Читатель Толстов

Владислав Толстов
Владислав Толстов
65Книг

Тысячи книг — одна подписка

Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.

Всегда есть что почитать

Друзья, редакторы и эксперты помогут найти новые интересные книги.

Читайте где хотите

Читайте в пути, за городом, за границей. Телефон всегда с собой — значит, книги тоже.

Мелькание литературных пейзажей. Рецензии из блога Владислава Толстова http://baikalinform.ru/chitatelb-tolstov/blog
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Исключительный, дивный, головокружительный роман. Если вы любите приключенческое чтение (а кто не такого не любит), не пропустите. «Словарь Ламприера» часто сравнивают с книгами Умберто Эко, хотя сам автор довольно простодушно объясняет, как он придумал свой роман. У него был в университете список рекомендуемой литературы, и там значился «любой словарь античности». Норфолк отправился в книжную лавку, купил самый дешевый словарь — это и оказался словарь Ламприера, изданный три века назад. Поскольку сам словарь Ламприера безнадежно устарел, использовать его в академических занятиях оказалось невозможно. Зато самого Норфолка он вдохновил на его чудесный роман. Он решил перепридумать биографию Ламприера — мол, известные сведения о его жизни (был священником, потом школьным учителем, написал словарь, который никому не нужен) скрывают нечто большее. А нечто большее — это головокружительные интриги, путешествия, заговоры, войны, герои и злодеи. Причем эти приключения происходят и в воображении студента-книжника Джона Ламприера, и в его реальной жизни. Мистика, философия, античность — все это тоже присутствует, но прежде всего — какое-то вулканическое нагромождение имен, событий, происшествий, намеков. Плюс нелинейная композиция, рассказчики сменяют друг друга, масса второстепенных персонажей и сюжетных ответвлений, повествование то несется вскачь, то вязнет в многословных рассуждениях. Плюс вставные новеллы, герои, которые возникнув один раз на страницах «Словаря Ламприера», больше уже не появятся. Роман придуман и сделан настолько безупречно, что продолжает дышать и ворочаться в вашей голове уже после того, как его прочли. Неслучайно в России «Словарь Ламприера» выходит к 25-летию первого западного издания. Это практически классика, идеальное приключенческое чтение. И это, да, это конечно никакой не Умберто Эко, с его профессорским взглядом на историю.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Только недавно «Азбука» выпустила первый на русском языке роман Линды Ла Плант «Вдовы» (я писал о нем, да и фильм по этой книге прошел в российском прокате). «Флэш-Рояль» мне понравился больше. Некий британский аристократ, Эдвард де Джерси, который может себе позволить прилетать на королевские скачки на персональном вертолете, внезапно узнает, что распорядитель всех его счетов покончил с собой, а сам он практически разорен. И ладно бы он один — но и два его друга, вложившие все свои сбережения в его проект, теперь тоже банкроты. И Джерси решает тряхнуть стариной (а в анамнезе у него карьера удачливого грабителя банков, что неожиданно) и самостоятельно выяснить, куда делись его миллионы. Он еще не знает, что за его капиталами откроют охоту его бывшие дружки, а за ним самим начнет гоняться суперинтендант полиции, которому все это кажется слишком подозрительным. Тот случай, когда роман балансирует на грани детектива и «романа нравов», картины повседневной жизни состоятельных британцев, предпочитающих не говорить о происхождении своего богатства. Отлично.
Флэш-Рояль, Линда Ла Плант
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Книга вышла еще в начале прошлого года, до меня добралась только сейчас. И всем настоятельно ее рекомендую! Модный жанр «герметического» триллера — когда главный герой (как и читатель) выступает в роли стороннего наблюдателя неких событий, которые оказываются вовсе не такими, какими видятся поначалу. В «Девушке в поезде» Полы Хэнсон, как помните, женщина видела каждый день из окна электрички счастливую семью, а после оказалось, что там все плохо. В «Женщине в окне» главная героиня видит в окне квартиры напротив сцену, сильно напоминающую убийство. Но когда пытается разобраться, ей никто не верит, концы с концами не сходятся, ей советуют поменьше пить (есть такая проблема), и все такое. А.Дж.Финн, оказывается, имеет многолетний опыт работы редактором в издательстве, это забавный факт. Человек много лет читал чужие рукописи, бесился от того, как это все наивно, глупо и бестолково, и в результате решил написать сам, чтобы показать, как надо делать.
Женщина в окне, А. Дж. Финн
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Решил начать новый читательский год с обзора новинок остросюжетного жанра. Хотя новый роман Донато Карризи (собственно, это не роман, а большая повесть) сильно отличается от предыдущих. Это не полицейский детектив, не триллер, при этом Карризи себе не изменяет — чтение получается весьма остросюжетное. В общем, во время войны берут в плен нескольких солдат. У командования, которое решает судьбу пленных, есть подозрения, что один из солдат на самом деле переодетый офицер. Призывают военного врача (от его имени идет повествование), отправляют его в палатку к пленным. На рассвете пленных должны расстрелять, им уже сказали об этом, и теперь у главного героя непростая задача — заставить говорить человека, обреченного на скорую смерть. И «офицер» должен сказать достаточно важные вещи, чтобы его не поставили к стенке, а сохранили ему жизнь. Это собственно завязка, первые пять страниц, а вот потом начинается совершенно головокружительное повествование. Как мне видится, Донато Карризи решил сделать передышку, и вместо очередного триллера про маньяков написал вот такую необычную вещицу, совершил, так сказать, марш-бросок на территорию большой литературы. В сущности, «Женщина с бумажными цветами» — хорошая психологическая проза, вне рамок криминального триллера, в котором Карризи прославился до этого. Но получилось неплохо.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Когда-то меня поразила книга Карло Гинзбурга «Сыр и черви»: используя судебные протоколы инквизиции, Гинзбург рассказал историю еретика-самоучки Меноккио (Доменико Сканделло), мельника из Фриули, который придумал собственную модель устройства Вселенной. В Европе Гинзбург считается основателем так называемой «микроистории» — исследовательской практики, где предметом изучения становится всякий «мусор эпохи»: судебные протоколы, долговые расписки, частные письма… Хотя важны не источники, а выводы, и Гинзбург умеет, как он сам говорит в одном интервью, рассмотреть под микроскопом кусочек кожи слона, а потом описать всего слона. Так и с этой книгой. «Загадка Пьеро» посвящена одному из самых таинственных художников раннего итальянского Возрождения Пьеро делла Франческо, точнее, диптиху «Бичевание», который Пьеро создавал по заказу герцога Федерико в Урбино. С этой картиной (она входит в золотой фонд мировой живописи) до сих пор многое непонятно. И как она создавалась, и что послужило для художника сюжетом, и как трактовать ее символический смысл — одних толкований возможного сюжета «Бичевания» сегодня существует не менее трех. Анализируя картины Пьеро делла Франческо, Карло Гинзбург попутно рассказывает массу интересных вещей о том, как вообще существовали художники в ту эпоху, как они взаимодействовали с заказчиками, и прочее в том же духе.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
В прошлом году «НЛО» выпустило книгу Анны Ивановой «Магазин «Березка» — о системе советских валютных магазинов, где отоваривались избранные граждане. Книга Елены Осокиной также посвящена советским «магазинам не для всех», но это немного другая тема. Скорее всего, вы и не слышали ни разу этого слова — торгсин. В 1930 году советское правительство отчаянно нуждалось в средствах на индустриализацию — дело дошло до продажи за рубеж икон и переплавке церковных колоколов. И чтобы выкачать из населения ту валюту и золото, которое у него еще оставалось, была придумана система магазинов Торгсин (расшифровывается как «торговля с иностранцами»). Для жителей СССР Торгсины были единственным местом, где можно было приобрести практически любые товары — но только за валюту и золото. Сеть магазинов Торгсин просуществовала пять лет, до февраля 1936 года, но сам этот феномен — валютная торговля в социалистической стране — многие годы оставался вне внимания историков. И книга Елены Осокиной — первое полноценное исследование этого сюжета, одновременно и поразительного, и комического, и трагического. Потому что, с одной стороны, в Торгсины несли последнее, чтобы не сдохнуть с голоду, меняли фамильные ценности на кулек муки. Неслучайно самым прибыльным годом для Торгсинов стал 1933, год массового голода. С другой — на какие только ухищрения не шли наши люди, чтобы получить возможность отовариться в Торгсине. В ход шли и артефакты из могильных курганов, и переплавленные в слитки серебряные монеты, и банальный подкуп продавцов и директоров магазинов. Великолепная книга, исключительная, очень рекомендую.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Это, пожалуй, самая необычная книга российской прозы начала этого года. Во-первых, ее выпустило издательство «Альпина Паблишер», которое на моей памяти ни разу не издавало прозаических книжек, в основном научно-популярную и деловую литературу. А «Человек сидящий» — это именно проза. Более того (это во-вторых) — проза тюремная, рассказы от первого лица человека, сидевшего в тагильской зоне ИК-13, где отбывают наказание бывшие сотрудники полиции, ФСБ, налоговой и прочие силовики. И в-третьих, это отличная проза, вот просто отличная — такие сочные, смачные тексты-картинки, моментальные снимки сидельческого быта, нравов и метких авторских наблюдений: «Мы погружаемся в автозак, мы ехали в разных вагонах, поэтому начинаем разглядывать друг друга. Разные. Есть брендовые пуховики, это — Москва, БЭП, налоговая. Есть бедолаги, они в чем попало с чужого плеча, это обычно бывшие солдаты внутренних войск, они служили срочную и забыли о ней, но служба не забудет никого, и они теперь бээсники, потому что внутренние войска — МВД, хотят они того или нет». Могу сказать, что книга Алексея Федярова войдет в число лучших отечественных шедевров в жанре «тюремной прозы» — рядом с «Сажайте и вырастет» Андрея Рубанова, «Случайными жизнями» Сергея Радзинского. Ну, и пока что это самое сильное произведение в отечественной прозе.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Не слежу за скандальной карьерой Илона Маска, не интересуюсь новыми проектами Ричарда Брэнсона (а он когда-то, между прочим, подписал контракт на запись первой пластинки группы «Секс Пистолз» и дал зеленый свет панк-року), кто такой Джефф Безос, вообще не знаю. Но эту книгу читал не отрываясь, потому что это меньше всего история амбициозных миллиардеров, а описание процесса постепенного перехода пилотируемой космонавтики из-под эгиды государственного управления к частным компаниям. Тим Фернхольц рассказывает о том, как частные компании не только входят в космическую индустрию, занимаются ракетостроением, но и преодолевают мощнейший консерватизм чиновников из НАСА и правительства, которые уверены, что ракеты в космос может запускать только государство, а все эти выскочки только зря потратят свои миллиарды. Как ответил один из чиновников автору на вопрос, сможет ли Безос построить свою ракету — «откровенно говоря, мы скорее увидим танцующих единорогов». Книга Фернхольца — удивительная история преодоления, поражений, ошибок, репутационных потерь, но вместе с тем и нестандартных инженерных решений и главное — веры в то, что ракеты можно делать куда более дешевыми и куда более надежными.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Если пишу о новой книге про кошек, нелишним будет написать и о новой книге про собак. Хотя собаки у меня никогда не было, но я до сих пор вспоминаю и время от времени перечитываю великолепное исследование Александры Горовиц «Собака от головы до хвоста», изданной, к слову, той же «Альпиной Нон-Фикшен». Грегори Бернс — известный ученый, врач, зоолог, и книгу свою начинает с описания того, как они изучали поведение собаки, помещая ее в томограф — а до этого несколько недель дрессировали ее спокойно себя вести во время магнитно-резонансного исследования. Томограф появляется не просто так, потому что автор ставит задачу изучить нейробиологические процессы в мозге собаки, чтобы ответить на вопрос, который может показаться странным — осознает ли собака себя самостоятельным существом, чувствует ли она себя личностью, и как на это влияет ее соседство с человеком? У человека для того, чтобы объяснить это, есть язык, а вот как помочь собаке «поговорить» о своем внутреннем мире? По-моему, получилось замечательно, не буду раскрывать всех подробностей, советую прочесть эту книгу.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Я считаю, каждый владелец кота или кошки просто обязан ознакомиться с этой книгой. Хотя я бы не назвал ее научной: примерно половина посвящена изучению роли котов в истории человечества, а на остальных страницах автор, известный биолог, делится своими наблюдениями о многочисленных кошках и котах, которые жили в его доме на протяжении 40 лет. И благодаря ему я совершаю восхитительные открытия в отношении моего кота (да, у меня есть кот), понимаю, почему он ведет себя так или иначе. Герби Бреннан написал книгу, буквально пронизанную любовью и уважением к этим маленьким домашним зверькам, с которыми человек подружился не менее трех тысяч лет назад — потому что в какой-то момент истории ему потребовался помощник для борьбы с мышами, уничтожавшими запасы зерна, и это оказались кошки. Я искренне радуюсь этой книге, потому что она подтверждает некоторые мои собственные догадки в отношении кошачьего племени — что они не так просты, что они обладают телепатией и понимают нас куда лучше, чем мы можем понять их. Смело рекомендую.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Два года назад та же «Альпина» выпустила книгу Майкла Шермера «Скептик. Рациональный взгляд на мир». Признаться, я не очень высоко ставлю подобные книги. Майкл Шермер — один из самых известных научных журналистов, то есть он не посвятил всю свою жизнь исследованию каких-нибудь осьминогов, о которых знает все, а обладает знаниями обо всем и понемногу. В общем, «Скептик» (кстати, это название журнала, главным редактором которого является Шермер) мне тогда не очень понравился. Но вот новую его книгу я прочел с интересом, и тому есть причины. Шермер много лет занимается популяризацией научных знаний, и разоблачением концепций, которые внешне выглядят как научные, но являются полнейшей чушью (вроде глобального потепления). А в современном обществе самые гигантские горы чуши и предрассудков наворочены вокруг возможного бессмертия, жизни после жизни, рая и ада и всего такого прочего. Поэтому Шермер берется разобраться, откуда все это пошло. Начиная с разнообразия опыта умирания, накопившегося у человечества, и заканчивая исследованием сюжетов литературных утопий о посмертном существовании. Я понимаю, что эту книгу я буду еще не раз перечитывать, пишу о ней для того, чтобы и вы ее не пропустили. За нее, в общем, хочется сказать спасибо и Майклу Шермеру, и издательству «Альпина», которое ее подготовило для российского читателя. Кстати, книга вышла в серии «Династия» Дмитрия Зимина, где издается только самый-самый научпоп, золотой-алмазный фонд современной просветительской мысли, так что не пропустите.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов2 месяца назад
Когда-то очень давно я писал книгу, не поверите, о сельском хозяйстве, и с изумлением обнаружил, сколько вокруг издается книг (в том числе и в России), посвященных самой интимной сфере человеческой жизни — пищеварению. И каждый автор старается придумать какую-то собственную теорию, отличную от других. Объяснить природу отношений человека и еды через религиозные, биологические, экологичекие принципы. Чарльз Спенс призвал на помощь физику. Все процессы, которые происходят в вашем желудке, утверждает он, являются отражением или продолжением процессов, которые идут вовне — от пения птиц до работы лифта. Все это так или иначе связано со скоростью усвоения или отторжения полезных питательных веществ. Мне эта книга показалась интересной потому, что в ней есть действительно неожиданные наблюдения (например, когда автор опрашивает владельцев ресторанов, к каким ухищрениям в оформлении зала они прибегают, чтобы возбудить аппетит у клиентов), так и довольно спорные утверждения.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов3 месяца назад
Есть такая лаборатория «Однажды» — агентство, созданное журналистом Дмитрием Соколовым-Митричем для создания текстов, книг, статей о современном бизнесе и людях, которые его создают. «Бизнес из ничего» — сборник очерков о том, как создавались российские бизнес-проекты в сфере цифровых технологий. «Ничего» в данном случае означает, что у героев очерков не было ни заводов, ни газет, ни пароходов. А только цифры, коды и мозги. Оторваться невозможно, поверьте: история о том, как человек бросает налаженный бизнес по продаже автомобилей в Мурманске и создает первую компанию по производству компьютерных игр, или как другой человек в Новосибирске придумывает базу данных, которую мы сегодня знаем как «2-ГИС» — эти истории стоят того, чтобы отложить в сторону Акунина или Донцову. Чтение книги Владислава Моисеева, с одной стороны, заставляет искренне восхищаться его героями, с другой — избавляет от некоторых предрассудков и мифов в отношении российского бизнеса. Коррупция, криминальные «крыши», конкуренция с кучей трупов «заказанных» киллерам партнеров — это все в криминальных сериалах. А тут проблемы куда более земные (как обуздать менеджеров по продажам, которые набрали себе отличную базу, хорошо зарабатывают и не хотят развивать бизнес), но не менее, скажем так, героические.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов3 месяца назад
Ровно год назад «Альпина» выпустила предыдущую книгу финского антрополога Ари Турунена, «Всеобщую историю высокомерия». Разобравшись с плохими манерами, Турунен взялся за хорошие. «Всемирная история хороших манер» небольшая по объему, но очень, если можно так сказать, емкая. Хорошие манеры, этикет, правила хорошего тона не появились ниоткуда, это тоже следствие социальной эволюции общества. Если в рыцарских замках считалось признаком хорошего тона вытереть жирные пальцы о платье соседки по столу (таким образом обозначалось, что угощение гостю понравилось), теперь джентльмен сам предлагал даме салфетку вытереть руки. Турунен исходит из того, что появление городской жизни, где трутся боками тысячи незнакомых друг другу людей, породило новые требования к гигиене, а уже это сделало невозможным сморкаться в присутствии дам, писать в камин или вытирать пальцы о штаны. Остроумное, легкое, занимательное чтение, многие повседневные ритуалы приобретают важный смысл (снимать шляпу означает, что на человека с непокрытой головой нельзя нападать, тоже самое рукопожатие — протягивают руку, показывая, что в ней нет оружия). Рекомендую.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов3 месяца назад
Странная книга. Насколько я понимаю, это такое отражение бесконечной войны в политических кругах в связи с избранием Трампа президентом. Непонятно только, при чем тут мы и зачем эту книгу надо было переводить на русский и издавать в России. Да еще при участии «Альпины Паблишер», которые вообще не про политику. Впрочем, кое-что объясняет вынесенный на обложку слоган «бестселлер Amazon и New York Times», а также имя автора. Вудворд — патриарх американской политической журналистики, один из тех, кто придумал журналистское расследование. Именно Боб Вудворд раскопал историю с установкой подслушивающих устройств в штаб-квартире Демократической партии, что в конце концов стоило должности президенту-республиканцу Ричарду Никсону (он ушел в отставку, не дожидаясь импичмента). В новой книге Вудворд опять нападает на президента-республиканца, и демонстрирует все свои приемы и приемчики. Например, общается с множеством людей, которые принимали участие в политической карьере Дональда Трампа, и на основе этих интервью делает выводы, что Трамп только потому до сих пор президент, что его панически боятся люди из собственного окружения. В общем, несет президента по всем кочкам. Книга, повторяю, странная, разве что как пособие по политической журналистике ее можно использовать.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов3 месяца назад
Обсуждать, понятное дело, хочется любые новые книги, но в этот обзор я собрал книги, которые сами по себе являются поводом для общественной полемики. Вот, скажем, книга Сергея Алексашенко «Контрреволюция», снабженная подзаголовком «Как строилась вертикаль власти в современной России и как это влияет на экономику». Я часто слушаю выступления Алексашенко на «Эхо Москвы», и, в общем, представляю себе его позицию. Но книгу прочел с интересом. Сергей Алексашенко как раз не народный трибун, не политик, не оратор, он такой холодный, точный и отстраненный экономист, и даже, скорее, философ. В книге он говорит о том, что у России образца 2000 года, когда политическая карьера Путина-президента только начиналась, были шансы стать страной «первого мира». Но постепенные крошечные послабления, сворачивания, ограничения постепенно привели к тому, что в России создан гибридный режим, который не имеет ничего общего (это мнение Алексашенко, хотя я с ним во многом согласен) с развитыми демократическими режимами. Что тут скажешь? Примерно со второй трети книга из размышлений о природе нынешней российской власти переходит к описанию разоблачительных сюжетов о том, как эти воровали у тех — и это читать уже не так интересно. А как сама книга Сергея Алексашенко? Это хорошая, умная книга. Вопрос только в том, что от ее чтения режим, который он описывает, не изменится никак.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов3 месяца назад
Что может быть банальнее, чем очередная книга на тему загадки убийства президента Кеннеди в Далласе в 1963 году. Даже Стивен Кинг уже об этом роман написал, а уж сколько об этом написано книг! Каждый год в России издается минимум парочка переводных исследований, где в сотый раз рассказывается о событиях 27 ноября 1963 года, о Ли Харви Освальде, неопознанном «стрелке с травяного холма» и комиссии Уоррена, признавшей убийство президента делом сумасшедшего одиночки, хотя все ведь понимают, что это был заговор, заговор, еще раз повторим — заговор! Книга Джеймса Дугласа не пытается отвечать на вопрос «who done it”, «кто это сделал», а ставит проблему более масштабную — why done it, для чего и зачем это было сделано. Если посмотреть политическую биографию самого Кеннеди, да заодно проследить связи его отца с мафией, да вспомнить, как ЦРУ потерпело страшное поражение на Кубе, да еще вьетнамские дела, да Берлинская стена, да даже тот факт, что Кеннеди — первый и единственный в американской истории президент-католик — о, мы поймем, что желающих его убить было куда больше, чем один несчастный Ли Харви. Есть смысл прочесть эту книгу, даже если про убийство Кеннеди вы до этого прочитали целую гору книг.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 месяца назад
Скажу честно — не очень понравилась эта книга, показалась расширенным пересказом известного анекдота, как одна глупая девушка написала Альберту Эйнштейну письмо следующего содержания — «я вам пишу только чтобы убедиться, что вы существуете на самом деле». Тут начало очень похожее. Альберт Эйнштейн в день своего 75-летия сидит у себя дома в Принстоне, читает поздравительные телеграммы от всяких мировых знаменитостей, и тут ему звонит Мими Бофорт из округа Ферфилд, штат Коннектикут. Эйнштейн болтает с ней, ему 75, ей 17, говорить им, в общем-то, не о чем. Тем более потом начинается подробный пересказ биографии Эйнштейна, начиная с того, как скромный патентный чиновник опубликовал несколько научных работ по фотоэффекту, которые принесли ему впоследствии Нобелевку. Видимо, это такой прием, показать, насколько одиноки мы бываем в 17, когда нас никто не знает, и в 75, когда нас знают все. Мне книга показалась какой-то уж больно простецкой, тем более там хэппи-энд (Эйнштейн помогает своей юной конфидентке, упомянув ее в завещании) выглядит как дурацкий бантик.
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 месяца назад
Кто любит Бернхарда Шлинка? После «Чтеца» что ни читал у него — все какое-то, эээ, пресное. Но вот «Ольга» мне понравилась. Сначала, в первой части, рассказывается история любви бедной сельской учительницы Ольги Ренке и наследника крупного состояния, сахарного завода, Герберта. Герберту семья запрещает даже думать о женитьбе на простушке, он уезжает путешествовать по свету, чтобы бесследно сгинуть в очередной полярной экспедиции. Ольга же всю жизнь хранит память о нем, уже на склоне ее жизни с ней знакомится рассказчик, который решает (тут наступает вторая часть книги) разыскивать какие-то следы романа между Гербертом и Ольгой, восстанавливать фактическую картину. Книга не очень большая, около 400 страниц, но там есть все, что нужно. Страсть, путешествия, опасные признания, война, богатство, тайна, фашизм (сын Ольги и Герберта, рожденный вне брака, стал офицером СС, и у него своя история), расследование, автомобили и приметы европейской жизни с начала века до 60-х годов. Книга замечательна тем, что при всей дешевой мелодраме (полюбил богатый бедную, она его не дождалась) это мастерский, отличный, исключительно эмоциональный текст, чтение которого будете заканчивать, сглатывая невольный комок в горле.
Ольга, Бернхард Шлинк
Владислав Толстов
Владислав Толстовдобавил книгу на полкуЧитатель Толстов4 месяца назад
Издательство Livebook — оно вообще крайне редко выпускает научпоп, да еще такой качественный, как вот эта книга. Я читал, оторваться не мог. Что в принципе можно написать об иммунитете? А это, оказывается, необъятная тема. Которая интересует не только врачей, но и социологов, маркетологов, военных и еще много кого. Например, есть глубокие исследования, как деятельность нашей иммунной системы меняется на протяжении суток. У каждой системы внутри нас есть свой особый цикл, и все они ведут организм через всевозможные пики и долины, волна за волной. Самый глубокий сон у человека — около двух часов ночи; самая низкая температура тела — около половины пятого утра; в половине девятого — пик выработки тестостерона; кратчайшее время отклика ума — в половине четвертого пополудни; пик кровяного давления — в половине седьмого вечера, лучшее время для занятий сексом — десять часов вечера, и так далее. А отсюда можно переходить к более масштабным обобщениям: пик автомобильных аварий — три часа дня, пик техногенных катастроф — пять часов утра, осложнения после хирургических операций чаще фиксируются во второй половине дня, и т.д. Множество самой разнообразной и неожиданной информации — и все это связано так или иначе с защитными силами нашего организма, с иммунитетом. Отличная книга.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз