Что в чёрном ящике: любимые книги знатоков «Что? Где? Когда?»

Молодёжный кубок «Дружба народов»
Молодёжный кубок «Дружба народов»
Предложение действительно до 31 декабря
3месяца
премиум-подписки
за 0,99 $ 29,97 $
только для новых читателей
Знатоки телевизионного клуба «Что? Где? Когда?» рассказывают о книгах, которые их вдохновили, чем-то порадовали и просто оставили след в памяти. Эти книги написаны авторами из разных стран, рассказывают о разных народах, но вовсе не разъединяют, а наоборот — объединяют — читателей в их извечном интересе к познанию.
Максим Поташев:

Начну с классики. Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Великая поэма, которая для меня стоит в одном ряду с «Песней о Нибелунгах» или «Словом о полку Игореве». Однажды я написал вопрос, требующий минимального представления о сюжете «Витязя», и был поражен тем, что очень немногие знатоки с ним знакомы. Это грустно.
Пожалуй, этой эпической поэмой я ограничусь, хотя мог бы включить в список разные эпосы - и «Калевалу», и «Давида Сасунского», и «Шахнаме». Но попробую вспомнить книги других жанров.
Максим Поташев:

Мой отец некоторое время работал в Литве, поэтому я провел там часть детства. До сих пор помню некоторые литовские слова и теряю волю при виде цеппелинов. И конечно, у меня есть любимый литовский автор. Его зовут Григорий Канович. Сейчас он живет в Израиле, но большинство его книг — о Литве начала XX века.
Максим Поташев:

Еще одна страна из детства — Армения. Впервые побывал там в 13 лет. Так получилось, что я перед этой поездкой прочел несколько книг Раффи и мог поддержать разговор об армянской истории. Армянских коллег отца это впечатлило, и когда мы уезжали, они мне подарили целую библиотеку, книжек 15, в основном — того же Раффи. Его настоящее имя — Акоп Малик-Акопян, он жил в XIX веке и в своих книгах описал ключевые моменты истории Армении. Моя любимая — «Самвел», о персидском нашествии в IV веке.
Самвел, Раффи
Раффи
Самвел
  • 112
  • 2
  • 4
Бесплатно
Максим Поташев:

И снова книга из детства — «Пареньки села Замшелого» Андрея Упита. Как сказано в аннотации, «история о том как два паренька с маленького хутора вместе с местным отправились на поиски волшебного медведя». Вряд ли мне пришло бы в голову купить или взять в библиотеке такую книжку, но она стояла дома на полке, поэтому я ее прочел. А потом прочел еще несколько раз, поскольку она оказалась совершенно замечательной. А Упит, как я узнал потом, классик латышской литературы, написавший немало серьезных взрослых книг. Они тоже хороши, но эта осталась любимой.
Максим Поташев:

В качестве бонуса — еще одна книга из Латвии. Надо же и что-то современное вспомнить. «Сантехник, его кот, жена и другие подробности» Славы Сэ (Вячеслава Солдатенкова) — это сборник коротких историй, которые изначально были опубликованы в блоге автора. У этого блога множество преданных читателей, поскольку Слава Сэ не только обладает замечательным чувством юмора, но и действительно умеет писать.
Борис Белозёров:

Я решил разделить книги, которые советую, на две категории: для короткого поезда/самолета (скоростной экспресс или один вечер/ночь, либо же полтора-два часа в полете) и для длинного (сутки в вагоне или несколько часов над облаками).

(рекомендую для «длинного» самолета)

Пророк современности, Талеб переворачивает восприятие мира, к которому мы привыкли. Особенно явно это ощущается в самолете — ведь при всех наших страхах, полеты на современных лайнерах безопаснее почти всего в жизни. Это книга о когнитивных искажениях, о том, как попытаться увидеть реальность такой, какая она есть, о разумном скептицизме – и приправленная, что приятно, немалым количеством интересных ироничных замечаний и даже легким восточным колоритом.
Борис Белозёров:

(рекомендую для «длинного» поезда)

Знаменитая книга Айнд Рэнд, хотя и критикуемая многими за примитивизм и «черно-белость», тем не менее, остается в числе наиболее популярных романов в мире. Под стук колес промышленная романтика «Атланта» читается легче и динамичнее. Особенно удовольствие доставит, оторвавшись от книги, выйти ночью на станцию, посмотреть на звездное небо и на секунду поверить в бесконечные возможности человека. А потом прийти обратно на свое место и, уснув, видеть радостные светлые сны о вечном прогрессе и совершенстве.
Борис Белозёров:

(рекомендую для «короткого» самолета).

Взлетая в небо, всегда невольно задумываешься о жизни и ее смысле. Курт Воннегут умеет давать ответы на эти вопросы, притом в ироничном и изящном ключе. Небольшая история о конце света, о человеческой мудрости и глупости, об ответственности и небрежности. «Четырнадцатый том сочинений пророка Боконона озаглавлен так: «Может ли разумный человек, учитывая опыт последнего миллиона лет, питать хоть малейшую надежду на светлое будущее человечества?» Прочесть Четырнадцатый том недолго. Он состоит всего из одного слова и точки: «Нет».
Борис Белозёров:

(рекомендую для «короткого» поезда)

Ну, как же в этом списке обойтись без одного из самых известных детективов в мировой истории. Особенное удовольствие вы получите, читая его зимним вечером, когда сумерки уже сгустились за окном и лишь свет лампы над вашим местом озаряет пространство вокруг, а за окном проносятся заснеженные леса. В романе вас будет ждать в первую очередь потрясающая атмосфера и искусно выписанные декорации старой Европы – той, которую в современном мире уже не застать. Впрочем, если вы незнакомы собственно с детективным сюжетом, я искренне вам завидую, потому что в конце романа вас будет ждать одна из общепризнанно лучших развязок в детективном жанре. Небольшая опера, сбежавшая с театральных подмосток прямиком в роскошный поезд, мчащийся по европейским просторам.
Борис Белозёров:

(рекомендую везде)

Цикл новелл Вудхауза о приключениях невозмутимого дворецкого Дживса и его милого, но бестолкового нанимателя аристократа Бертрама Вустера поднимет вам настроение, где бы вы ни были. Можно прочитать их залпом за раз, можно читать по одной. Английский юмор и замечательный колорит межвоенной эпохи позволят отвлечься от всего, что происходит вокруг, и любая дорога пролетит.
Алёна Блинова:

Думаю, каждый из нас хотя бы раз в жизни смотрел фильм или читал книгу, где обитатели фантастической вселенной, выдуманных планет или воображаемых глубин говорили на своём незнакомом языке. Но языки выдумывают не только затем, чтобы оживить инопланетян и поразить неискушённых читателей: кто-то делает это, чтобы заставить человечество мыслить лучше (быстрее, логичнее или, напротив, абстрактнее), кто-то — чтобы успешнее торговать с соседями. Как придумать свой язык? И сможет ли он когда-нибудь соперничать с естественными или же обречён на забвение? Об этом увлекательно, через примеры, задачи и аналогии рассказывает лингвист Пиперски. Конечно, специалистам книга будет чуть понятнее, но и для первого знакомства с наукой о языках тоже вполне подойдёт.
Алёна Блинова:

В подростковые годы мне, как и большинству сверстников, хотелось быть не такой, как все. Мы дружно диагностировали у себя психические расстройства и кичились этим: «Смотрите, я ненормальный! Я особенный!» С возрастом же это отношение переродилось в дикий, почти животный страх психических расстройств, у кого бы они не проявлялись. Эта книга Варламовой и Зайниева помогает отделить страх от научных фактов и научиться относиться к болезням психики просто как к ещё одному виду болезней, сродни ангине или растяжению. Возможно, многие из тех, кто в детстве гордился своей ненормальностью, и правда страдают от каких-то расстройств - но в этом нет ничего сверхъественного и уж точно никаких причин для трагедии. Если вам кажется, что с вами что-то не так, прочитайте эту книгу, успокойтесь и сходите наконец к психотерапевту.
Алёна Блинова:

Эта книга будет интересна всем, кто небезразличен к языкам, - от любознательных школьников до профессиональных лингвистов. Доррен отмечает яркие и неожиданные особенности европейских языков, сравнивает их, попутно рассказывая о знаменательных страницах их истории. Вероятно, вы и не задумались бы никогда о том, как много тайн и невероятных пересечений кроется в столь привычных нам языках.
Алёна Блинова:

Советую читать эту книгу тем, кто хочешь лучше понять, как устроен мир и почему некоторые процессы в нём, абсолютно нелогичные на первый взгляд, имеют под собой серьёзные причины. Иными словами, рекомендую читать её всем. При всей глубине заявленной темы, книга написана легко и с юмором, и ты перелистываешь страницу за страницей, с любопытством ожидая, какую же ещё загадку окружающего мира приберегли для тебя авторы.
Алёна Блинова:

Нина Берберова — одна из чуть менее известных фигур того, что мы называем литературой русской эмиграции. На мой взгляд, вниманием её обходят незаслуженно: «Курсив мой» — очень живая, трогательная и ироничная автобиография Берберовой в коротких рассказах, лёгкими мазками рисующих картину русской эмиграции во Франции. А сквозь эту лёгкость на тебя, стоит чуть вчитаться, смотрит трагедия людей со сломанной судьбой, потерявших своё место в жизни и не нашедших, в сущности, ничего, кроме бесплодных попыток привязаться. Рекомендую читать Берберову всем, в особенности — тем, кто свято верит в то, что где-то там обязательно лучше, чем здесь.
Михаил Малкин:

Будапешт — самый нетуристический туристический город Европы. Если несчастные пражане вытеснены толпой на окраины, а Лондон разросся так, что вместит всех, то столица Венгрии все-таки остается обжитым самими венграми городом, куда — так уж и быть — пускают погулять чужих. Анна Чайковская живет в Будапеште и пишет о маленьких и незаметных его деталях: о том, что придает этому городу его собственное лицо. О том, что Будапешт, возведенный чуть ли не с чистого листа в конце XIX века, так и остался памятником Европе, которая могла бы произойти, если бы не Первая мировая и всё, что было за ней. Эта книга написана с любовью к странностям — назовем это так — венгров, которые, например, придумали свои слова для интернациональных «кино» и «парламента», но называют чай — tea (очень уж это редкая штука в кофейном Будапеште).
Михаил Малкин:

Про Венецию всё важное сказал еще Томас Манн в хрестоматийной новелле. В четких стихотворных границах и чуть подробнее разъяснил Бродский («Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней// мелких бликов тусклый зрачок казня// за стремленье запомнить пейзаж, способный// обойтись без меня»). Культурологический анализ чуть ли каждой кампо дал в «Особенно Венеция» Ипполитов. И все равно еще осталось. Такой уж город. Так что, когда все китайские туристы послушно в 8 вечера уедут на материк, а вы только-только выйдете из какой-нибудь случайно остерии в Каннареджо, чтобы у стен одной из сотен церквей смотреть, как пинают мяч местные мальчишки, раскройте эту книгу и доберитесь до глав, повествующих о средневековом враче и шпионе Гривано. Он начнет свой путь от Собора Санта-Мария-э-Донато на Мурано, а это, честное слово, отличный выбор!
Михаил Малкин:

Мариуш Щигел — польский чехофил (впрочем, я встречал это странноватое на вид определение только в его же книгах, так что, возможно, он единственный такой человек). Его книга о том, что чехи — вовсе не добродушные любители выпить пива, какими их хотели бы видеть приехавшие на уик-энд туристы из России. Чехи и Чехия — это мрачный абсурд Кафки, сжигающий себя во имя свободы Ян Палах и отбивающиеся до последнего патрона ликвидаторы Гейдриха. «Готтленд» — книга о страхе быть собой и гордости, которая не позволяет этому страху убить себя до конца. А еще о том, что Чехия — это не только Прага, но и, например, Злин с идеальным городом, выстроенным для рабочих завода обувного магната Томаша Бати.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз