18+: эротическая литература

Ksenia Loginova
Ksenia Loginova
17Книг

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Эротическая литература была популярна еще в Древней Греции, так что это не заслуга автора «50 оттенков серого». На полку попадают самые разные книги, от романа «Эммануэль» до откровенных рассказов Ивана Бунина и Алексея Толстого.
Первая книга Маркиза де Сада про двух сестер — невинную Жюстину и порочную Джульетту. Писатель соединил готический роман ужасов и эротико-философскую литературу XVIII века.
Кажется, 9-го февраля вышел фильм «На 50 оттенков темнее» — продолжение явно неоднозначной истории про Анастейшу и ее соблазнителя Кристиана с плеткой и бог знает чем еще в руках. Что смотреть, что читать совершенно не охота, но так как это бестселлер и точно по теме полки, то оставлю тут.
Жаркое солнце, яркие краски и откровенные наряды — примерно такая картина возникает перед глазами, когда слышим слово «Бразилия». А теперь представьте, что ровно тоже самое, только усиленное в сотню раз, удалось передать Джону Апдайку в одноименном романе. Жаркое там примерно все: любовь, страсть, желания. Такую книгу не посоветуешь маме или бабушке — герои ведут себя вызывающе и вообще 18+. Но почитать на досуге определенно есть смысл, роман захватит похлеще любого сериала.
Бразилия, Джон Апдайк
До сих пор спорят, кто автор этого рассказа — Алексей Николаевич Толстой, Николай Лесков или Алексей Константинович Толстой? Принято считать, что это все-таки написал Алексей Николаевич. Смело можно назвать это порнорассказом — и таким, каких в дореволюционной России еще нужно поискать. «Эй, дружочек, молодец, сунь красавице конец» — так поют две крепостные девицы, наблюдающие, как их барин веселится с третьей девушкой. Никакой Буковски рядом не стоял.
Написано в прошлом веке мастером экспериментального направления американской прозы, который построил сюжет на историях о собственных сексуальных похождениях, с участием женщин и без.
Бунин восхитителен. Он не переступает черту, его рассказ далек от пошлости. Ему, в отличие от всех присутствующих на этой полке, не нужно описывать гениталии, чтобы мы ощутили близость тел, минутную растерянность и скованность движений, удовлетворение и радость, которая разливается по телу. «Он с ненавистью страсти и любви чуть не укусил её в щёку» — все, этого достаточно.
Визитные карточки, Иван Бунин
«Госпожа Дунаева вправе мучить его по первой своей прихоти или даже убить его, если ей это вздумается» — такой договор заключают между собой главные герои эротической повести австрийца Леопольда фон Захера-Мазох. Книгу эту запрещали, и ее можно считать первой попыткой проанализировать феномен мазохизма. Плетки, удары, унижение, мужина-раб и женщина-госпожа — все в лучших традициях БДСМ.
Слов нет. Одни вздохи.

«– Положи руки на стену, Анастейша. Я возьму тебя прямо сейчас, – шепчет Кристиан мне в ухо, кладя руки на бедра, и я понимаю, что разговорам конец».
Арцыбашева понимали далеко не все современники, многие обвиняли в порнографии. Для начала XIX века его романы и правда звучат предельно откровенно и смело. «Беспомощность женщины, которую насилуют, вовсе не вызывает в нас жалости и негодования... Она только возбуждает нас» — и это пишет Михаил Петрович в 1915 году. Ясное дело, что желание и похоть существовали всегда, но после сочинений Тургенева и Чехова и не подумаешь, что в дореволюционной России обо всем этом могли так свободно и современно рассуждать.
XIX век. Молодой француз отправляется по работе в далекую Японию и оставляет на родине жену-красавицу. В Японии он влюбляется в гейшу, — а как же иначе. Любовь, страсть, две разные национальности и два разных подхода к отношениям — Алессандро Барикко создал бесконечно романтичную историю, от нежности героев порой пробегают мурашки по кожи. Кульминацией романа становится единственная действительно откровенная сцена, из-за которой книга и попала на эту полку.
Шелк, Алессандро Барикко
Некоторым эту книгу лучше вообще не открывать. Нужно быть готовыми к фразам «целоваться — это интимнее, чем ебля» или «мужик может утратить свою личность, если будет слишком сильно хреном по сторонам размахивать». Буковски использует простые, злые, нелицеприятные слова, но он говорит правду. Просто грубее, чем все вокруг. Откровенных сцен и подробных описаний женского тела в тексте хоть отбавляй, но автор не возводит секс в культ, — для него это как сходить выпить чаю. Хотя в случае с Буковски, скорее, виски.
«Через минуту Валентин уже лежал навзничь, а Марина, стоя на четвереньках, медленно садилась на его член, твердый, длинный и толстый, как сувенирная эстонская свеча за три девяносто» — пожалуй, такое сравнение мог выдать только Сорокин. Лишает девственности советскую девушку Марину собственный отец, да и по началу в книге много постельных сцен. Описаны они так, что эротикой-то и не назовешь — все как-то стерильно, без охов и вздохов. В целом, книга рассказывает о метаморфозе, которая происходит с Мариной: как она из пассивно отрицающей тоталитаризм женщины превращается в безликую работницу завода.
Как пишут читатели Букмейта об этой книге — «пошлая дрянь для разведенок». А зря. Роман Дональда Майкла Томаса, первоклассного переводчика Пушкина и Ахматовой и любителя русского языка, был даже финалистом Букеровской премии. Главные действующие лица — дедушка Зигмунд Фрейд и его пациентка, которая носит ему свои порнографические сочинения. В них она занимается сексом с сыном Фрейда в каком-то далеком белом отеле. Что бы это все значило — выясняет сам Зигмунд (ну и вы вместе с ним).
Еще один случай, когда экранизация перегнала по популярности книгу. Эммануэль — замужняя дама, которой наскучила семейная жизнь, и она отправляется веселиться и удовлетворять свои непомерные желания на Восток. Автором книги является Марайя Бибид, жена французского дипломата в Таиланде, которого, по одной из версий, уволили после выхода романа.
Жана-Люка Эннинга ругают за фактические ошибки и непроверенные факты, но книга от этого менее интересной не становится. Почему большие ягодицы так важны для первобытных женщин? Как попа попала под табу? Как она чувствовала себя в эпоху Возрождения? Конечно, эротики в книги мало, но главное действующее лицо (простите за каламбур) — то самое место, которое сейчас возводится в культ и восхищает как мужчин, так и женщин.
Тридцать лет назад девушка Ингеборга Дэй работала редактором в журнале «Ms» и решила написать автобиографическую новеллу «Девять с половиной недель» — о том, как один мужчина смог поменять ее взгляд на секс и научить не стесняться желаний. Вам, скорее всего, известна одноименная экранизация с Микки Рурком и Ким Бейсингер в главной роли и легендарной сценой поедания клубники, меда и сливок.
Более пятидесяти подробно описанных половых акта, сексуальное насилие в семье и за ее пределами — в такую обстановку помещает нас австрийка Елинек. Этот роман считается самым провокационным у писательницы. Восхищаться его эротизмом и порнографичностью не придется: спустя пару десятков страниц вас начнет подташнивать от грубости и жестокости, которые приходится терпеть главной героине. Эльфрида Елинек получила Нобелевскую премию по литературе за «музыкальное многоголосие в романах и драмах, которое со свойственной только ей языковой страстью разоблачает абсурдность и принуждающую власть социальных клише» — так вот как раз в «Похоти» музыкальность ее стиля видна лучше всего. Несмотря на сюжет.
Похоть, Эльфрида Елинек
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз