Главные книги про нацистов

Афиша Daily
11Книг370Подписчиков
Почти каждый месяц в российских издательствах выходят новые книги о нацизме — как вполне серьезные, так и легкомысленные. «Афиша Daily» опросила знакомых экспертов и составила список лучших произведений на данную тему.

Полная версия: https://daily.afisha.ru/brain/603-glavnye-knigi-pro-nacistov/
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Автор: Советский журналист и писатель, в 1967 году приехавший в Лондон собирать информацию о II съезде РСДРП — и немедленно попросивший политического убежища.
О чем: Документальный роман, в котором воспоминания детства монтируются с описанием нацистской оккупации Украины — включая расстрел евреев в Бабьем Яру. В СССР книга была издана с большими купюрами, по сути нивелировавшими антисталинский пафос текста.

Комментарий Бориса Куприянова, издателя, соучредителя книжного магазина «Фаланстер»: «Книга о том, как просто стать нацистом».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Автор: Один из самых выдающихся философов XX века, собеседница Беньямина и Хайдеггера, много рассуждавшая о власти, насилии и тоталитарных режимах.
О чем: Большое биографическое эссе, посвященное подполковнику СС Адольфу Эйхману, который заведовал «окончательным решением еврейского вопроса» и был казнен в Рамле в 1962 году. Книга стоила Арендт нескольких дружеский отношений, но с годами превратилась в классику политической мысли, а само словосочетание «банальность зла» стало расхожим определением, объясняющим механизмы функционирования Третьего рейха.

Куприянов: «Книга о том, что самое страшное в нацистской идеологии — согласие толпы и безропотное, даже „честное“ выполнение своей „службы“».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Автор: Французский военный репортер американского происхождения, чередующий вылазки в экстремальные районы планеты («Чечня. Год третий», «Хомские тетради») с искусствоведением («Три этюда о Фрэнсисе Бэконе») и переводами на английский де Сада и Жене.
О чем: Колоссальный — как по объему, так и по воздействию на читателя — роман-монолог бывшего офицера СС Максимилиана Ауэ, в (зачастую довольно омерзительных) деталях рассказывающего о своем нацистском прошлом. Композиция книги отсылает к сюитам любимого композитора Литтелла Жан-Филиппа Рамо, заглавие — к мифу об Оресте и его эсхиловской обработке.

Комментарий Михаила Котомина, директора издательства Ad Marginem:
«„Война и мира“ XXI века, написанная от лица интеллектуала-эсэсовца, оберштурмфюрера Ауэ».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Автор: Ирландский самородок, к своим сорока пяти выпустивший уже 14 романов, часть из которых адресована детям, а другая (и большая) — взрослым.
О чем: История восьмилетнего немца Бруно, живущего бок о бок с концлагерем (где все носят старые пижамы, а из печи валит черный дым) и до по поры до времени не догадывающегося о страшном соседстве. Европейский мегаселлер, с особенным успехом продававшийся в Испании.

Куприянов: «Книга, показывающая реальный ужас нацизма, его повседневность и расчеловечивание. Отлично, кстати, экранизированная — по силе и ужаса фильм может сравниться с „Иди и смотри“ Элема Климова».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Автор: Крестоносец XX века, теоретик «консервативной революции», немецкий Мисима (ну или Лимонов), который помимо романов («Гелиополь», «Эвмесвиль») оставил чрезвычайно занимательные воспоминания.
О чем: Пролог к «Излучениям» — коллекции дневниковых текстов, созданных на Западном фронте (там Юнгер командовал ротой). Сильнейшее впечатление производит не столько привычно утонченный стиль автора, сколько его тон — взвешенный, корректный и как будто не имеющий никакого отношения к одной из самых разрушительных войн в истории человечества.

Котомин: «В принципе, на этом месте могли быть и „Сердце искателя приключений“, и „На мраморных утесах“. Эрнст Юнгер — падший классик немецкой литературы ХХ века, один из любимых писателей Гитлера, предчувствовал, во что может превратиться закат Европы задолго до. Как кадровый офицер Вермахта он принимал прямое участие во Второй мировой войне и описал свои впечатления в цикле дневников „Излучения“, вышедшем в издательстве „Владимир Даль“ с неряшливой купюрой — первой книгой под названием „Сады и дороги“, — которую мы и издали отдельно».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Автор: Знаковая фигура итальянской культуры середины прошлого века, Малапарте побывал и политическим активистом («Техника государственного переворота»), и кинорежиссером (взял «Серебряного льва» в Берлине за «Запрещенного Христоса»), и большим писателем («Капут», «Шкура»).
О чем: Своеобразное продолжение «Капута»: только в этот раз действие перемещается с Восточного фронта в Неаполь — под пули американского десанта. Главное, впрочем, остается неизменным: безжалостный глаз автора видит в заканчивающейся войне прежде прочего все самое уродливое и отталкивающее.

Куприянов: «Книга о конце войны в Неаполе — и сопутствующем разочаровании и поражении».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Автор: Молодой и многообещающий французский писатель, за плечами которого имеются военная служба в Словакии и Гонкуровская премия за лучший дебют.
О чем: Писатель Бине (или фигура, неотличимая от него) наталкивается на мощнейший сюжет из истории европейского Сопротивления — убийство чешскими патриотами Габчиком и Кубишем зловещего идеолога холокоста Райнхарда Гейдриха — и всерьез им заболевает. До некоторой степени антипод «Благоволительниц» и, вероятно, второй основной претендент на звание великого современного романа о Второй мировой.

Комментарий Игоря Алюкова, главного редактора издательства «Фантом Пресс»: «Лоран Бине назвал свою книгу инфрароманом. В «HHhH» он соединил документальную точность с романной эмоциональностью. И именно за «страстное отношение автора к истории как к постоянному источнику рефлексии и самопознания» Бине и получил получил Гонкуровскую премию. История о Пражском Палаче и его убийстве — совершенно шекспировского размаха и глубины. Со Второй мировой вообще мало что может сравниться по концентрированности преступлений, героизма и невообразимых сюжетов».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Бонус-подборка книг о советских коллаборационистах от Павла Пряникова, основателя исторического блога «Толкователь», автора сборника статей «Параллельная Россия».

Пряников: «Книга составлена из записок коллаборационистов и русских эмигрантов, приехавших строить новую государственность на оккупированные территории. К примеру, Дмитрий Каров, офицер абвера, описывал свое пребывание на северо-западе России так: «Знакомый мне по Риге переводчик создал отряд из советских военнопленных. Он рассказал, что солдаты за Сталина драться не хотят, но боятся немецкого плена. Общей мечтой было, прогнав из России немцев, перебить сталинцев и коммунистов, установить свободу, а главное — уничтожить колхозы. Хуже всего жилось интеллигенции, ранее служившей в советских учреждениях. Население считало их дармоедами, и никто не хотел им помочь. В большинстве своем интеллигенция была противной и самоуверенной, но настроенная антисоветски. Монархии они не желали, Сталина — тоже. Ленин и нэп — вот что было их идеалом». Каров и другие коллаборационисты, чьи воспоминания приводятся в книге, убеждены, что Россия осталась патриархальной страной с темным, но доверчивым населением, способным за одно-два поколения превратиться в европейцев. Главное — не давить их, а дать раскрыться природным талантам».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Пряников: «В книге рассказывается об истории создания и функционирования РОА генерала Власова. Основу командования РОА составили «бывшие» и «лишенцы» — красные командиры, подвергшиеся репрессиям, дети белых, священников, кулаков и других категорий граждан, вычеркнутых из советской жизни. Многими двигали обида или ненависть к СССР, и эти настроения влияли на их представления о «новой России». Тем не менее «власовцы», безусловно, видели будущую Россию левой (скорее, правоэсерской), в которой основой экономики были бы кооперативы и артели. Авторы с сожалением признаются, что немцы (точнее, Гитлер и его окружение) разглядели в русских людей только к концу войны, в 1944 году, когда уже было поздно что-то изменить в ходе войны».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Пряников: «Книга написана, пожалуй, двумя лучшими специалистами России по коллаборационизму в ходе Второй мировой. Русская национальная народная армия (РННА) была первым коллаборационистским соединением во время ВОВ. Ее основателями стали русские фашисты (Ламсдорф, Иванов и др.), проживавшие в Германии. Однако через полгода их командования (сфера деятельности этой части располагалась в Восточной Белоруссии, Брянской и Смоленской областях) бойцы РННА — бывшие красноармейцы, сдавшиеся в плен немцами, — подняли бунт и потребовали себе «советское руководство» (бывших красных командиров). В книге хорошо показано, как за двадцать лет пребывания за границей эмигранты — особенно правые и крайне правые — совершенно разучились понимать русских людей. У них это получалось плохо и во время Гражданской войны; вот и в начале 1940-х белоэмигранты пытались насадить все те же ценности: монархия, церковь, сословность. Как и другие советские коллаборационисты, члены РННА тоже исповедовали народнические, социалистические идеи».
Афиша Dailyдобавил книгу на полкуГлавные книги про нацистов5 лет назад
Пряников: «В книге много рассказывается о русском самоуправлении на оккупированных территориях — о народном образовании, переходе от колхозов к артелям и единоличному владению землей, о новой культурной политике. Вопреки советской пропаганде (да и сегодняшней российской), которая заявляла, что «оккупантам не нужны были образованные славяне», дело обстояло противоположным образом: немцы очень большое внимание уделяли школам, так как считали их в первую очередь идеологическими учреждениями, готовившими из бывших советских людей «нового человека». Достаточно упомянуть, что учителя были первой по численности группой среди всех трудящихся на оккупированных территориях. Помимо всеобщего школьного образования (обязательного — 4 класса, по желанию — далее 7-классного) немцы приступили к созданию системы профессиональных учебных заведений (аналог ПТУ и техникумов). А вот высшее образование нацисты сочли для русских необязательным. Точнее, тут были свои особенности: они разрешили открыть «вузы» лишь по совсем небольшому перечню предметов — сельскому хозяйству и инженерным специальностям. К примеру, одно из таких учебных заведений был создано на базе Смоленского сельскохозяйственного института. Набор слушателей туда прошел в ноябре 1942 года. Немцы полагали, что высшее образование (кроме профессии агронома и инженера) могут получить только те русские, кто получил среднее специальное образование и при этом в совершенстве владеет немецким языком. Такую молодежь предполагалось отправлять на учебу в Германию и Чехию. Естественно, тогда бы они уже считались немецкими интеллигентами и по возвращении на родину собственным примером пропагандировали бы «общеевропейские ценности».
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз