Русские писатели без глянца

Издательство «Гельветика»
15Книг369Подписчиков
Великие русские писатели глазами современников — навыдуманные истории о жизни Чехова, Пушкина, Булгакова и многих других. Такое вы точно не прочтете в учебниках литературы!
    Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Твардовском:

    «В Твардовском уживались самые противоречивые черты. Крутой, бешеный нрав. Бесцеремонность с подчиненным. Как высадил Саца посреди дороги только за то, что тот, по мнению Твардовского, неуместно пошутил. Дистанция между собой и людьми. Некоторая чопорность. Но когда в настроении — нет краше человека его. Волга, большая река в весеннем разливе». (Федор Александрович Абрамов, прозаик, очеркист, публицист)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Цветаевой:

    «Редкое сочетание несмелости (почти робости) с необычайной гордостью. Я не могла себе представить, чтобы она возмутилась или рассердилась «по-человечески». Чем больше накал несогласия, тем более вкрадчивое выражение и... убийственный отпор тому, что ей «не по духу», а не по духу ей было почти все в то время». (Екатерина Николаевна Рейтлингер-Кист, приятельница М.И. Цветаевой)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Булгакове:

    «Он был безукоризненно вежлив, воспитан, остроумен, но с каким-то «ледком» внутри. Вообще он показался несколько «колючим». Казалось даже, что, улыбаясь, он как бы слегка скалил зубы. Особенное впечатление произвел его проницательный, пытливый взгляд. В нем ощущалась сильная, своеобразная, сложная индивидуальность». (Евгений Васильевич Калужский, артист МХАТа, знакомый Булгакова)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    Об Ахматовой:

    «О религии прямых разговоров никогда не было. Ахматова в этом смысле была поразительно целомудренна. Она очень красиво, благородно придерживалась обрядоверия. Я не знаю, читала ли она молитвы. Сомневаюсь, что она читала молитвы. Сказано: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят». Вот это о ней сказано. Но религиозного словесничанья я за ней не помню». (Владимир Сергеевич Муравьев, филолог, переводчик)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Бунине:

    «Худощавый, стройный блондин, с бородкой клинышком, с изящными манерами, губы брюзгливые и надменные, геморроидальный цвет лица, глаза небольшие. Но однажды мне пришлось видеть: вдруг глаза эти загорелись чудесным синим светом, как будто шедшим изнутри глаз, и сам он стал невыразимо красив». (Викентий Викентьевич Вересаев, писатель, мемуарист)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Гумилеве:

    «Раньше о политических убеждениях Гумилева никто не слыхал. В советском Петербурге он стал даже незнакомым, даже явно большевикам открыто заявлять: «Я монархист». <...> Гумилева уговаривали быть осторожнее. Он смеялся: «Большевики презирают перебежчиков и уважают саботажников. Я предпочитаю, чтобы меня уважали». (Георгий Владимирович Иванов, поэт, прозаик, мемуарист)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Маяковском:

    «М. был страстным игроком. Уже в детстве он играл преимущественно в игры, связанные с риском и азартностью, очень любил картежную игру, проявляя при этом большую настойчивость, чтобы заставить взрослых играть с собой. С годами это влечение приняло еще более резкие формы. М. мог играть в какой угодно обстановке и во что угодно вплоть до того, что играл в чет и нечет на номера проходящих трамваев. Когда М. был кому-либо должен, то предлагал кредитору отыграть у него долг. Во время своего пребывания в Берлине настолько увлекся карточной игрой, что не вышел даже взглянуть на город». (Григорий Израилевич Поляков, невролог, профессор)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Блоке:

    «Своеобразность Блока мешает определять его обычными словами. Сказать, что он был умен, так же неверно, как вопиюще неверно сказать, что он был глуп. Не эрудит — он любил книгу и был очень серьезно образован. Не метафизик, не философ — он очень любил историю, умел ее изучать, иногда предавался ей со страстью. Но, повторяю, все в нем было своеобразно, угловато, — и неожиданно. Вопросы общественные стояли тогда особенно остро. Был ли он вне их? Конечно, его считали аполитичным и — готовы были все простить ему «за поэзию».
    Но он, находясь вне многих интеллигентских группировок, имел, однако, свои собственные мнения. Неопределенные в общем, резкие в частностях». (Зинаида Николаевна Гиппиус, поэт, литературный критик)
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Чехове:

    «Наружность его много раз описывали. Я помню, меня поразила только одна черта — высокий рост, более высокий, чем я представлял себе. Затем покоряли глаза и удивительно приятный тембр голоса. Болезнь чувствовалась в морщинах, в землистом цвете лица, в чем-то потухающем за первым оживлением». (Федор Дмитриевич Батюшков, филолог, литературный критик)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Гончарове:

    «Через несколько дней, на вечернем чае <...>, он очень долго рассказывал нам о своей собачке, оставленной им в Петербурге, и в этой исключительной заботе о ней видна была уже складка старого холостяка, привыкшего уходить в свою домашнюю обстановку». (Петр Дмитриевич Боборыкин, прозаик, драматург, мемуарист)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Достоевском:

    «19 октября, лицейский день. Литературный фонд давал сегодня литературное утро в такой зале, где трудно читать и где чтецов не во всех концах слышно, а Достоевский, больной, с больным горлом и эмфиземой, опять был слышен лучше всех. Что за чудеса! Еле душа, в теле, худенький, со впалой грудью и шепотным голосом, он, едва начнет читать, точно вырастает и здоровеет. Откуда-то появляется сила, сила какая-то властная». (Елена Андреевна Штакеншнейдер, участница женского движения)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Тургеневе:

    «Скептицизм относительно чего бы то ни было действительно полезного для России, способного выйти от кого бы то ни было: от правительства, от либералов или революционеров, составлял основную черту его взглядов на русские дела, хотя при этом он готов был сочувственно отнестись к самомалейшему явлению, которое как будто обещало что-либо, но лишь для того, чтобы, вслед за тем, еще сильнее обрушиться на то, что обмануло его минутные надежды». (Петр Лаврович Лавров, философ-позитивист, политический эмигрант)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Гоголе:

    «Низенький, сухощавый, с весьма длинным, заостренным носом, с прядями белокурых волос, часто падавшими на маленькие прищуренные глазки, Гоголь выкупал эту неприглядную внешность любезностью, неистощимою веселостью и проблесками своего чудного юмора, которыми искрилась его беседа в приятельском кругу». (Иван Константинович Айвазовский, живописец)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Лермонтове:

    «Помню характерную черту Лермонтова: он был ужасно прожорлив и ел все, что подавалось. Это вызывало насмешки и шутки окружающих, особенно барышень, к которым Лермонтов вообще был неравнодушен». (Моисей Егорович Меликов, художник)
  • недоступно
  • Издательство «Гельветика»добавил книгу на полкуРусские писатели без глянца6 лет назад
    О Пушкине:

    «Ожидаемый нами величавый жрец высокого искусства — это был среднего роста, почти низенький человечек, с длинными, несколько курчавыми по концам волосами, без всяких притязаний, с живыми быстрыми глазами, вертлявый, с порывистыми ужимками, с приятным голосом, в черном сюртуке, в темном жилете, застегнутом наглухо, в небрежно завязанном галстуке». (Михаил Петрович Погодин, историк, писатель, публицист, издатель журнала «Московский вестник»)
  • недоступно
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз