Шамиль Идиатуллин

Возвращение‌ ‌«Пионера»

1985 год. Троих подростков отбирают для участия в секретной космической программе «Пионер» — и в их руках неожиданно оказывается судьба всего человечества. Вернувшись на Землю, они обнаружат, что оказались в 2021 году — но будущее выглядит совсем не так, как они ожидали. Теперь главная задача бывших пионеров — вернуться к себе домой.
Новый книжный сериал Шамиля Идиатуллина — история о том, что нет ничего невозможного для тех, кто верит.

Еще о сериале

Уже прочитали? Что скажете?
👍👎

Впечатления

    Asya Shevделится впечатлениемв прошлом году
    👍Советую
    🚀Не оторваться

    «Возвращение “Пионера”» все называют ностальгической фантастикой. И это, конечно, правда. Но, на мой неискушенный взгляд, лишь отчасти. О чем бы ни писал Шамиль Идиатуллин, как бы комфортно он ни чувствовал себя в 1980-х или в альтернативном Средневековье, он пишет о том, что происходит с нами всеми здесь и сейчас.

    Обычные советские подростки – не сказать, что позолоченные отпрыски правящей элиты или какая-нибудь медийно-идейная Катя Лычева (помните такую?), или вундеркинды от науки и спорта – попадают в поле некоего эксперимента. Они сами не очень понимают, зачем их собрали на территории обычного, да не обыкновенного, лагеря. И все их конспирологические версии разваливаются – в парадоксальности твистов Шамилю нет равных, простите мою пристрастность.

    Конечно, на ребятишек возложена Миссия. Но поскольку это обыкновенные, дико симпатичные балбесы, стоящие одной ногой в детстве, другой – непонятно где, на кромке чего-то тревожащего, гормонального, зыбкого и одновременно бурлящего, помимо Великой Идеи их волнуют совершенно обыденные и ужасно важные в этом возрасте вещи – дружба, верность, честность по отношению к себе и тонкая, нервическая потребность во всеобщей справедливости. Все эти милые нам ценности, прописанные во всем крапивинско-булычевском. Да и Стругацкими тоже – без них инициации не завершить. Я верю в нарочитость отсылок, оставленных Шамилем. Это не только стилизация, но и трибьют. Очень близкое мне осмысление и литературы, и эпохи, и взросления.

    Разумеется, я была в числе тех, кто позубоскалил на предмет миелофона и Коли Наумова-Герасимова, Смоктуновского в роли ИОО, Москвы-Кассиопеи и тд. Но это всё пасхалки для своих, тех, кто успел поклясться перед лицом своих товарищей и примкнувших к ним, сохранившим ту же умеренную ностальгию по действительно классным историям из толстых журналов и Библиотеки фантастики и Мира Приключений, а также остаточные воспоминания об ушедшей эпохе тотального дефицита и светлой веры в наступление прекрасного коммунистического будущего.

    «ВП» рассказывает обо всем этом, повторюсь, лишь отчасти. Изумление советских детей, оказавшихся в сытых, мельтешащих, техногенных 2020-х, схоже с нашим. Мы, их современники, точно так же <замарано цензурой> недоумеваем от происходящего. Мы, повзрослевшие пионеры, смотрим на то, как получают по зубам наши ровесники и ребятки помладше, и бесконечно удивляемся – о чем же мы клялись перед лицом своих товарищей. Что у нас есть? Корзина печенья, бочка варенья и никакой измены, кроме как собственным детским иллюзиям.
    Да, именно, этот симпатичный, очень нежный оммаж научной фантастике последней трети прошлого века еще и забавный литературный эксперимент. «Возвращение “Пионера”» – это так нелюбимая нами, книжными снобами, история о попаданцах, но – иначе это был бы не Шамиль Шаукатович уважаемый – вывернутая наизнанку.
    Подростки из 80-х попали в наше время, искренне изумились, а затем сказали «да ну нафиг» и… а что и — читайте или слушайте на Bookmate.

    Adventure Pressделится впечатлениемв прошлом году
    👍Советую
    🚀Не оторваться
    💧До слез

    Шамиль Идиатуллин написал очень бережную вещь Ощущаю брутальную нежность бывшего пионера, утешающего своих ровесников, тех, кто - ну и что, что прошёл всё, что творилось последние тридцать лет! - вырос на "Тайне третьей планеты", "Гостье из будущего" и фильмах про Артек.
    Где-то внутри себя мы все верим, что просто что-то пошло не так. Это недоразумение. Мы-то все знаем внутри себя, что можно (как-то) вернуться, и на этот раз всё будет как надо, потому что мы - починим. Мы теперь умеем чинить. Пусть даже пионерам понадобится мочить дяденек-полицейских. Пустите нас, мы починим. (Хотя бы попробуем).
    Как бы ни было и что бы ни творилось - не отпускает нормальный мир, где друзья становятся друзьями не потому что всем велели всех любить, а по-человечески: после положенного пуда соли. Предатели - это предатели, а не люди с альтернативной точкой зрения, а своих не бросают.
    Вот так, как здесь, да.
    В этом тексте многовато прилагательных, на мой вкус. Ну, мне просто хватает одного-двух прилагательных в тексте. Но всё-таки, на самом деле не хватает другого - услышать и увидеть всё это на самом деле.
    Если не фильм, то хоть аудиокнига. Эти буквы должны воплотиться во что-то более осязаемое. Чтобы не получалось каждые полторы минуты убегать от текста, потому что неуместно переживаешь, а потом прибегать - потому что как же там, без меня.
    Не знаю, как "Пионер" пойдёт у людей других лет, но думаю, что им тоже калорийно.

    Инна Павловаделится впечатлениемв прошлом году
    👍Советую

    Хорошо, что я дождалась выхода последних эпизодов, поскольку сразу же захотелось узнать, чем дело кончилось. Читала, как в детстве, останавливаясь на интересном для меня и быстро просматривая по диагонали непонятное техническое)) После чтения с воодушевлением пела "прекрасное далёко" и "как будто по ступенькам всё выше и вперёд".
    Мне кажется, часть аудитории в случае с этим произведением (я бы назвала это киноповестью, потому что кино хорошее бы получилось) оказалась отсечена (молодёжь до 40 лет), но оставшаяся часть прекрасна - это читатель, не ностальгирующий по совку, а недоумевающий: мы были такие классные, но что-то пошло не так.
    Короче, это наши Stranger things, я считаю))

Цитаты

    Беатацитируетв прошлом году
    — Телефон американский? — спросил пацан.
    — Вот еще, — рассеянно оскорбился Сергей. — Сроду в секте яблочников не был. Все родненькое, китайское.
    Пацан сказал со странной тоской:
    — Летать учились, в космос хотели, «Костер» читали, клятвы давали. Могли уже на Луне яблони сажать и по Марсу гулять. А заместо этого — родненькое китайское, лучшее американское, надежное немецкое. Бочка варенья и корзина печенья вместо неба и космоса. Чего ж вы предатели такие, а, Серый?
    Нелли Ахпателовацитирует6 месяцев назад
    лки зеленые, палки каленые, подумал Антон, даже не удивившись, что вспомнил вдруг вторую часть поговорки, которую не слышал лет сорок. Олег же ничего не смотрел. Ничего не слышал. Ничего не знает. Он не смотрел «Назад в будущее», «Звездные войны» — настоящие, а не те, против которых надо было выступать на уроках мира, — «Крестного отца», «Полицейскую академию», «Горячую жевательную резинку», «Пилу» и «Мстителей», «Тома и Джерри» и фильмы с Джеки Чаном, «Игру престолов», «Санта-Барбару» и «Просто Марию», вообще ни одного сериала и мыльной оперы. Он не играл ни в одну видеоигру, ни на компьютере, ни на плойке, ни на «Денди» — ни в «Доту», ни в «Ассассин крид», ни в танчики, ни в «Принца Персии», «Вольфштайн» или «Диггера» с «Арканоидом». Он не слышал «Нирвану», «Рэдиохед», Адель, «Эйс оф бейз», «Ласковый май», Земфиру, «Комбинацию», «Аквариум», Летова и даже Цоя — и «Битлз» с «Роллинг Стоунз», скорее всего, тоже не слышал, разве что в фортепианных переделках для «Утренней почты». Он не видел видеокассет, дискет и дивиди. Он не пробовал «Инвайт-плюс», «Доктор Пеппер» и «Доширак», суши и лазанью, «Кэмел» и шмаль — ну это как раз слава богу. Он не знает, что такое водочные очереди и талоны, выдача зарплаты продукцией, бартер, толлинг, мечта о карьере валютной проститутки, спекуляция ваучерами, МММ, Чумак и Кашпировский, закошмаривание бизнеса и братковские аллеи на кладбищах. Он не верит в Бога и не верит, что в него всерьез могут верить люди младше шестидесяти. Для него шестьдесят — это глубокая старость, не потому, что он мелкий, а потому, что в его время, три дня назад, так и было. Он не знает почти ничего про Горбачева, Ельцина и Путина, и даже про Сталина и Хрущева особо не знает, потому что про них начали усердно говорить в перестройку, а к восемьдесят пятому году Сталин был усатый черт из самых скучных эпизодов кино про войну, а про ГУЛАГ, особые тройки, расстрел в Новочеркасске и карательную психиатрию все старательно не помнили. Он не знает про Чернобыль и «Челленджер», про Карабах и Донбасс, про Югославию и Грузию, про Беслан и «Норд-Ост», про 9/11 и 911, про пончики и капучино, про кофеварки и микроволновки, про Таиланд, трансвеститов, ЛГБТ, новую этику, новых русских, «нью балансы», новую экономику, сырьевую иглу, зависимость курса рубля и наполняемости бюджета от цены на нефть, про экономические кризисы и политические протесты, про все разрешенное, все запрещенное и все, что еще будет запрещено.
    Александра Данилюкцитируетв прошлом году
    У нас же теперь официально считается, что все главное — в прошлом. Победа и космос — самое главное. Настоящее — так, ерунда, живем, чтобы помнить, исключительно. А будущего нет.

На полках

fb2epub
Перетащите файлы сюда, не более 5 за один раз