Вкусовщина

Ivan Glushkov
Ivan Glushkov
16Книг114Подписчиков
Коллекция книг про еду – от сборников рецептов до комедий про обжор – собранная Иваном Глушковым: гурманом, энофилом, колумнистом журнала GQ, лучшим ресторанным критиком Москвы и России по версии премии Where To Eat, создателем гастрономического канала "Соль".
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина17 дней назад
Город еду не производит, но потребляет ее куда активнее и изощреннее деревни. И эта зависимость от привозной еды чувствуется в городе везде: в планировке площадей, названиях улиц, структуре общества, распорядке дня. Перед вами крайне увлекательная книга о том, как вся наша жизнь выстроилась вокруг еды, к которой мы имеем, увы, довольно опосредованное отношение.
Ну и прекрасный бонус – история о том, как современная ресторанная культура обязана безымянным французам, испытывавшим время от времени сильнейшее похмелье.
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина24 дня назад
За исследования исторической гастрономии Похлебкина часто ругают, мол, полно отсебятины и ссылок на сомнительные источники. И, наверное, отчасти это справедливо. Но вот в «Кухне века» Похлебкин рассказывает о том, чему сам был свидетелем – прежде всего о развитии (или деградации?) кулинарии в советское время. И тут, конечно, масса увлекательных историй – послевоенное обрушение цен на икру и крабов, «фермерские» привокзальные рестораны в 1950-е и прочие незначительные с точки зрения официальной истории, но важные факты жизни советской страны.
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщинав прошлом месяце
Не пора ли вспомнить классику? Один из величайших романов вообще и романов про (и для) любителей поесть в частности. Помимо несомненных развлекательного и поучительного, в "Гаргантюа и Пантагрюэле" есть и энциклопедический момент: например, именно здесь впервые упоминается сорт винограда шенен блан – один из величайших французских – и вино из него. Наконец, употребляя в речи прекрасное прилагательное "раблезианский", неплохо бы досконально знать, что именно за ним скрывается.
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщинав прошлом месяце
Фазиль Искандер
Путь из Варяг в Греки
В рассказах Искандера еды всегда хватало – а как ее может не быть в солнечной Абхазии? И еда эта всегда какая-то радостная и веселая, даже в военное время. В рассказе «Запретный плод» бутерброд с салом практически солирует, но выполняет совсем не развлекательную, а очень серьезную образовательную миссию, будучи как следует приправлен не только горчицей, но и моралью.
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщинав прошлом месяце
Использую эту книгу, чтобы прорекламировать другие книги автора. Увы, пока на Bookmate есть только "Молоко", а это действительно немного спорное, уж слишком закопавшееся в рассуждения о то ли пользе, то ли вреде молока сочинение. Но изучить все равно надо и ее, и две первых книги Курлански: "Треску" (о том, как на соленой треске, том самом бакалао, европейские колонизаторы въехали и в Америку, и в Азию) и "Соль" (о том, как главный консервант и усилитель вкуса вообще создал современную цивилизацию).
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
Легендарная кулинарная книга, по которой совсем не надо ничего готовить. Во-первых, потому что русская кухня в понимании советских эмигрантов – это довольно специфическая штука, как вы понимаете. Во-вторых, потому что написана она так, что тут не до готовки: смастерить десяток бутербродов, открыть пиво и читать, от корки и до корки, наслаждаясь слогом.
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
Продолжение этнографического опуса Мельникова-Печерского «В лесах». Действие переносится с левого берега Волги на правый. Вместо суровых, но предприимчивых крестьян-староверов, тут - не менее суровые и ещё более предприимчивые староверы-купцы. Деревянная посуда заменяется фарфором, квас - китайским чаем «наипервейшим лянсином».
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
Местами чересчур дотошные, но от этого не менее увлекательные мемуары про путешествие очень увлеченного едой русского парня к вершинам американского кулинарного Олимпа. Детально описанная изнанка поварской жизни, хлесткий язык, почти детективный сюжет – если для вас, как и для меня, смертельно важно, красный или белый соус все-таки подадут к рыбе.
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
И еще немного Чехова. Тут разом все, за что мы его любим — и гастрономические описания, и юмор и краткость изложения. Чтобы два раза не вставать, посоветую еще и рассказ "О бренности" — там все три показателя достигают совсем уж зашкаливающих значений.
Глупый француз, Антон Чехов
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
Очень подробное и сентиментальное сочинение на тему "как я провел один год в дореволюционной Москве". Москва эта, разумеется, предстает совершеннейшим раем, каким, конечно, она вовсе не была. Но нас здесь волнует не идеализм Шмелева, а подробное описание постного рынка, пасхального пира, засолки огурцов и капусты и пирогов, испеченных на именины отца рассказчика.
Лето Господне, Иван Шмелев
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
Сборник безумных историй про еду и ее влияние на культуру и историю. Истории местами совершенно безумные и не очень правдоподобные (например, мексиканское рагу чили кон карне называется тут прямым потомком каннибалистического ацтекского рагу из человеческих жертвоприношений) — но, бесспорно, крайне увлекательные.
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
Этот многостраничный труд прикидывается романом — но на весьма примитивный сюжет обращать внимания не надо. Это, конечно, чистейшая этнография — подробнейшее описание быта заволжских староверов в середине 19 века. Про еду (и про чаепитие, чайная ярмарка в Нижнем — вот она, совсем рядом) написано особенно подробно. Мои любимые отсюда находки — это волжский квас (шампанское с персиками), чай "по-московски" (с водочкой) и чай с "постными сливками" (с ромом).
В лесах, Павел Мельников-Печерский
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
"Москву и москвичей" все знают и все читали. Но на мой взгляд, "Мои скитания" — вещь посильней. И по фактуре (даже если предположить, что половину Гиляровский придумал, уж больно невероятной он рисуется фигурой) и по описаниям дореволюционного быта. Еды тут тоже навалом, и ее описаниям как раз веришь на сто процентов — видно, что любил автор и выпить, и закусить.
Мои скитания, Владимир Гиляровский
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
Что русскому хорошо — например, блины — то как это объяснить иностранцу, пусть и не немцу, а французу? Иммигрантская русская писательница Тэффи — мастер абсурдистского юмора, в том числе и такой, этнографически-кулинарной направленности.
Блины, Тэффи
Тэффи
Блины
  • 128
  • 8
  • 7
  • 6
Бесплатно
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщина2 месяца назад
Редкий случай в русской, вообще не особенно гурманской, литературе. Еда в этом чеховском рассказе — не фон, не обстоятельство, а самый что ни на есть главный герой. Невозможно аппетитно.
Сирена, Антон Чехов
Антон Чехов
Сирена
  • 212
  • 23
  • 4
  • 8
Бесплатно
Ivan Glushkov
Ivan Glushkovдобавил книгу на полкуВкусовщинав прошлом году
Повар Шишкин препарирует химию, физику, социологию и психологию ресторанной кухни. С таким же детским исследовательским восторгом я читал, пожалуй, только советское пособие для иллюзионистов в цирке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз