Читатель Толстов

Владислав Толстов
Владислав Толстов
79Книг

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Мелькание литературных пейзажей. Рецензии из блога Владислава Толстова http://baikalinform.ru/chitatelb-tolstov/blog
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстовв прошлом месяце
Это книга не совсем научная — строго говоря, это мемуары человека, который много лет проработал пилотом международных авиалиний. Но это поразительное чтение. Человек настолько влюблен в небо, настолько его прет до сих пор само ощущение полета, что он написал, может быть, самую поэтичную книгу об этом. Заодно рассказав массу мелких деталей из земного и небесного повседневного обихода пилотов, аэродромов, диспетчерских служб и самолетов. Например — «когда я впервые увидел самолеты вблизи, я был поражен тем, что флаги на них иногда изображают зеркально. На правом боку самолета звезды американского флага оказываются не в левом верхнем, а в правом верхнем углу, Южный Крест австралийского флага дрейфует влево, а месяц с сингапурского флага не убывает, а растет. Это необходимо для того, чтобы изображение флага в полете двигалось так же, как двигался бы настоящий флаг». Или рассказ о том, как самолеты взвешивают, чтобы проверить правильность расчетов касательно расходов топлива. Только учитывая аэродинамические свойства объекта, взвешивание всегда проводится в наглухо закрытом ангаре, даже легкий ветерок может повлиять на точность измерений. И, кстати, есть там и про нас, про Россию: «Я привык мерить страны временем полета. Помню, как удивился, поняв, что на Алжир требуется не менее двух часов. Тогда я попросту не знал, что это самая большая страна в Африке. Таким же сюрпризом — по дороге в Японию — стала для меня Норвегия. Я был убежден, что север Европы занят исключительно государствами-крохами, но чтобы пересечь страну фьордов, тоже понадобились целых два часа. Францию я обычно пролетаю примерно за час, как Техас или Монтану. Бельгия с хорошим попутным ветром — это четвертьчасовая страна. Россия — семичасовая. О ней проще сказать: страна на весь день или на всю ночь». Очень хорошая книга.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов3 часа назад
В прошлом году издательство «Рипол Классик» выпустило книгу Каролин Ларрингтон «Зима близко: мир «Игры престолов». Можно считать, что этот сборник (а это именно сборник статей известных психологов) является продолжением освоения темы «Игры престолов». Точнее, уникального для современных медиа феномена массовой популярности этой постановки. Авторы статей сборника разбирают психологические мотивации персонажей «Игры престолов» и описывают их поведенческие «профили», как если бы это были не выдуманные сущности, а реально существующие люди. Я должен признаться, что «Игру престолов» осилил только один сезон, но как-то работал в одном проекте с людьми, которые этот сериал просто боготворили. В книге есть интересные наблюдения, объясняется, например, почему в саге так мало счастливых браков. Потому что «Игра престолов» при всем своем сказочно-средневековом антураже отражает некие тенденции в современном обществе. И еще интересное замечание: психологам смотреть «Игру престолов» крайне интересно, потому что там про отношения, а вот историки и экономисты морщатся — там сплошные косяки по их части.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 дня назад
Эта книга показалась мне очень похожей на книгу Норберта Больца «Размышление о неравенстве. Анти-Руссо» — хотя и по объему, и по концентрации мыслей она будет скромнее. Довольно небольшая брошюра, в которой собственно текст Игнатьева занимает половину, а оставшееся место отведено под комментарии его идеологических оппонентов. Майкл Игнатьев, как я понял, поднимает тему не то чтобы актуальную — я вообще по этой теме не встречал никаких дискуссий. Он говорил о правах человека, которые в какой-то момент из прогрессивного понятия, действующего на благо цивилизации, превратились в тормоз развития. Причиной тому, по мнению Игнатьева, — отсутствие четких границ, до которых простираются права человека. «Твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого» — этот принцип больше не работает, потому что позволяет любому «другому» забрать столько свободы, сколько хочется. В итоге универсальный гуманизм превращается в идеальную питательную среду для злоупотреблений, и роль ООН как всеобщего контролера за соблюдением прав человека сильно переоценена. Вообще же интересно было бы прочесть другие мнения по этому поводу. Всеобщая декларация прав человека была принята 70 лет назад, мир с тех пор сильно изменился, хорошо, что теперь стали говорить на тему того, есть ли смысл в правах человека, и какие именно права являются важными. Полезная книга.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов9 дней назад
Вот можно ли написать книгу о птичьих яйцах? Оказывается, можно. И не просто книгу, а невероятно занимательный научно-популярный трактат, где рассмотрены все мельчайшие нюансы, связанные с яйцами, их высиживанием, их расцветкой, и даже процессу вылупливания птенца посвящена отдельная глава (кто ж знал, что у разных типов птиц птенцы вылезают из яйца, применяя самые разные стратегии). Книга не просто великолепна — она восхитительна, и четыре страницы сплошных восторженных отзывов в начале книги нас не обманут — такие книги запоминаются надолго. И оставляют буквально ворох полезных сведений — ну, например, какова роль белка в яйце или возможно ли высидеть яйцо без птицы: «Известен, по меньшей мере, один случай, когда человек «высидел» птичьи яйца: «птицелов из Алькатраса» Роберт Страуд, которого в 1909 г. приговорили к пожизненному заключению за убийство, за время пребывания в тюрьме вывел птенцов домового воробья и канарейки, держа их под мышкой внутри защитной чаши из лейкопластыря». Не говоря уже о таких поразительных, сносящих крышу сведениях, что птичьи яйца…разговаривают друг с другом! «Маргарет Винс, исследовательница из Кембриджа, в 1960-е гг. решила эту проблему, обнаружив, что яйца «разговаривают» друг с другом. Держа вплотную к уху яйцо японского перепела, из которого вот-вот должен был вылупиться птенец, она смогла расслышать специфический щелкающий звук. Этот звук птенец издавал в интервале между десятью и тридцатью часами после того, как впервые наклюнул скорлупу, и Винс пояла, что именно так яйца в одном гнезде подают сигналы друг другу и синхронизируют свои действия».
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов11 дней назад
Совершенно точно, что Антон Первушин — главный в России эксперт «по космосу», автор множества книг, постоянный гость разных шоу, где обсуждаются проблемы космической отрасли. В любом случае, Первушин и должен был написать книгу о «космических мифах», собрав под одну обложку все предрассудки, суеверия и легенды, связанные с космосом. Что к нам прилетали инопланетяне в далекой древности, что Гагарин не летал в космос, что НЛО существуют, что американцы не высаживались на Луне, и далее по списку — набралось почти три десятка тем. Каждой посвящен обстоятельный очерк, в котором Антон Первушин излагает аргументы сторонников мифа, а потом блестяще разносит их, приводя научные данные. Книга поразительна еще и тем, что Первушин, как человек глубоко в теме, говорит не только о событиях, но и о тенденциях. Например, почему в Советском Союзе наглухо была запрещена тема обсуждения НЛО? Потому что само существование инопланетных цивилизаций противоречит марксистской теории и советской практике. Советские люди представляют собой самое прогрессивное общество, и если инопланетяне еще более прогрессивные, они должны быть коммунистами, а почему они тогда летают и не вступают в контакты с местными коммунистами? Все это сейчас выглядит бредом, фантастическим бредом, но именно такой концепции придерживалась советская «космическая цензура». Книга невероятно интересная!
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов15 дней назад
Еще одна великолепная новинка от издательства «Фантом Пресс» (иссякнут ли когда-нибудь похвалы благодарных читателей в их адрес? Ну, их надо хвалить, «фантомов», они лучшие в сегменте переводной прозы сегодня). 1932 год, по речке Сепик, что находится в Папуа-Новой Гвинее, движется лодка с семьей антропологов Фен и Нелли, американцев, и их новым знакомым Эндрю, он тоже антрополог, из добропорядочной британской семьи. Отец Эндрю был известным биологом, а антропологию он вообще за науку не считал, поэтому Эндрю фактически сбежал к папуасам, подальше от дома. А тут им приходится изучать обычаи папуасов вроде выбрасывания крокодилам первенцев-младенцев или выкапывания черепов родственников, чтобы сделать из них красивый амулет на праздник. Эндрю между тем влюбляется в Нелл, она отвечает ему взаимностью, вся эта любовная лихорадка пульсирует под ритм папуасских барабанов, отмечающих непонятно что. Совершенно поразительный роман — этнография, лирика, наука, позднее британское викторианство, встреча джентльмена с варваром, кровавые сцены, которые не забудешь никогда. И все это (сам сюжет) описывает реальную историю из жизни реальной женщины-антрополога, Маргарет Мид.
Эйфория, Лили Кинг
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов21 день назад
А вот это совершенно гениальная книга. Молодого британского майора назначают военным комендантом Гамбурга, он приезжает в дом, который для него должны были освободить, а там живут старые хозяева — старый архитектор и его дочь. И жена майора решает — да пусть живут. Только дело происходит в 1946 году, позади война, немцы ненавидят англичан, англичане ненавидят немцев, жена военного коменданта потеряла ребенка при бомбежке, у архитектора погибла жена, его дочь убежденная активистка гитлерюгенда, и вообще все только и ждут случая, чтобы плюнуть врагу на спину. Великолепная военная драма — хотя, конечно, не военная, а поствоенная, оккупационная, о том, как врага, даже раздавленного и поверженного, лучше держать на расстоянии. Потрясающие сцены послевоенного быта (автор родился через 40 лет после войны, но тщательно изучал источники). Особенно мне понравился анекдот о послевоенном разделе Германии: «американцам достались виды, французам вино, русским фермы, а нам, парни, — руины». Книга вышла к российской премьере фильма, который снят по роману «Последствия», с Кирой Найтли в главной роли. Не знаю, как фильм, но роман отличный, на редкость отличный — и психология, и детали, и запоминающиеся герои, все есть.
Последствия, Ридиан Брук
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов16 дней назад
Замечательно дождаться нового романа Жана-Кристофа Гранже — и вдвойне замечательно вспомнить, что три года назад я был буквально ошарашен его «африканскими» триллерами «Лонтано» и «Конго Реквием». Именно у Гранже я вычитал, что все эти разговоры о том, как-де страдали негры в английских колониях, всякие там хижины дяди тома — фигня полная. Самые страшные и кровавые непотребства происходили там, где управляли французы, почитайте «Лонтано» — наизнанку выворачивает такое чтение, а между тем Гранже уверяет, что писал по следам реальных событий. Новый роман, к сожалению, не про Африку: детективу Корсо поручают расследовать убийство двух стриптизерш из ночного клуба. Он сразу обращает внимание, что трупы как-то художественно лежат — и подозревает, что за всем этим скрывается художник, отсидевший 17 лет и теперь устраивающий такие аттракционы для Корсо, который когда-то его посадил. Самое интересное в романе — подробные похождения по миру японского подпольного искусства, все эти наслаждения болью и искусство связывания жертв. Хотя это и не самый сильный триллер у Гранже, должен заметить.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов18 дней назад
Ну да, я тоже вздрогнул, прочитав имя автора. Но нет, это не Михаил Ходорковский, а его американский почти тезка, профессор истории. И книгу о том, как Россия расширялась на Восток, поглощая и покоряя немирные кочевые племена, он писал десять лет! Ходарковский сделал «отправной точкой» своего исследования очень интересную мысль: две крупнейшие империи до возвышения Московского царства, Византийская и Римская, погибли потому, что не смогли противостоять ударам извне, набегам воинственных племен турок, сельджуков и прочих вандалов. Русь в свое время едва не погибла от нашествия именно восточных племен, поэтому освоение земель восточнее Урала было не только вопросом приобретения новых территорий. Да и сама эволюция отношений с восточными соседями заслуживает того, чтобы о ней написали такую книгу: сначала пришедшие с востока считали русских своими подданными, потом воевали с ними, а потом признали их власть. Интересные факты: «Хотя кочевые всадники в основном были по-прежнему вооружены традиционно, они признали разрушительную силу огнестрельного оружия — и в Степи началась гонка вооружений. К XVIII веку сферы распределения оружия прочно установились. Россия придерживалась запрета на продажу огнестрельного оружия своим нехристианским подданным и соседям, но все же периодически, хотя и с неохотой, вооружала калмыков. Османская империя снабжала оружием крымских татар и кубанских ногайцев, а казахи получали мушкеты из Бухары и Хивы».
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов20 дней назад
Опять моя любимая историческая серия «Что такое Россия», и это уже вторая монография Кирилла Соловьева в этой серии — в прошлом году в «Что такое Россия» выходило замечательное исследование «политического портрета» последнего российского императора «Хозяин земли Русской». В новой книге Соловьев рассказывает о сложных отношениях и эволюциях представительной власти, Государственной Думы, в годы между двумя революциями. Весьма толковая и познавательная монография. Сегодняшний российский читатель мало представляет историю российского парламентаризма, к тому же что мы о нем знаем кроме каких-нибудь комичных историй — как Киса Воробьянинов просил подаяния, выдавая себя за бывшего члена Государственной думы? А между тем это был невероятно интересный период в русской истории, становление новой государственной институции, столкновение депутатов разных фракций — и не говорите, что это не интересно хорошему историку (и хорошему читателю, который любит книги по истории). Ну, хотя бы вот такой необычный факт, я не знал: «Общественность и бюрократия в России были связаны многими узами, в том числе родственными. Один из основателей «Союза 17 октября» А. А. Столыпин — брат премьер-министра. Другой лидер октябристов, депутат Третьей и Четвертой Государственной думы А. Ф. Мейендорф был двоюродным братом главы правительства. Министр народного просвещения Л. А. Кассо находился в родственных отношениях с могущественным семейством Крупенских, задававшим тон во фракции националистов, а затем в Партии центра».
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов23 дня назад
У нас довольно часто стали издавать переводные книги, написанные медиками для немедиков — так сказать, оборотная сторона профессии и что о ней следует знать простому читателю. В прошлом году были две отличные книги испанской медсестры Сату Гажярдо, выходили в «Эксмо», я о них писал. Теперь слово предоставляется британской медсестре, точнее, британской писательнице с 20-летним медицинским стажем. «Язык милосердия» была признана одной из лучших книг по версии The Guardian и The Sunday Times. «Мне кажется, я никогда не видела ничего более красивого, чем сердце Аарона, бьющееся у меня на глазах», подобные признания дорогого стоят. Уотсон проработала много лет в интенсивной терапии, в детской больнице, поэтому правильно заметил кто-то из рецензентов, что у вас нет шанса прочесть эту книгу и ни разу не разрыдаться — истории о том, как спасали жизнь малышей, действительно временам чрезвычайно трогательные. И да, это книга именно о закулисной жизни медицины — страховки, дежурства, отношения между медиками, отношения с больными и их родственниками, повседневная жизнь, разные мелкие бытовые подробности. Словом, хорошее сочетание истории о том, «как там у них все устроено» с воспоминаниями человека, который сумел интересно рассказать о своей работе. Очень рекомендую.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов25 дней назад
Я люблю читать колонки Андрея Мовчана, которые публикуются в разных изданиях. По мне, Мовчан один из лучших отечественных публицистов, пишущих на темы политики и экономики. Прежде всего потому, что он одинаково далек от упоротых либералов и упертых государственников, стараясь взвешенно и разумно объяснять некие процессы, феномены и явления в нашей современности. С какими-то из его выводов я могу не соглашаться, какие-то мысли кажутся мне оригинальными, какие-то суждения видятся спорными. Но одно безусловно: Мовчан обладает строгой дисциплиной мысли, умеет аргументировать свои доводы, умеет облекать их в форму небольших, но весьма концентрированных текстов. И очень хорошо, что теперь почти все его тексты, разбросанные по разным изданиям, собраны под одной обложкой. Прекрасное «политическое» чтение, когда всякая «злоба дня» превращается в некий факт новейшей истории, имеющий свою логику и встроенный в цепь таких же фактов. Ну, и хорошие формулировки присутствуют: «Наше травмированное, потерявшее веру в себя общество как в воздухе нуждается во власти-успокоителе, власти, которая скажет: «Вы лучше всех, вы — великие, вы — наследники славного прошлого, вы — особенные, и вас ждет мировое господство» (впрочем, последнее еще и из области стремления к власти). И наша власть в избытке дает обществу желаемое поглаживание. Более того, она насаждает в обществе культ силы — последнее утешение слабых и боящихся. Все это вместе дает обществу желанный наркотик-анестезию, позволяющий забыть о своей страшной травме».
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстовв прошлом месяце
Новое переиздание первого романа Сары Уотерс — одной из самых влиятельных писательниц современной Европы, живого классика. Нэнси Атсли живет в приморском городке, с утра до вечера скребет ножом устричные раковины в рыбном ресторане, принадлежащем ее семье. Единственная радость — надеть лучшее платье и отправиться в местный мюзик-холл,где каждый вечер выступает Китти Батлер. Потом они подружатся, потом Китти предложат ангажемент в Лондоне, и она предложит Нэнси последовать за ней в столицу, стать сперва костюмершей, а потом — и партнершей на сцене. Нэнси и Китти представляют весьма рискованный для своего времени номер, поют шансонетки, переодевшись в мужские костюмы. На дворе — разгар викторианской эпохи, 1889 год. Но зато об их выступлениях говорит весь Лондон, а публика ломится на их концерты. Не зная того, что девушки пошли куда дальше в преодолении общественных приличий и уже живут друг с другом как муж и жена, и спят вместе, и недалек тот день, когда Нэнси обнаружит, что Китти ей неверна! После чего Нэнси опустится на самое дно, станет проституткой, выступающей в мужской одежде, потом — содержанкой у богатой лесбиянки. Все будет очень плохо у нее, но есть и надежда: в Британии как раз растет движение за права женщин, и Нэнси примкнет к суфражисткам. В пересказе романы Уотерс, конечно, проигрывают, их надо читать, потому что пишет она потрясающе, герои у нее получаются живые и убедительные, да и вообще написать роман о пробуждении чувственности и однополой любви в викторианскую эпоху довольно рискованный ход.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстовв прошлом месяце
Мафальда живет в маленьком итальянском городе и больна неизлечимым генетическим заболеванием. Ей десять лет, и она неуклонно теряет зрения. Собственно, название романа (на самом деле это небольшая повесть) определяет расстояние до черешневого дерева, которое девочка видит. Сначала оно составляет 70 метров, потом 40, потом 30. Мир девочки постепенно сжимается до размеров ее комнаты, где живет она и ее кот Оттимо Туркарет. Подробное и безжалостное (Мафальда рассказывает свою историю) описание, как постепенно мир погружается в темноту. Сначала она не видит принт на подаренной футболке, потом перестает различать буквы на открытке… Когда-нибудь наступит день, когда Мафальда не сможет разглядеть черешневое дерево, а пока рядом с ней друзья, одноклассники, родители — обычная жизнь девочки, которая готовится к тому, что скоро все, что ей останется — это аромат цветов, музыка и способность узнавать время по тому, как солнечные лучи согревают кожу. Книга пронзительная, грустная, книга о том, что нельзя сдаваться, и не надо бояться темноты. И самое поразительное нас ждет в разделе благодарностей, когда Мафальда уже закончила свою историю: это автобиография самой Паолы Перетти. Поразительное чтение, конечно.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 месяца назад
Исключительный, дивный, головокружительный роман. Если вы любите приключенческое чтение (а кто не такого не любит), не пропустите. «Словарь Ламприера» часто сравнивают с книгами Умберто Эко, хотя сам автор довольно простодушно объясняет, как он придумал свой роман. У него был в университете список рекомендуемой литературы, и там значился «любой словарь античности». Норфолк отправился в книжную лавку, купил самый дешевый словарь — это и оказался словарь Ламприера, изданный три века назад. Поскольку сам словарь Ламприера безнадежно устарел, использовать его в академических занятиях оказалось невозможно. Зато самого Норфолка он вдохновил на его чудесный роман. Он решил перепридумать биографию Ламприера — мол, известные сведения о его жизни (был священником, потом школьным учителем, написал словарь, который никому не нужен) скрывают нечто большее. А нечто большее — это головокружительные интриги, путешествия, заговоры, войны, герои и злодеи. Причем эти приключения происходят и в воображении студента-книжника Джона Ламприера, и в его реальной жизни. Мистика, философия, античность — все это тоже присутствует, но прежде всего — какое-то вулканическое нагромождение имен, событий, происшествий, намеков. Плюс нелинейная композиция, рассказчики сменяют друг друга, масса второстепенных персонажей и сюжетных ответвлений, повествование то несется вскачь, то вязнет в многословных рассуждениях. Плюс вставные новеллы, герои, которые возникнув один раз на страницах «Словаря Ламприера», больше уже не появятся. Роман придуман и сделан настолько безупречно, что продолжает дышать и ворочаться в вашей голове уже после того, как его прочли. Неслучайно в России «Словарь Ламприера» выходит к 25-летию первого западного издания. Это практически классика, идеальное приключенческое чтение. И это, да, это конечно никакой не Умберто Эко, с его профессорским взглядом на историю.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 месяца назад
Только недавно «Азбука» выпустила первый на русском языке роман Линды Ла Плант «Вдовы» (я писал о нем, да и фильм по этой книге прошел в российском прокате). «Флэш-Рояль» мне понравился больше. Некий британский аристократ, Эдвард де Джерси, который может себе позволить прилетать на королевские скачки на персональном вертолете, внезапно узнает, что распорядитель всех его счетов покончил с собой, а сам он практически разорен. И ладно бы он один — но и два его друга, вложившие все свои сбережения в его проект, теперь тоже банкроты. И Джерси решает тряхнуть стариной (а в анамнезе у него карьера удачливого грабителя банков, что неожиданно) и самостоятельно выяснить, куда делись его миллионы. Он еще не знает, что за его капиталами откроют охоту его бывшие дружки, а за ним самим начнет гоняться суперинтендант полиции, которому все это кажется слишком подозрительным. Тот случай, когда роман балансирует на грани детектива и «романа нравов», картины повседневной жизни состоятельных британцев, предпочитающих не говорить о происхождении своего богатства. Отлично.
Флэш-Рояль, Линда Ла Плант
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 месяца назад
Книга вышла еще в начале прошлого года, до меня добралась только сейчас. И всем настоятельно ее рекомендую! Модный жанр «герметического» триллера — когда главный герой (как и читатель) выступает в роли стороннего наблюдателя неких событий, которые оказываются вовсе не такими, какими видятся поначалу. В «Девушке в поезде» Полы Хэнсон, как помните, женщина видела каждый день из окна электрички счастливую семью, а после оказалось, что там все плохо. В «Женщине в окне» главная героиня видит в окне квартиры напротив сцену, сильно напоминающую убийство. Но когда пытается разобраться, ей никто не верит, концы с концами не сходятся, ей советуют поменьше пить (есть такая проблема), и все такое. А.Дж.Финн, оказывается, имеет многолетний опыт работы редактором в издательстве, это забавный факт. Человек много лет читал чужие рукописи, бесился от того, как это все наивно, глупо и бестолково, и в результате решил написать сам, чтобы показать, как надо делать.
Женщина в окне, А. Дж. Финн
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 месяца назад
Решил начать новый читательский год с обзора новинок остросюжетного жанра. Хотя новый роман Донато Карризи (собственно, это не роман, а большая повесть) сильно отличается от предыдущих. Это не полицейский детектив, не триллер, при этом Карризи себе не изменяет — чтение получается весьма остросюжетное. В общем, во время войны берут в плен нескольких солдат. У командования, которое решает судьбу пленных, есть подозрения, что один из солдат на самом деле переодетый офицер. Призывают военного врача (от его имени идет повествование), отправляют его в палатку к пленным. На рассвете пленных должны расстрелять, им уже сказали об этом, и теперь у главного героя непростая задача — заставить говорить человека, обреченного на скорую смерть. И «офицер» должен сказать достаточно важные вещи, чтобы его не поставили к стенке, а сохранили ему жизнь. Это собственно завязка, первые пять страниц, а вот потом начинается совершенно головокружительное повествование. Как мне видится, Донато Карризи решил сделать передышку, и вместо очередного триллера про маньяков написал вот такую необычную вещицу, совершил, так сказать, марш-бросок на территорию большой литературы. В сущности, «Женщина с бумажными цветами» — хорошая психологическая проза, вне рамок криминального триллера, в котором Карризи прославился до этого. Но получилось неплохо.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 месяца назад
Когда-то меня поразила книга Карло Гинзбурга «Сыр и черви»: используя судебные протоколы инквизиции, Гинзбург рассказал историю еретика-самоучки Меноккио (Доменико Сканделло), мельника из Фриули, который придумал собственную модель устройства Вселенной. В Европе Гинзбург считается основателем так называемой «микроистории» — исследовательской практики, где предметом изучения становится всякий «мусор эпохи»: судебные протоколы, долговые расписки, частные письма… Хотя важны не источники, а выводы, и Гинзбург умеет, как он сам говорит в одном интервью, рассмотреть под микроскопом кусочек кожи слона, а потом описать всего слона. Так и с этой книгой. «Загадка Пьеро» посвящена одному из самых таинственных художников раннего итальянского Возрождения Пьеро делла Франческо, точнее, диптиху «Бичевание», который Пьеро создавал по заказу герцога Федерико в Урбино. С этой картиной (она входит в золотой фонд мировой живописи) до сих пор многое непонятно. И как она создавалась, и что послужило для художника сюжетом, и как трактовать ее символический смысл — одних толкований возможного сюжета «Бичевания» сегодня существует не менее трех. Анализируя картины Пьеро делла Франческо, Карло Гинзбург попутно рассказывает массу интересных вещей о том, как вообще существовали художники в ту эпоху, как они взаимодействовали с заказчиками, и прочее в том же духе.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 месяца назад
В прошлом году «НЛО» выпустило книгу Анны Ивановой «Магазин «Березка» — о системе советских валютных магазинов, где отоваривались избранные граждане. Книга Елены Осокиной также посвящена советским «магазинам не для всех», но это немного другая тема. Скорее всего, вы и не слышали ни разу этого слова — торгсин. В 1930 году советское правительство отчаянно нуждалось в средствах на индустриализацию — дело дошло до продажи за рубеж икон и переплавке церковных колоколов. И чтобы выкачать из населения ту валюту и золото, которое у него еще оставалось, была придумана система магазинов Торгсин (расшифровывается как «торговля с иностранцами»). Для жителей СССР Торгсины были единственным местом, где можно было приобрести практически любые товары — но только за валюту и золото. Сеть магазинов Торгсин просуществовала пять лет, до февраля 1936 года, но сам этот феномен — валютная торговля в социалистической стране — многие годы оставался вне внимания историков. И книга Елены Осокиной — первое полноценное исследование этого сюжета, одновременно и поразительного, и комического, и трагического. Потому что, с одной стороны, в Торгсины несли последнее, чтобы не сдохнуть с голоду, меняли фамильные ценности на кулек муки. Неслучайно самым прибыльным годом для Торгсинов стал 1933, год массового голода. С другой — на какие только ухищрения не шли наши люди, чтобы получить возможность отовариться в Торгсине. В ход шли и артефакты из могильных курганов, и переплавленные в слитки серебряные монеты, и банальный подкуп продавцов и директоров магазинов. Великолепная книга, исключительная, очень рекомендую.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз