, несомненно был ее достоин.
"Причина такой популярности – то, насколько он нормальный. В глазах публики он остается все тем же. Многие молодые футболисты здорово начинают, выглядят свежо и естественно, но быстро меняются под давлением среды. Его нормальность очень важна, ведь она практически несовместима с жизнью знаменитого профессионального спортсмена."

Это цитата из книги Луки Кайоли об Антуане Гризманне. Тот случай, когда человек так сильно убеждает всех в своей нормальности, что в этом искренне сомневаешься.

"Реал Сосьедад" вытащил его из задницы. Отказы «Лиона», «Сент-Этьена», «Осера», «Сошо» и «Меца» могли сломить любого. Но его нашли (почти случайно) и как героя Простокавшино превратили в нормального пса (зачеркнуто) футболиста. Он много раз говорил про то, что Сан-Себастьян - семья, "целовал ромбик" - но свинтил в Мадрид при первой возможности через классический шантаж. Символчино, что вытащивший его из ниоткуда тренер, ставший впоследствии агентом - лишился этой работы. Зато работу получила в статусе пиар-менеджера сестра "нормального парня".

То, с каким лицемерием Антуан рассказывал о "семье" - как причине остаться в "Атлетико", дико бесит на фоне информации на сколько ему подняли личку. И как он ее выбивал, фактически шантажируя.

Он, конечно, останется в истории. Например, как один из тех, кто был однажды третьим в эпоху Месси-Роналду, или как чемпион мира. Но для меня он в памяти - как игрок, который слишком много говорит о своей преданности, стоя на распухшем кошельке. Своей "семье" любовь Гризманна очень дорога - в буквальном смысле.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз