Ох, уж этот 2017, Lelya Nisevich
Ох, уж этот 2017
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20173 месяца назад

Недавно вышедшие фильмы и сериалы о Шерлоке возродили народную любовь к Холмсу и доктору Ватсону. Многие перечитали любимые с детства книги и заинтересовались созданием эпопеи. Книга Кобрина заставляет глубже узнать и прочувствовать то время. Викторианская эпоха неожиданно близка нам - все-таки это не Средние века, герои живут в привычной и комфортной нам обстановке, легкий современный слог автора (и переводчика), такой детектив вполне мог бы жить и в наше время. Исследование автора обращает наше внимание на антураж книг о ШХ и позволяет узнать: почему автор выбрал именно эту историю, в чем её актуальность и злободневность?
PS Написано оч.занимательно

Шерлок Холмс и рождение современности. Деньги, девушки, денди Викторианской эпохи, Кирилл Кобрин

Кирилл Кобрин

Шерлок Холмс и рождение современности. Деньги, девушки, денди Викторианской эпохи

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 201714 дней назад

Сразу и не скажешь, что главнее в этой книге: фотографии или текст. То ли путевые заметки наблюдательнейшего Стейнбека обрамляют фото Роберта Капы, то ли - наоборот.
Книга - развенчание мифа о русских, наводящих ужас на весь мир и Америку в период "холодной войны".
На вопрос "хотят ли русские войны?" автор получает в городах и деревнях бескомпромиссный ответ - нет, конечно, нет. Русские как и американцы живут миром, надеждой (да так рьяно, что с грустью усмехаешься, что могут вырабатывать из нее энергию).
А еще эта книга о навязанных идеологиях и различиях восприятия между: иностранцами и русскими, правящей верхушкой и простым народом, и даже жителей разных советских городов: Москва, Киев, Сталинград, Грузия (чем южнее - тем свободнее).
Стейнбека гораздо больше интересуют не официальная политика и пропаганда, а сами люди. Общаться с ними проще, чем дальше от столицы. Южане добродушны и гостеприимны, москвичи (как и сейчас) несколько нервозны и под вечным давлением.
С жалостью оба "туриста" отмечают о нехватке техники для восстановления городов и деревень после войны (один бы бульдозер сюда), работы ведутся голыми руками. Государство же далеко от насущных проблем: музеи тому примером: Сталинграду посланы красивые знамена и письма, вместо оказания реальной помощи.
Автор пытается не писать о политической ситуации, но политика везде - пьесы в сельском ДК, бюрократизм и перекладывание ответственности, вмешательство "духов" в маршрут поездки. От паранойи и отчаяния спасают юмор и самоирония.
Без прикрас описано воздушном сообщении в СССР (устаревшая техника, отсутствие вентиляции и стюардесс с напитками). Верно подмечено и о "хороших" советских писателях, прославляющих советскую систему и получающих за это квартиры и машины, в Америке же хороший писатель обличает режим и недочеты государства.

Русский дневник, Джон Стейнбек

Джон Стейнбек

Русский дневник

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 201714 дней назад

Нонфикшн в стиле журнала cosmo, посвященный тяжелому бремени исследователей самой малоизученной и неотъемлемой части человеческой жизни. Секс - сколько тайн, домыслов и недопониманий вокруг тебя! Сколько исписано пергаментов и сломано копий об отношениях "м" и "ж" вне спальни - не спорю: проще писать об отношениях мужчины и женщины с морально-социально-этической стороны, нежели хоть чуток изучить техническую и физическую.
Человек - самое сложное "животное" для изучения, загнанное собственной этикой в угол. Но все же находятся ученые-смельчаки и подопытные "кролики" (чаще всего ими за монетку (иногда и во имя науки) оказываются жрицы и жрецы любви, от чего результаты могут слегка "грешить"). Большинство глав посвящено женщинам - мы гораздо более таинственные и сложноустроенные существа: женской виагры до сих пор не изобретено, увы!
Юмор автора спасает от пошлости и скучной статистики.

Секс для науки. Наука для секса, Мэри Роуч

Мэри Роуч

Секс для науки. Наука для секса

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 201714 дней назад

С первой страницы мы знакомимся с главным героем, рассказчиком и искальщиком Лазарем Гойхманом. Искальщик кладов в детстве, а затем и лучшей жизни в юношестве, мечущийся вместе со страной от плохого к хорошему и наоборот.
Декорации - безумное время 1920-30х гг., в котором были утеряны понятия семьи, правды, лжи, добра и зла. Время, оправдывающее все, в котором каждый стремился выжить, убежать от судьбы и, возможно, начать жизнь заново. Но от прошлого не убежишь - оно настигает и вяжет подобных "искальщиков" своими и чужими тайнами, паутиной молчания и лжи. Героям скорее сочувствуешь - время такое, нет у них выбора, кроме как вести двойную жизнь.
Изюминка текста - неповторимый местечковый украинский идиш - говор окрестностей Чернигова.

Искальщик, Маргарита Хемлин
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 201714 дней назад

Что-то среднее между художественным романом и документальной биографией с перевесом в сторону последней. С первых строк удивляет стиль письма, напоминающий школьное изложение со всеми недочетами речи - то ли косноязычность автора, то ли проблемы переводчика.
К сожалению иных материалов или дневников семьи Жабинских в русском переводе в открытом доступе не нашлось, хотя история сама по себе широко известная и интересная. Ради нее и стоит продираться сквозь не самый удачный текст: сухие военные факты которого разбавлены мимимишным описанием "домашних" зверушек и страницами дневников Антонины, той самой жены смотрителя зоопарка. Где-то к середине окунаешься в повествование и недочеты текста перестают яро бросаться в глаза.
Если же хочется эмоций и накала страстей - смотрите фильм.

Жена смотрителя зоопарка, Диана Акерман

Диана Акерман

Жена смотрителя зоопарка

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20172 месяца назад

Скромно лежащий в уголке московских книжных роман неожиданно оказался на 5 с плюсом.
50-70-е гг., золотые годы расовой нетерпимости и половой дискриминации в США. Американка Мэрилин, твердо решившая не быть домохозяйкой, как мать - единственная девушка на мед.курсе, влюбляется в преподавателя истории (и, увы, китайца!) Джеймса Ли. Они венчаются, переезжают подальше от родных и обзаводятся домом и тремя детьми. Американская мечта во плоти. Ирония судьбы - в стремлении не быть как мать, Мэрилин ею все же становится, как бы не пыталась временами бунтовать. Её супругу тоже нелегко - получив новую жизнь, он оторвался от своих корней и этот диссонанс будет преследовать его постоянно, своим в мире "белых" он так и не стал.
Роман начинается с пропажи их старшей дочери, Лидия, которую затем находят в пруду. Убитые горем члены семьи начинают собственное расследование. И открывается многое...
Книга о своеобщей недоговоренности. Молчание - не золото, да и слово - не серебро, если они скрывают иную, неудобную правду. Такое бывает, когда родители не видят своих детей за своими мечтами ("с бесконечной самонадеянностью сочиняя Лидии будущее, она ни на миг не могла даже вообразить, что этого будущего не случится. Что она хоть отчасти ошибается"), а дети так жаждут родительского внимания и боятся его потерять и замалчивают свои проблемы и желания. Когда семья кажется сплоченной только за обедом, а на самом деле давно не интересуется друг другом, погрузившись в собственные проблемы.
Все члены семьи Ли считают, что их судьба складывается неправильно и все можно изменить, если выполнить ряд определенных действий - переплыть пруд, уехать от своей семьи, перестать готовить. Но в жизни все так просто...

Все, чего я не сказала, Селеста Инг

Селеста Инг

Все, чего я не сказала

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20172 месяца назад

Первое впечатление - ерунда полная: умирает тетушка, впереди дележ наследства, описание скучного быта и мыслей нескольких семей...а потом ты вчитываешься и понимаешь, что у тебя в голове такой же хаос, и какие-то проблемы героев по-своему близки.
Прекрасный юмор, модные нынче попытки расширения сознания (с помощью семян неизвестной науке орхидеи), проблемные семьи, которые существуют только благодаря единому пространству, поиск отцов, супружеские измены, подростковые кризисы, инцесты, проблемы публичности - у каждого свои скелеты в шкафу.
Красной нитью через всю книгу протянута ботаническая тема, что человек - ошибка эволюции, зачем нужно было так долго и сложно развиваться, чтобы потом долго и мучительно искать себе пару , вместо того, чтобы просто разбросать семена вокруг. В книге достаточно много секса и мыслей о нем - и среди людей и среди цветов :)
Шикарнейший персонаж - целеустремленная мать семейства, Бриония, пытающаяся завязать с шопоголизмом (завтра, а сегодня скупающая полмагазина), сидящая на постоянной диете (запивая её вечером парочкой бутылок красненького и заедая картошкой), со спортом у нее тоже дело не ладится.

Орхидея съела их всех, Скарлетт Томас

Скарлетт Томас

Орхидея съела их всех

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20172 месяца назад

Читаешь и забываешь, как дышать. От боли, обиды и жалости: за детей, рожденных и нет, за женщин со сломанными судьбами, за семьи и за страну в целом. В какой момент сломался весь механизм здравоохранения? Или он всегда был хром; просто не сталкиваясь в жизни с серьезными болезнями мы этого не замечали.
Главная проблема медицины, что в России лечат не человека, а болезнь. Женщина лишь придаток к своей беде, поэтому можно без спросу показывать её студентам, убивать её больное дитя, совершенно не задумываясь о чувствах и желаниях матери - не в вмешивайтесь в процесс лечения! Мы вас так лечим, как умеем.
Но еще страшнее - окружающее общество. Мы привыкли замалчивать свои проблемы или что еще хуже - искать виноватых. Общество и церковь вменяют человеку в вину, что он заболел (автор тоже поначалу ищет причины случившегося в каких-то своих мыслях и действиях), так легче жить, когда кто-то виноват. Вместо дельных советов вполне образованные люди советуют помолиться Матронушке - вдруг само рассосется.
Страшно жить в стране, где этики нет ни у врачей, ни у психологов, ни даже у близких знакомых, не говоря уж о прохожих на улице.

Посмотри на него, Анна Старобинец

Анна Старобинец

Посмотри на него

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20172 месяца назад

2024 год. Дракон покидает свой пост. Операция "Преемник" провалена. В стенах правительственных учреждений идет скрытая битва элит за власть, а на улицах анархическое сражение оппозиции и сторонников правящей партии.
Скучно, пресно, да и язык написания оставляет желать лучшего.
Нормальных людей в романе просто нет, как будто взяли и испарились. В Москве остались только политические рептилии, живущие с целью - занять лакомый пост и не вполне благополучные семьи с московских окраин. И обе эти группы идентичны, разница только в языке и системе знаков - говори правильно и тебя примут за своего.
Все разговоры сводятся к "высоким" целям: идейность, нация, поиск национальной идеи (найдем - и все изменится). Идеи так и нет, и роман - очередное переливание философской воды с политическим подтекстом (такой обычный русский мужской диалог после пары рюмок). Получается, что никому она и не нужна. Живем же как-то без нее. Да и страна в целом никого не волнует. Перестали строить и мусор убирать, но жизнь-то продолжается.
Ни счастья ни светлого будущего в романе нет. Выборы проходят, все налаживается само собой и никто этого даже не замечает.
Каждая строчка романа так и кричит: сидите дети дома, не суйтесь в большую политику, вас просто используют, сами справимся без вас.
В авторство Суркова совсем не верится - какие-то политические тонкости имеют место быть, но дьявол в мелочах: вряд ли ему знакомы объявления про "Башкирский мёд" на стенах ДК.

Ультранормальность, Н.В. Дубовицкий

Н.В. Дубовицкий

Ультранормальность

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20172 месяца назад

Фантазия на тему фатализма, что вся наша жизнь не такая уж череда случайностей и живем мы по написанному свыше (пусть и текст появляется лишь на завтрашнее утро).
Все начинается в 1039 г. в Арле: не слишком удачливый сапожник покупает себе зонт и получает впридачу удивительную книгу, которая изменит его жизнь и сделает соучастником важных исторических событий. Хорошая задумка (похожая на "Шагреневую кожа"), но всегда хочется погрузиться в книгу полностью, а в последние главы верится с трудом.
Мораль: бойтесь исполнения своих желаний, у Богов (в данном случае - книги) свое чувство юмора. Надейтесь только на себя, трудитесь честно и не будете знать невзгод. Счастье не в долгой жизни, не во власти и даже не в богатстве. Любовь не купишь ни за деньги, ни волшебством.
Если вдуматься, то "Торговец зонтиками" - книга о самом несчастном человеке на свете. И ужас - представьте, что бы было попади эта книга в руки жадному и властному человеку?

Торговец зонтиками, Франсис Малька

Франсис Малька

Торговец зонтиками

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20172 месяца назад

Один из рассказов «Теллурии» превратился в полноценный роман.
Не столь отдаленное будущее после второй исламской революции, в котором смартфоны, а позднее - умные блохи заменили людям мозги и новым развлечением элиты стали стейки на первоизданиях классических книг, приготовленные поварами тайного сообщества book’n’grill. Уже не книги - поленца, придающие пикантный тематический аромат любому блюду: судачки на Мастере и Маргарите, осетр на Достоевском.
Сам по себе текст не перестал существовать, но облекся в новую форму, а старая стала музейным достоянием - и потому такой желанной к уничтожению. Власть над судьбой тома, его разрушение (еще и за большие деньги) приносит ВИПам нового мира непередаваемое наслаждение. Книга не просто сжигается; о, это целое искусство с переворачиванием страниц: медленно и мучительно уничтожаются следы несколько веков, которые видел её корешок и тысячи рук, оставивших отпечатки на листах. Но не каждая книга достойна такой смерти - на советской литературе и авторах 21 века не хотят готовить вовсе. Через какое-то время книги начинают спасать (т.к. их становится все меньше), но от этого страсть к их сжиганию усиливается, бизнес становится кровопролитным. И появляется идея с помощью молекулярной печи, размножающей один том в тысячу, превратить поленца в товар масс-маркета.
Сжигание книг, как символ - признак деградирования власти и государства, запрет на свободу слову и историческую правду. Ведь если нет первоисточника - любой текст можно переписать заново и выдать новый за истину.
Я считаю, что бумажная книга при любом раскладе не умрет в будущем: мир всегда будет делиться на тех читателей, кому важно не только содержание, но и форма, ощущения. Возможно, она станет новым винилом для ценителей.

Манарага, Владимир Сорокин
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20172 месяца назад

Тяжелая книга. Тяжелый фильм.
Много вопросов и никаких ответов.
Главный персонаж здесь - молчание.
Безмолвие скрывает или обнажает многое: страх, веру, силу. Молчания боятся, его хотят уничтожить. Болтуны всегда угоднее власти, потому что понятны ей. В человеке молчащем (Отец Родригес почти не разговаривает, повествование идет посредством писем) идет бесконечная скрытая борьба -
кем же стать? Мучеником-Иисусом или Иудой-предателем. В каждом верующем существует обе эти испостаси. Он может выбрать любую, насколько ему позволит совесть и вера. Стать предателем, но спасти несколько жизней или не отступить, наблюдая за казнями невинных? Вера непоколебима лишь в стенах монастыря, на воле же она всегда на распутье. В минуты страданий первым приходит вопрос: Почему Бог молчит, когда творится такая несправедливость? Почему в священных книгах он приходит на помощь одному, а сейчас молчаливо взирает на гибель множества своих сыновей? Вода вне монастыря тоже двулична. Она не несет свет и святость крещеным, а приносит им лишь смерть.
Сложно определить: есть ли Бог или нет, слыша в ответ лишь молчание. "Но если Бога не существует, разве смог бы человек вынести это жуткое равнодушие?"

Молчание, Сюсаку Эндо
Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20172 месяца назад

Акунин зачем-то решил примерить шапку Пелевина. Если вы читали «Лампу Мафусаила...», то примерно с середины начнет казаться, что уж больно знакомый сюжет: чекисты, инопланетяне, тайные общества, попытки изменить все, разбавленные капелькой личной истории (у Пелевина все же сюжет позаковыристее и наркотики получше).
Книга на 30% - исторический роман (дело Бляхина), на 20% - фантастический рассказ к которому так и просится иной финал (повесть Артура Свободина) и на 50% - утопический план "как бы нам обустроить Россию". Общее настроение романа: история повторяется (1930-е проецируются на 2010-е), к власти приходят не те, все плохо, так мы и будем ходить по кругу.
PS Очень хотелось бы прочесть хоть один российский современный роман без политики

Счастливая Россия, Акунин-Чхартишвили

Акунин-Чхартишвили

Счастливая Россия

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20172 месяца назад

Легко и с юмором, но бесполезно (2-3 умные мысли на книгу).
Книга про не ограниченных в средствах мамочек, которые на пару месяцев ездят на море, имеют в дополнение к бабушкам пару нянь, отдают детей на все модные развивашки, а сами идут в салон, ибо боятся, что муж их бросит. Почему-то примерно такая схема жизни вызывает бурное восхищение автора. Вдобавок все эти историю описываются с ярко-розовом свете, прям какой-то мюзикл - «Декрет в России», в котором все танцуют и улыбаются. Сдается, российские знакомые Майер хотели выставить себя в выгодном свете перед иностранкой и чуть привирали про свою жизнь и оптимизм в ней. На деле же все «мамочки» косо смотрят и обсуждают друг друга за глаза. В Европе/США как раз то критиковать не принято. Да и со сферой обслуживания у них все получше, а российское стремление разбираться во всем от медицины до образования - оно не от хорошей жизни же ш.
Единственное, что приятно - что с нас в чем-то тоже можно брать пример))

Shapka, babushka, kefir. Как воспитывают детей в России, Таня Майер

Таня Майер

Shapka, babushka, kefir. Как воспитывают детей в России

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20173 месяца назад

В прошлом месяце по ТВ состоялась премьера сериала по данной книге, но я не очень люблю сериалы, поэтому увидев интригующий тизер начала искать книгу - и нашла. Напоминает "Отчаянных домохозяек" - несколько семей, каждая со своей историей, часть которой открыта общественности, а часть - скрыта в семейном чулане. Только здесь больше развита не любовная, а "детская" тема - школьные неурядицы сводят одних героинь, а других разводят по разным углам ринга. Несмотря на несколько простецкую манеру письма - вполне добротная семейная драма с примесью детектива. Поднимает тему мужского насилия по отношению к женщине (не только семейного), при котором жертва боится и стыдится обсудить эту тему даже с ближайшими подругами, оправдывает насильника и считает, что все не так уж и плохо.

Большая маленькая ложь, Лиана Мориарти

Лиана Мориарти

Большая маленькая ложь

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20173 месяца назад

Иногда любви и семейной жизни нужны свидетели, которые не дают этим чувствам угаснуть из-за мелких неурядиц и близорукости партнеров. Иногда семьи и держатся только на этих людях, наши помощники значат для нас очень много, хоть мы и не придаем этому значения до тех пор, пока с ними что-то не случится. Таким свидетелем была синьора А. (Бабетта). Книга очень тосклива - так как с самого начала мы уже настроены на тихий уход со сцены одного из персонажей.

Черное и серебро, Паоло Джордано

Паоло Джордано

Черное и серебро

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20173 месяца назад

Подробно описана жизнь в СССР рядового человека в Москве с её трудностями - сложности с жильем, война и голод, гонения сначала на немцев, затем на евреев. Жизнь советского человека была заметно политизирована - даже не читая газет можно было ощутить политику властей лично на себе.
Детство и юность Лора (Ханна-Лора) описывает с множеством подробностей и большой охотой, чувствуется, что она лелеет эти чУдные для ребенка воспоминания (родительский взгляд на происходящее, думаю, был иным). Немногословность приходит с гибелью любимого отца и неудачным замужеством впоследствии. Взрослая жизнь описана скупо. Дневник наполнен личными чувствами и переживаниями.
Сравнивая с нашим временем, отмечаешь, как изменились взаимоотношения среди молодежи и их развлечения.
Сноска: мемуары были написаны для себя и внуков, которые решили, что они достойны того, чтобы быть прочитанными не только в семье. Думаю, многие были бы не против иметь бабушку, оставившую после себя не только устные рассказы, но и такие дневники))

Окнами на Сретенку, Лора Беленкина

Лора Беленкина

Окнами на Сретенку

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20173 месяца назад

Без пятерки по химии и биологии - даже не открывать. Если ищете легкого чтения и забавных историй - то это не ваша книга. Тут все серьезно и научно: яды - это вам не игрушка. Но человек сведущий для себя здесь ничего нового не найдет, поэтому сложно сказать, на какую именно аудиторию рассчитывал автор.
Тема раскрыта достаточно полно: есть и главы о природных ядах и о тех, которые создал человек, в свою очередь они подразделяются на меньшие категории. Натуральные яды были опасны для настоящего, современные яды опасны для будущего: они способны заставлять клетки мутировать и изменять структуру генов. Подробно описаны механизмы действия канцерогенов и токсинов на клетки.

Современные яды. Дозы, действие, последствия, Алан Колок

Алан Колок

Современные яды. Дозы, действие, последствия

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20173 месяца назад

Книга о непростых взаимоотношений детей и взрослых. О том, как наше детство влияет на то, кем мы станем в будущем. Возможно героиня (Брайд) не добилась бы успеха в жизни, если бы не хотела доказать своей матери, что та всю жизнь обижала её зазря, а возможно одобрение родных подняло бы её еще выше по соц.лестнице. Ради минутной материнское ласки она готова совершить тяжкое преступление.
Родители и дети по-разному воспринимают своё поведение и поступки - то, что родителю кажется логичным и верным, иногда ранит и калечит дитя. Возможно, не стоит заводить ребенка если ты внутренне не готов к этому и не умеешь беззаветно любить? Дитя ни в чем перед нами не виновато и не должно расплачиваться за подаренную жизнь, пытаясь соответствовать ожиданиям родных.
В книге подняты темы расизма, наcилия, педофилии - мира взрослых, калечащих чистые детские души.

Боже, храни мое дитя, Тони Моррисон

Тони Моррисон

Боже, храни мое дитя

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20173 месяца назад

Ироничный и местами неожиданный взгляд автора на русские сказки в контексте русской жизни и бизнеса. Публиковались как авторские колонки в газете "Ведомости". Чтиво развлекательного характера для тех, кто подзабыл, что в них написано. Закоренелым патриотам и русофилам не рекомендую, автор не всегда благосклонен к русскому менталитету

Код Горыныча. Что можно узнать о русском народе из сказок, Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин

Код Горыныча. Что можно узнать о русском народе из сказок

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichдобавила запись на полкуОх, уж этот 20173 месяца назад

Одна поездка на автомобиле на похороны умершего друга семьи, которая заставляет пожилую семейную пару пережить свой брак заново. Вторую половинку не изменишь, но мы ведь любим её/его такой/таким как есть? И прошлого не изменишь - история не знает сослагательных наклонений. Нужно не обманываться придуманным себе и другим чувствам и желаниям (как Мэгги), а жить настоящим. Разочарований и ошибок будет в разы меньше (так считает Айра). Как и в жизни: в романе нет больших катастроф и трагедий, лишь каждый брошенный друг в друга камушек рисует круги больше или меньше на озере чужой жизни. Отдельным эпизодом - попытка Мэгги вмешаться в жизнь давно выросшего сына в соответствии со своими ошибочными (в лучшую сторону) представлениями о нем.
Минус: плохой перевод (один клинекс чего стоит)

Уроки дыхания, Энн Тайлер

Энн Тайлер

Уроки дыхания

fb2epubzip
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз