Длинный список премии «Просветитель» — 2018

Премия «Просветитель»
Премия «Просветитель»
12Книг220Подписчиков
Лучшие научно-популярные книги года, вошедшие в длинный список «Просветителя». Короткий список будет объявлен в начале октября. О книгах рассказывает сопредседатель оргкомитета премии Александр Гаврилов.
Премия «Просветитель»
Премия «Просветитель»добавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Победитель в номинации «Естественные и точные науки». Книга Ястребова претендует на абсолютную полноту: начиная с химии жизни (как устроено, что жизнь вообще возникла в мире, в котором живого не так уж много) и заканчивая историей формирования жизни на планете Земля. Этот тотальный подход, конечно, ошарашивает: болезненно чувствовать себя малой частью огромного исторического процесса, который начинается, очевидно, в непроглядной древности на этапе формирования планеты и ее биосферы, а заканчивается далеко за пределами нашей жизни. Сложно поверить в то, что жизнь не нами начинается и не нами заканчивается.
Но мне кажется, что только так можно правильно осознать свое место и в должной мере оценить крошечный миг, который каждому из нас достался, который мы можем заполнить ежедневной суетой или работой мысли. (Александр Гаврилов)
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Вошла в шорт-лист в номинации «Естественные и точные науки».

Эта книга, казалось бы, о прошлом. Но в действительности современная палеоантропология, то есть изучение жизни древних хомо, открывает нам нашу собственную историческую биографию. Все живущие на планете так или иначе связаны с этими байками из грота. И я считаю, что книжка необыкновенно хороша и своевременна.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Вошла в шорт-лист в номинации «Естественные и точные науки».

Книга молекулярного биолога и научного журналиста Ирины Якутенко замечательно называется: читатель ожидает, что он сумеет себя оправдать (почему я вчера съел тортик? это был не я!) и найти способы преодоления. На самом деле анализ структур человеческого сознания и их материального носителя в последнее время чрезвычайно продвинулся. Развитие нейробиологии позволило нам гораздо лучше понять, как привычки формируются, как соблазны функционируют, почему воля и самоконтроль — такое слабое оружие в нашей человеческой жизни и что мы можем с этим сделать.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Вошла в шорт-лист в номинации «Гуманитарные науки».

Эта книга целиком посвящена той Кавказской войне, на которой воевал Лермонтов, той, которая оказалась местом действия существенной части русской литературы начала XIX века, той, которая почти ушла в прошлое и очень редко упоминается людьми, не живущими на Кавказе. Но именно эта война, по сути, определяет очень многое в сегодняшней русской жизни. Присоединение Кавказа русским войском под командованием графа Воронцова и подавление местного сопротивления сформировали тот тугой политический узел, который, по большому счету, не развязан до сегодняшнего дня. Книга Амирана Урушадзе — при том, что она говорит об очень далеких временах — помогает нам понять, почему все так в сегодняшнем дне.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Вошла в шорт-лист в номинации «Гуманитарные науки».

Россия в отличие от многих государств Европы сегодня устроена примерно таким же образом как к началу XIX века. Понятно что от Российской Империи отпадали какие-то части в ходе революции 1917 года, в ходе событий 90-х годов. Но сегодняшняя Россия во многом является наследницей того государства. Что это дает нам сегодня? В чем это помогает России существовать в XXI веке? В чем мешает? Какие вызовы ставит перед нами? Я очень рад, что Иноземцев задает эти вопросы и пытается на них отвечать. Его публицистическое перо и ясная голова получили замечательное приложение в этой книге.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Книга Борислава Козловского относится не только к российской действительности, хотя мы в этом смысле похожи на весь остальной мир. Книга «Максимальный репост» рассказывает о том, почему нас легко обмануть в соцсетях и что такое «фэйк ньюс», о которых все говорят. Я обнаружил, что только конференции на эту тему проходят от южной Африки и Австралии до Канады и русского Дальнего Востока. Борислав Козловский — научный журналист, очень много работает в этой области. И его подход к «фэйк ньюс» гораздо более аналитичный, чем у других исследователей. Обычно искаженные новости оценивают с позиции этики: хорошо или плохо. Но практика показывает, что применительно к «фэйк ньюс» такой критерий бесполезен. Да, плохо, все согласились, а что дальше? Козловский подходит к «фэйк ньюс» с точки зрения функционирования. Откуда они берутся? Почему они так влиятельны? Что с этим можно делать? Вот такой практический подход с точки зрения теории информации и просто теории человеческого внимания кажется мне гораздо более интересным и гораздо более продуктивным.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Думая о создании Земли, мы в первую очередь представляем его как некий геологический процесс: горячая планета, на ней вулканы, движение тектонических плит. Мы редко задумываемся, что в действительности структуры, из которых состоит почва, полезные ископаемые и опорные элементы, в большой мере являются отражением жизнедеятельности организмов далекого прошлого. Андрей Журавлев — палеонтолог, доктор биологических наук, профессор кафедры биологической эволюции биофака МГУ — рассказывает, как на сегодняшней планете мы видим результаты жизни организмов былых эпох. Дико интересный подход, очень историчный. И книжка написана вполне популярно.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Название этой книги немного нас обманывает. «Как работает» часто используют в научно-популярной литературе или научной журналистике: надо взять что-то непостижимое (скажем, генетические ножницы метода CRISPR-Cas) и попросить компетентного человека рассказать, как это работает. Он расскажет, а слушатели никогда это знание не применят.
Но со Вселенной обманность этого подхода особенно заметна: не мы можем разместить нашего внутреннего наблюдателя неподалеку от какой-нибудь черной дыры. Может быть, могли бы, если бы эта конструкция была однозначно ясна хотя бы самим ученым.
Эта книга позволяет человеку пройти путь от абсолютно бытового знания, доступного в опыте, к абсолютно умозапредельным категориям, которые описывают наше сегодняшнее понимание вселенной. Это замечательный читательский опыт, рекомендую его всякому, у кого есть хотя бы пара месяцев на чтение этой книги.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Книга Ивана Куриллы вышла в серии «Что такое Россия?» Нового литературного обозрения, и здесь есть три важных «научно-популярных» момента: во-первых, само издательство НЛО на протяжении долгих лет держит высочайший уровень стандарта развития и описания состояния гуманитарных наук. Во-вторых, имя Ивана Куриллы, сотрудника Европейского университета в Петербурге и одного из крупнейших на сегодняшний день историков и политологов. В третьих, примечательна серия, собирающая исторические описания важных в сегодняшнем дне трендов, которые определяют сегодняшний момент из исторического прошлого.
Эта книга полностью посвящена истории отношений: взаимного притяжения и отторжения Америки и России. Может быть, мы мало представляем себе, насколько американский опыт был важен для России, особенно в начале XX века. Европа — колониальная Англия, колониальная Франция, колониальная Голландия — была ядром старого мира. Там разворачивалась вся политика, там принимались основные экономические решения. А Америка, как и Россия, находилась на окраине, и потому энергичное развитие Америки всегда было для России образцом.
Курилла смотрит на эту проблематику через двойную оптику: историка и нашего современника. Книга блистательная и часто обидная.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Формально эта книга является описанием советского прокатного кино — того, что показывали в разных советских кинотеатрах. Большая часть этих фильмов, разумеется, не достойна упоминания по своим киноведческим свойствам, но Горелов находит замечательный ракурс: он говорит о массовом советском кинематографе не с точки зрения высокого искусства и вечности, а с точки зрения того, что это массовое искусство говорит о своем зрителе и стране, в которой эти фильмы крутили.
Книга очень смешная, очень легко написанная — тот редкий случай, когда над научно-популярной книгой постоянно приходится смеяться.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Ольга Арнольд, как это сейчас модно, пытается разоблачать мифы (могут ли звери предсказывать цунами, есть ли у них сверхспособности). Но мне эта книга кажется чрезвычайно милой, потому что воплощает совершенно особый способ рассказывать о животных, с которого научпоп начинался в жизни многих из нас. Что-нибудь вроде Дарелла или других настоящих зоологов, которые рассказывают, как на самом деле устроены животные и наше общение с ними.
Александр Гаврилов
Александр Гавриловдобавил книгу на полкуДлинный список премии «Просветитель» — 20182 года назад
Эта книга вышла в серии Постнаука, замечательного проекта, который, кажется, на заре своего формирования хотел отойти от книжного знания, но именно к нему все же вернулся.
Она посвящена развитию лингвистики. Удивительно, как языкознание, начавшееся с простого наблюдения за тем, как люди разговаривают или переписываются. сегодня пришло в точку почти полной компьютеризации и очень глубокого проникновения в структуры языка и мышления.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз