Полное собрание сочинений Льва Толстого

Лев Толстой
Лев Толстой
90Книг
Эталонная электронная версия 90-томного собрания сочинений Льва Толстого, которая содержит не только известные произведения писателя, но и редкие рассказы и повести, дневники и письма.
«Милостивый Государь!
Я прочел Вашу рукопись (Детство). Она имеет в себе настолько интереса, что я ее напечатаю. Не зная продолжения, не могу сказать решительно, но мне кажется, что в авторе ее есть талант. Во всяком случае направление автора, простота и действительность содержания составляют неотъемлемые достоинства этого произведения. Если в дальнейших частях (как и следует ожидать) будет поболее живости и движения, то это будет хороший роман. Прошу вас прислать мне продолжение. И роман ваш, и талант меня заинтересовали. Еще я посоветовал бы вам не прикрываться буквами, а начать печататься прямо с своей фамилией, если только вы не случайный гость в литературе. Жду вашего ответа», — такое воодушевляющее письмо получил Лев Толстой от Николая Некрасова, редактора «Современника», в ответ на отосланную в Петербург рукопись «Детства». Это был литературный дебют Толстого.
Прежде чем отослать повесть «Юность» в редакцию «Современника», Л.Н. Толстой дал ее прочитать А.В. Дружинину. Тот написал 6 октября 1856 г. Толстому большое письмо, содержащее интересный отзыв критика:

«Для массы читателей, мало развитых, „Юность“ понравится гораздо менее, чем „Детство“ и „Отрочество“. За эти две вещи говорил их малый объем и некоторые эпизоды в роде рассказа Карла Ивановича. Самый пустой человек хранит несколько детских воспоминаний и радуется, когда ему истолковывают их поэзию, но период юности, — (той смутной и нескладной юности, обильной щелчками и унижениями, которую вы перед нами раскрываете), обыкновенно затаивается в душе, а оттого меркнет и забывается. Приблизить ваш труд к пониманию масс можно весьма долгим трудом, двумя, тремя забавными эпизодцами и так далее, — но сделать его совершенно по вкусу большинству всему, едва ли кто может. По замыслу и по сущности труда — ваша Юность будет гастрономическим куском лишь для людей мыслящих и чующих поэзию».
«Два гусара» впервые напечатаны в майском номере «Современника» 1856 г. на первом месте, с посвящением сестре Марии Николаевне Толстой, с эпиграфом: «Жомини, да Жомини, а о водке ни полслова. Д. Давыдов» и с подписью: Граф Лев Толстой.
Эпиграф взят из стихотворения «Песня старого гусара» известного партизана 1812 г., поэта Дениса Давыдова. В этом стихотворении (написанном в 1819 г.) старый гусар иронически относится к следующему за ним поколению гусаров; в одной из строф он говорит о новых гусарах:
«Говорят, умней они... Но что слышим от любова? – Жомини, да Жомини, А об водке ни полслова». Последние два стиха вошли в поговорку.

Швейцарец барон Генрих Жомини (1779–1869), известный стратег и военный писатель, участвовал в войнах Наполеона; его книга «Traité des grandes opérations militaires» «Трактат о крупных военных операциях» была в свое время хорошо известна в военной среде.
В том 3, кроме повести «Два гусара», вошли еще 5 произведений 1852-1856 гг.: «Набег», «Рубка леса», «Разжалованный» («Встреча в отряде с московским знакомым»), «Записки маркера», «Метель».
«Севастопольские рассказы» Льва Николаевича Толстого повествуют об одном из эпизодов Крымской войны — осаде Севастополя.

С ноября 1854 по август 1855 г. писатель находился на службе в действующей армии в Севастополе и провел полтора месяца на батарее Четвертого бастиона, командуя двумя артиллерийскими орудиями. Этот бастион считался самым опасным местом из-за постоянных обстрелов. В рассказах Л.Н. Толстого война предстала не в героическом ореоле военных парадов и блеске наград, а такой, какова она есть: со всей своей грязью, болью и смертью.

Вот как сам писатель отозвался о сути своего произведения: «Герой же моей повести, которого я люблю всеми силами души, которого старался воспроизвести во всей красоте его, и который всегда был, есть и будет прекрасен, — правда» (Дневник Л.Н. Толстого, 26 июня 1855 г.).
5 том включает в себя произведения 1856–1859 годов. В него входит рассказ «Семейное счастие».

Интересна его история: по словам самого Толстого, в основу замысла «Семейного счастия» легла история его отношений к Валерии Владимировне Арсеньевой. Много лет спустя, в 1903 году, Лев Николаевич писал: «Потом главное, наиболее серьезное — это была Арсеньева Валерия. Она теперь жива, за Волковым была, живет в Париже. Я был почти женихом («Семейное счастие»), и есть целые пачки моих писем к ней».

Толстой был увлечён Валерией Арсеньевой, но отношения прервались в начале 1857 г. Толстой уехал за границу. В последнем письме к ней из Парижа он писал: «Что мне отвечать на вопрос, который вы мне делаете: почему? Даю вам честное слово (да и к чему честное слово, я никогда не лгал, говоря с вами), что перемене, которую вы находите во мне, не было никаких причин; да и перемены, собственно, не было. Я всегда повторял вам, что не знаю, какого рода чувство я имел к вам, и что мне всегда казалось, что что-то не то. Что делать, запутались; но постараемся остаться друзьями. Я с своей стороны сильно желаю этого, и всё, что касается вас, всегда будет сильно интересовать меня».
Кавказский период имел в жизни Толстого большое значение. Приезд на Кавказ со старшим братом в 1852 году стал для Толстого Божьим Провидением. Именно там он осознал себя писателем и понял главную идею своей жизни и творчества: чтобы быть счастливым, надо любить ближнего, жить не для себя, а для людей, быть свободным и милосердным. Под этим впечатлением он написал повесть «Казаки», опубликованную в 6 томе.
Конец 1850-х – начало 1860-х – это эпоха особого интереса Толстого к народной жизни и быту, внимательного их изучения. 5 отрывков рассказов, содержащихся в 7 томе, из народной жизни представляют собой зарисовки с натуры. Толстой наблюдал за Ясной Поляной и прилегающими к ней деревнями и поместьями, причём в рассказах можно найти реальные имена людей и названия местностей, взятые автором прямо из окружающей действительности.
В 8 том входит статья Толстого «Кому у кого учиться писать, крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?»

«Всё, что мы можем сделать, это научить их, как браться за сочинительство. Ежели то, что я делал для достижения этой цели, можно назвать приемами, то приемы эти были следующие:

1) Предлагать самый большой и разнообразный выбор тем, не выдумывая их собственно для детей, но предлагать темы самые серьезные и интересующие самого учителя.

2) Давать читать детям детские сочинения и только детские 
сочинения предлагать за образцы, ибо детские сочинения всегда справедливее, изящнее и нравственнее сочинений взрослых.

3) (Особенно важно.) Никогда во время рассматривания детских сочинений не делать ученикам замечаний ни об опрятности тетрадей, ни о каллиграфии, ни об орфографии, ни, главное, о постройке предложений и о логике.

4) Так как в сочинительстве трудность заключается не в объеме или содержании, а в художественности темы, то постепенность тем должна заключаться не в объеме, не в содержании, не в языке, а в механизме дела...»
6 февраля 1865 г. вышла январская книжка «Русского вестника», где под заглавием «Тысяча восемьсот пятый год» было опубликовано начало романа (главы I — XXVIII). Незадолго до этого события Толстой пишет Фету: «А знаете, какой я вам про себя скажу сюрприз: как меня стукнула об землю лошадь и сломала руку, когда я после дурмана очнулся, я сказал себе, что я — литератор. И я литератор, но уединенный, потихонечку литератор. На днях выйдет первая половина 1-й части 1805 года. Пожалуйста, подробнее напишите свое мнение. Ваше мнение, да еще мнение человека, которого я не люблю тем более, чем более я вырастаю большой, мне дорого — Тургенева. Он поймет. Печатанное мною прежде я считаю только пробой пера и ор. черн. (ореховых чернил или opus’ом черновым); печатаемое теперь мне хоть и нравится более прежнего, но слабо кажется, без чего не может быть вступление.

Но что дальше будет — бяда!!! Напишите, что будут говорить в знакомых вам различных местах и, главное, как на массу. Верно, пройдет незамеченно. Я жду этого и желаю. Только б не ругали, а то ругательства расстроивают ход этой длинной сосиски, которая у нас, нелириков, так туго и густо лезет». Так, первую часть будущего романа «Война и мир», опубликованную в 1865 году, Толстой считал лишь «вступлением», а то, «что дальше будет», его творческому воображению тогда уже представлялось в огромных масштабах.
В Москве Толстой встретился с художником М.С. Башиловым, двоюродным дядей С.А. Толстой, и тогда возникла мысль издать роман с иллюстрациями, которые Толстой и заказал Башилову. Пока художник готовил рисунки для первой части, писатель продолжал свой роман. С того времени между ними велась деятельная переписка.

Интересно, что за советы давал Толстой иллюстратору. В представлении писателя, внешность Наташи Ростовой совпадала с внешностью Татьяны Андреевны Берс, младшей сестры его жены. Об этом он писал М.С. Башилову: «В поцелуе — нельзя ли Наташе придать тип Танечки Берс? Ее есть 13-летний портрет... Я чувствую, что бессовестно говорить вам теперь о типе Наташи, когда у вас уже сделан прелестный рисунок; но само собой разумеется, что вы можете оставить мои слова без внимания. Но я уверен, что вы, как художник, посмотрев Танин дагерротип 12-ти лет, потом ее карточку в белой рубашке 16-ти лет и потом ее большой портрет прошлого года, не упустите воспользоваться этим типом и его переходами, особенно близко подходящими к моему типу».

Для описания Наташи-матери в эпилоге романа послужила Толстому его молодая жена Софья Андреевна Толстая, к моменту окончания романа — мать нескольких детей. Относительно образа Наташи Ростовой Толстой говорил: «Я взял Таню, перетолок ее с Соней, и вышла Наташа».
Война и мир. Книга 2, Лев Толстой
Для создания живой картины Бородинского сражения Толстому нужно было увидеть место исторической битвы. 25 сентября 1867 года в 5 часов вечера Толстой вместе с двенадцатилетним братом своей жены Степаном Андреевичем Берсом выехал в Бородино, где пробыл до 27-го сентября.

Перед отъездом Толстой «встал на заре, объехал еще раз поле», чтобы ясно видеть всю местность именно в тот час, когда началось сражение. О пребывании Толстого в Бородине лучше всего рассказывает рукопись с рисунком-чертежом местности, сделанным его рукой.

Вернувшись в Москву, Толстой писал жене: «Сейчас приехал из Бородина. Я очень доволен, очень, — своей поездкой и даже тем, как я перенес ее, несмотря на отсутствие сна и еды порядочной. Только бы дал бог здоровья и спокойствия, а я напишу такое бородинское сражение, какого еще не было... »
Толстой писал «Войну и мир» с 1863 по 1869 год, «Анну Каренину» — с 1873 по 1877 г. Почти на весь этот временной период писатель перестает регулярно вести дневник. Дневник отчасти был заменен записными книжками. В самый разгар работы над «Войной и миром» (1866 — 1867 гг.) он, по-видимому, не успевал писать и в записных книжках.
13, 14 и 15 тома уникальны тем, что содержат черновые редакции знаменитого произведения Толстого «Война и мир». Вы сможете прочитать, как рождался знакомый всем нам текст, какие повороты судьбы могли ждать героев, а каких могло и не быть вовсе.

Интересные факты про имена героев романа «Война и мир».
 Пьера изначально звали Ильёй. Также он мог стать Леоном или Аркадием Безухим.
 Граф Ростов мог носить фамилию автора — Толстой. Среди вариантов были ещё «граф Простой» и «граф Плохой».
 Николай Ростов какое-то время носил имя Фёдор Простой.
 Элен Курагина в черновых набросках к роману зовётся Sophie.
 Образ Анатолия Курагина объединил в себе троих намеченных изначально героев — сына министра Петра, племянник Толстых (Ростовых) Анатолия и брата жены Ильи (Пьера).
 Узнать о том, как звали и как могла сложиться судьба любимых героев, можно в томах 13, 14 и 15 — набросках к «Войне и миру».
В конце 1865 года Толстой испытывает состояние большого творческого подъема в работе над романом. Надолго исчезают из его писем сетования на то, что работа не идет. «Ars longa, vita brevis , думаю я всякий день, — писал он в письме Фету. — Коли можно бы было успеть 1/100 долю исполнить того, что понимаешь, но выходит только 1/10000 часть. Все-таки это сознание, что могу, составляет счастье нашего брата. Вы знаете это чувство. Я нынешний год с особенной силой его испытываю».
Первые два издания романа «Война и мир» имели разделение текста произведения на 6 томов, а не на четыре, как мы привыкли видеть сегодня. Когда роман в составе «Сочинений Л.Н. Толстого» в 8-томном собрании сочинений были отведены роману «Война и мир»). Вместо шести томов первого и второго изданий романа в 1868-1869 гг., произведение было разделено для нового издания на четыре тома.
В томе собраны ценные комментарии к «Войне и миру»: «История писания и печатания», «Описание рукописей», указатель собственных имен, встречающихся в романе.

Интересно, что сам Толстой написал статью под названием «Несколько слов по поводу книги «Война и мир», в которой изложил авторский взгляд на произведение, надеясь «предупредить те недоумения, которые могут возникнуть в читателях»:

«Что такое Война и Мир? Это не роман, еще менее поэма, еще менее историческая хроника. Война и Мир есть то, что хотел и мог выразить автор в той форме, в которой оно выразилось. Такое заявление о пренебрежении автора к условным формам прозаического художественного произведения могло бы показаться самонадеянностью, ежели бы оно было умышленно и ежели бы оно не имело примеров. История русской литературы со времени Пушкина не только представляет много примеров такого отступления от европейской формы, но не дает даже ни одного примера противного. Начиная от Мертвых Душ Гоголя и до Мертвого Дома Достоевского, в новом периоде русской литературы нет ни одного художественного прозаического произведения, немного выходящего из посредственности, которое бы вполне укладывалось в форму романа, поэмы или повести».
Опубликованное в газете письмо о голоде в Самарской губернии 1873 г. стало одним из первых обращений Толстого-публициста к русскому обществу. Он считал «своим долгом описать бедственное положение сельского населения и вызвать всех к поданию помощи пострадавшему народу». Письмо Толстого перепечатала на первых полосах столичная и провинциальная пресса: «Заявление автора “Войны и мира”». В результате было собрано 1 867 000 рублей и 21 000 пудов хлеба.

В 17 том включены произведения Толстого 1863, 1870, 1872-1879,1884-х г. Это рукописи и материалы, многочисленные «начала» ненаписанных романов: из эпохи Петра 1, «Декабристов», а также религиозно-философские статьи, «Прения о вере в Кремле», «Трудящиеся и обремененные», письма издателям «О самарском голоде» 1873 г. и ряд статей о народном образовании.
Судьба Анны Карениной была подсказана Толстому реальным случаем, произошедшим в 1872 г. с Анной Степановной Пироговой, любовницей соседа Толстого по имению – А. Н. Бибикова, который покинул ее. Не будучи в состоянии справиться с постигшим ее горем, Пирогова бросилась под товарный поезд. Толстой сам видел тело погибшей женщины и испытал при этом очень тяжелое впечатление.
У героини толстовского романа Анны Карениной — внешность дочери А.С. Пушкина. С Марией Александровной Гартунг (до замужества Пушкиной) Лев Толстой познакомился в 1868 году в Туле. Свояченица Толстого Т.А. Кузьминская в своей книге «Моя жизнь дома и в Ясной Поляне» писала: « …Когда представили Льва Николаевича Марии Александровне, он сел за чайный столик подле неё; разговора я их не знаю, но знаю, что она послужила ему типом Анны Карениной, не характером, не жизнью, а наружностью, он сам признавал это».
Судьба Анны Карениной была подсказана Толстому реальным случаем, произошедшим в 1872 г. с Анной Степановной Пироговой, любовницей соседа Толстого по имению – А. Н. Бибикова, который покинул ее. Не будучи в состоянии справиться с постигшим ее горем, Пирогова бросилась под товарный поезд. Толстой сам видел тело погибшей женщины и испытал при этом очень тяжелое впечатление.
У героини толстовского романа Анны Карениной — внешность дочери А.С. Пушкина. С Марией Александровной Гартунг (до замужества Пушкиной) Лев Толстой познакомился в 1868 году в Туле. Свояченица Толстого Т.А. Кузьминская в своей книге «Моя жизнь дома и в Ясной Поляне» писала: « …Когда представили Льва Николаевича Марии Александровне, он сел за чайный столик подле неё; разговора я их не знаю, но знаю, что она послужила ему типом Анны Карениной, не характером, не жизнью, а наружностью, он сам признавал это».
Судьба Анны Карениной была подсказана Толстому реальным случаем, произошедшим в 1872 г. с Анной Степановной Пироговой, любовницей соседа Толстого по имению – А. Н. Бибикова, который покинул ее. Не будучи в состоянии справиться с постигшим ее горем, Пирогова бросилась под товарный поезд. Толстой сам видел тело погибшей женщины и испытал при этом очень тяжелое впечатление.
У героини толстовского романа Анны Карениной — внешность дочери А.С. Пушкина. С Марией Александровной Гартунг (до замужества Пушкиной) Лев Толстой познакомился в 1868 году в Туле. Свояченица Толстого Т.А. Кузьминская в своей книге «Моя жизнь дома и в Ясной Поляне» писала: « …Когда представили Льва Николаевича Марии Александровне, он сел за чайный столик подле неё; разговора я их не знаю, но знаю, что она послужила ему типом Анны Карениной, не характером, не жизнью, а наружностью, он сам признавал это».
bookmate icon
Тысячи книг — одна подписка
Вы покупаете не книгу, а доступ к самой большой библиотеке на русском языке.
fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз